Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Здесь не спрашивают: «Зачем рожала?»

Что такое «Теплый дом»? Поисковая система выдает десяток вариантов: начиная от утепленных полов, строительных компаний, котельных и до магазинов плюшевых игрушек. Но еще двенадцать лет назад в Петербурге был только один «Теплый дом» — благотворительный фонд, открытый семьям, попавшим в беду. Да поисковик, в сущности, и не врет: «Теплый дом» — это действительно система обогрева, но только человеческого, семейного. 
Журнал: № 1 (январь) 2020Страницы: 44-49 Автор: Надежда КалашниковаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 24 января 2020

КОРМИТЬ ТУНЕЯДЦЕВ?

«Сама виновата», «плодишь нищету», «зачем рожала», «кому ты нужна с ребенком» — любой из этих упреков ежедневно рискует услышать мама, стоя в очереди в поликлинике, за продуктами в супермаркете, от врача в женской консультации, в транспорте, да порой и в храме. Уйти от позиции «кто виноват?», перестать кидаться камнями и перейти к вопросу «что делать?» — сложная задача. За её решением мы отправились в благотворительный фонд «Теплый дом». Он уже 12 лет помогает оказавшимся в трудной жизненной ситуации семьям перенести испытания и остаться вместе.

Светлана Леонидовна — директор фонда. Это она придумала в 2002 году такое мягкое и емкое название. Раньше, в 1990-е годы, Светлана Леонидовна была соцработником, доставала детей с улиц — из подвалов и люков.

— Детдома были в ужасном состоянии, — вспоминает Светлана Леонидовна, — бедные, заброшенные, казенные. Дети оттуда сбегали и возвращались либо к себе в семью, либо на улицу. В 1999 году вместе с финскими коллегами мы создали Фонд защиты детей, который финансировало Финское библейское общество. В рамках этого фонда работал приют для несовершеннолетних, социальный центр для выпускников и уличная служба. Но меня не покидал вопрос: а лучше ли детям от того, что они ушли из своих семей и выросли в детском доме? В 2000 году вместе с Еленой Пономаренко (фонд «Радуга надежды») мы написали первый проект по работе именно с семьями уличных детей.

В Петербурге в то время не было центров, работающих не только с детьми, но и с их родителями. Многое приходилось делать интуитивно, ориентируясь наощупь.

— В наш первый центр мы пригласили семьи выпускников детских домов. Мы их кормили, занимались пересказами по методике Говорова (Николай Говоров — актер, режиссер, психотерапевт, разработавший методику, способствующую развитию интеллекта. — Прим. ред.), шили тапочки, играли… И пытались понять, чем можно их увлечь. Я тогда нигде больше не встречала такого, чтобы мамы приходили с детьми, садились в круг и что-то делали вместе. Мы увидели, что это небезнадежно. Одно дело — холодная мать, которая не дает тепла ребенку, а другое, когда есть эмоциональная связь между ними. С такими семьями можно и нужно работать, — рассказывает Светлана Леонидовна.

Она вспоминает, как была приглашена на конференцию с участием чиновников, где рассказала им о работе «Радуги надежды». А в ответ услышала лишь возмущения. «Нужно забирать у таких родителей детей, вы кормите тунеядцев!» — негодовали чиновники.

В 2002 году на пороге фонда появился меценат и бизнесмен Марлен Манасов. Марлен предложил Светлане Леонидовне создать независимый петербургский фонд помощи кризисным семьям и набрать свою команду. В марте 2007 года «Теплый дом» начал работу.


ВСЕ СЕМЬИ НЕСЧАСТЛИВЫ ПО-СВОЕМУ

Примерно каждые 15 минут в фонде раздается телефонный звонок: «Здравствуйте, у меня дети, я одна, мне нужна помощь». В основном подопечные родители фонда сами с непростой судьбой — выпускницы детских домов, многодетные одинокие мамы, редко папы, родители, имеющие инвалидность или в прошлом страдавшие зависимостями. Все они малоимущие, с разорванными социальными связями, без поддержки родных и близких. «Теплый дом» поддерживает не менее 120 таких семей каждый год.

Екатерина Жирнова — первый человек, который отправляется в гости к семье, обратившейся за помощью в «Теплый дом».

— История каждой семьи очень индивидуальна, — рассказывает Катя. — Поэтому не существует универсального рецепта помощи. У себя дома семьи разговаривают более откровенно, чем в фонде, здесь им нечего скрывать: весь их быт, всё на поверхности. Но для этого нужно, чтобы у семьи сложилось доверие к фонду, чтобы семья понимала, что мы с ней заодно.

На первых порах Катя такой ангел-хранитель для семьи. Она сопровождает семью с первого звонка-обращения в МФЦ, школы, садики, поликлиники, а порой и ложится с детьми в больницу для оформления им инвалидности, если родители не могут, ищет репетиторов, подбирает для семьи необходимые вещи.

— Сначала необходимо самой проявлять инициативу, «подталкивать» семью. Я всегда звоню сама, беседую с ними.

Главное условие сотрудничества семьи с фондом — семья должна посещать одну из семейных групп раз в неделю. Семья должна понимать, что помощь со стороны фонда предполагает поиск совместного пути к выходу из кризиса.

— Важно не переступить тонкую грань между положением, в котором семье действительно требуется помощь, и состоянием, когда люди готовы взвалить на вас решение всех своих проблем. Нужно очень мягко и плавно показать, где они могут справиться без нашей помощи. Когда мы видим, что семья окрепла, мы готовим её к расставанию с фондом. Момент для семей порой болезненный, но мы не хотим подсаживать на «иглу» благотворительности.


ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ

Отдельное направление работы «Теплого дома» — помощь мамам новорожденных. Для них несколько лет назад фонд организовал группы «Второе дыхание». Такое название эти группы получили неспроста. Мамы с младенцами на руках, попадая в трудную жизненную ситуацию, оказываются в тотальном одиночестве — у них нет средств к существованию, ребенок зачастую воспринимается как проблема. Основная задача фонда — поддержать таких мам, прежде всего психологически, а потом уже материально.

— Любому человеку хочется быть принятым, — говорит Дарья Семеновых, специалист по социальной работе в фонде. — В группе для мам с новорожденными мы учим элементарным вещам, вроде того как брать ребенка на руки, как пеленать, играть. Но прежде всего мы поддерживаем мам в том, что они не одиноки. Для меня главная особенность «Теплого дома» — в позиции неосуждения. Мы здесь никого не оцениваем, не говорим: «Сама рожала — сама решай». Новый человек уже есть в этом мире, он любит свою маму, мать уже любит своего ребенка, хоть порой и забывает об этом. И нет смысла задавать вопрос «а если бы…».


ЛЕНА И МАША

Рядом с Дашей за столом сидит «новенькая» мама и кормит грудью сына. Маму зовут Леной, её сыну Пете недавно исполнилось два года. Когда Пете было шесть месяцев, муж Лены, отец Пети, пьяный избил жену и ребенка, а потом выгнал обоих на улицу. Так они оказались в кризисном центре.

— У меня трое детей, двое старших сейчас живут с моей бывшей свекровью, — рассказывает Лена. — Нам помогала Мальтийская служба помощи, Армия спасения и некоторые фонды. Иногда было очень тяжело, даже на еду не хватало. Сейчас нам выдали справку лица БОМЖ, живем у волонтера, которая нас приютила, дай ей Бог здоровья, она и рассказала про «Теплый дом». Ходим сюда месяц, нам очень нравится здесь, нас поддерживают физически, морально, материально. Очень хорошо, что такие центры существуют. Пытаюсь устроить Петю в садик и хочу выйти на работу к Новому году, снять жилье, — Лена плачет.

Маша, еще одна подопечная фонда, наливает ей чай и делится своей историей: развелись с мужем, на руках двое детей, вернулась на родину к матери, а мать выписала её из квартиры «в никуда». Так Маша стала бездомной.

— Я нашла «Теплый дом» по запросу в «Яндексе» и пришла сюда. Мне составили ходатайство в отделение соцзащиты администрации Петроградского района, и нас взяли в кризисный центр, где мы сейчас проживаем. Мы ходим на группы, у нас появилась прописка в Петербурге, я оформила пособия. Я пыталась судиться со своей матерью в Ижевске, но безрезультатно. Для меня было дико, что ребенка могут выписать из квартиры «в никуда». На мой вопрос, а что же мне делать, мне ответили: «Отдавайте ребенка в детский дом, решайте свои вопросы, а потом заберете его».

Маша крепко прижимает Веру к себе: самый большой страх — расставание.

— «Теплый дом» для нас — поддержка. Мы знаем, что в трудной ситуации за нас могут поручиться. Мне очень важны советы. Например, сегодня Даша мне сказала, что хорошо бы Веру показать неврологу. Материально, конечно, тоже помогают — карточками «Лента» и «Подорожник». Моя старшая дочка учится в школе. Я пытаюсь встать на ноги, подрабатываю на дому через интернет.

Для мам, которые в фонде не первый год, Даша Семеновых придумала новую группу под названием «Разговаривать и делиться»:

— Наши мамы очень редко выходят куда-то из дома, из своих коммуналок. Они замыкаются, и им необходимо общение. Эта группа для тех, кто уже созрел и готов к глубокому и доверительному диалогу. Ресурсное восстановление через эмоциональную и психологическую разгрузку, во время душевного разговора за чашкой чая.


ТЕАТР СКАЗКИ

Мамы с детьми от двух лет ходят в группу «Театр сказки». Ведет занятия дефектолог Наталья Олейникова:

— Главная задача моей группы — социализировать детей и родителей, — делится Наталья. — Мы учим детей рассказывать — учим их слышать и передавать то, что ими услышано. Дети приобретают навык выражать свои мысли, делиться тем, что с ними происходит.

Наталья рассказывает детям сказку, которую они потом пересказывают ей. Мамы выступают зрителями.

— Меня саму очень поменял «Теплый дом». Здесь я по-другому увидела родителей, — говорит Наталья. — Раньше у меня была такая позиция: все родители «должны». Но они могут быть только тогда должными, когда понимают, в чем их долг. А если они крутятся в своих проблемах, ни с кем не разговаривают, не общаются, не ходят на занятия, то они не знают, как можно по-другому.


МЕСТО КОНФЛИКТУ

В фонде есть несколько групп для подростков, но раньше остальных появилась «Место конфликту», которую ведет Игорь Иванов.

Группа Игоря Сергеевича — своеобразная театральная лаборатория. Но разыгрываются здесь не пьесы. Задаются обстоятельства — три-четыре детали, характеризующие жизненную ситуацию, и ребенок со взрослым импровизируют развитие событий до тех пор, пока обоюдно не найдут выход из ситуации.

— В импровизации мы даем полную свободу, — рассказывает Игорь Сергеевич, — делай что хочешь. Даже не разрешая проблему, ты получаешь опыт. В жизни, когда всё развалилось, такой опыт бьет по голове. Умение ориентироваться, отвечать, думать, взаимодействовать, реагировать, тем более на публике (а детям это не очень легко дается), закаляет в них определенную стойкость к любым жизненным происшествиям и умение себя защитить. Неважно, кто перед тобой — учитель, приятель или взрослый.

Группа «Место конфликту»
Группа «Место конфликту»


СТОЛЯРКА

«Столярка» не похожа на остальные группы. Это настоящая мастерская для подростков под руководством Антона Нечайкина. Здесь ребята пилят, режут, красят, чертят, рисуют, одним словом — творят.

— Задача группы — социализация через неформальное общение, не как в школе, — рассказывает Антон. — Мы начинаем с того, что я спрашиваю, что человек умеет. Бывает, что он многого хочет, но ничего не умеет. Или наоборот, что человек вообще ничего не хочет. Нежелание, скорее всего, растет из неуверенности. И одна из задач — научить хотеть.

«Столярка» и мастер Антон Нечайкин
«Столярка» и мастер Антон Нечайкин

В «Столярке» шумно, работают станки, летит золотистая стружка, парни сосредоточенно делают серьезное дело. Кому-то помогает мама, кто-то уже ходит в мастерскую самостоятельно.

— До «Столярки» я работал только в мужицких артелях, с детьми никогда, — говорит Антон. — Потом съездил волонтером на «Южную дачу» (летний проект фонда «Теплый дом») и как-то вдохновился идеей создать мастерскую для ребят. Сначала было сложно. Наверное, моим тестом на прочность был один мальчик, Вадим, с очень жесткой семейной историей. Он приходил в «Столярку» и начинал всё разносить, делать наоборот. Каждое занятие я себя уговаривал: ну вот еще месяц, еще два… а потом как-то резко всё изменилось, улеглось. Но с этим парнем я внутренне расцвел. Он тоже, кстати, расцвел. Потом начали свои дети появляться, и я пришел к тому, что не должно быть всё сразу.

В «Столярку» ходит мальчик Витя, ему 13 лет. Он из детдома, и совсем недавно его усыновили, теперь у него есть мама Катя. Кате с Витей непросто. Они не нуждаются в материальной помощи и пришли в фонд ради мастерской.

— Сначала Витя делал только оружие: ножи, мечи. А потом я предложил ему сделать что-нибудь другое. И он сделал настоящий сейф-тайник, — вспоминает Антон.

У Вити проблемы в школе, он прогуливает уроки, репетиторов, но никогда не пропускает «Столярку». Катя звонит Антону и просит: «Антон, поговорите с ним, он больше ни с кем не хочет общаться».

«Южная дача» — хутор на Азовском море
«Южная дача» — хутор на Азовском море


А ЧТО ЛЮДИ СКАЖУТ?

Высокая идея благотворительности заключается не только в конкретной помощи конкретным нуждающимся, но глобально — в преображении общества. В случае с «Теплым домом» такая глобальная задача — изменение общественного мнения с осуждения и критики на понимание и поддержку.

Прошлой весной фонд выпустил ролик «Супермамио» по аналогии с японской компьютерной игрой Supermario. В роли главного героя — обычная «среднестатистическая» мать. Ролик набрал более полутора миллиона просмотров.

Команда фонда ежегодно придумывает акции и флешмобы, чтобы поднять обсуждение острых социальных проблем. Самый громкий флешмоб назывался #зачемрожала? — каждый желающий мог поделиться своей историей на эту тему.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"