Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Вятская Пасха

Одним из самых значимых православных событий на Вятской земле считается Великорецкий крестный ход. Ежегодно участие в нем принимают и воспитанники детского православного спортивного клуба «Покров» городской станции юных туристов Санкт-Петербурга. 12–13-летние подростки проходят пешком 150 километров, невзирая на дождь или зной, вместе с тысячами паломников. Трудности их не пугают, более того — каждого крестного хода они ждут с благоговением и нетерпением. Что влечет их на реку Великую и почему 6 июня — день празднования явления Великорецкой иконы святителя Николая — называют Вятской Пасхой, рассказывают сами участники крестного хода.
Журнал: № 09 (сентябрь) 2021Автор: Марьяна Мищенко Опубликовано: 21 сентября 2021

Идем, потому что чувствуем помощь

Великорецкий крестный ход длится шесть дней. Икону святителя Николая Чудотворца выносят из Никольской Надвратной церкви Свято-Успенского Трифонова монастыря в Кирове, где она хранится. После праздничной Литургии люди идут с образом по улицам города, потом мощным потоком следуют по строгому маршруту. Его общая протяженность — 150 километров (90 километров из города Кирова до села Великорецкого и 60 километров другим путем обратно).

Справка

Более шести веков назад на берегу реки Великой один крестьянин нашел образ святителя Николая, и образ этот со временем стал являть настолько несомненные чудеса, что на месте его обретения возвели храм. Саму же чудотворную икону перенесли в столицу края — Вятку, но обещали ежегодно с почетом приносить к месту первоначального явления. Так родилась традиция Великорецкого крестного хода. После революции многовековая традиция была прервана. Однако к началу XXI века возродилась — уже в статусе всероссийской. И в настоящее время Великорецкий крестный ход считается одним из самых многолюдных и масштабных в России, собирает на Вятской земле десятки тысяч человек со всей России и ближнего зарубежья.


В этом году воспитанники клуба «Покров» во главе со его руководителем Александром Кухно по заданию нашего журнала взялись подробно изучить историю Великорецкого паломничества.

— В Вятке мы с ребятами беседовали с краеведами, священниками, добывали информацию по крупицам, — рассказывает Александр. — Дети услышали из уст именитых краеведов историю обретения чудотворной иконы. Ценную историческую информацию им удалось получить благодаря сотрудничеству с протоиереем Александром Балыбердиным, вятским историком и ключарем Свято-Успенского собора Кирова. Нам удалось узнать много интересных и необычных деталей, — уточняет Александр Кухно.

В летописях сказано, что икона святителя Николая Чудотворца была найдена в кроне сосны. Случилось это более шести веков назад. Сохранилась даже фамилия крестьянина, который нашел образ: житель села Великорецкое Агалаков увидел свечение в сосновом бору, снял с ветвей сосны чудной красоты икону и прибил её на своих воротах. Почти сразу же жители села поняли, что икона непростая: люди, которые с молитвой и верой приступали к ней, получали исцеление и помощь от любимого на Руси святого. Слава о чудотворной иконе была столь велика, что достигла царских палат: чудотворный образ дважды привозили в Москву — по велению Иоанна Грозного и чуть позже, во времена царя Михаила Романова. Установлено, что именно этой иконой был освящен один из приделов собора Василия Блаженного на Красной площади.

В селе Великорецком со временем построили часовню для любимой иконы, но так как сохранялась опасность набегов вражеских племен, было принято решение перенести святыню в Вятку, где в местном кремле, за крепкими монастырскими стенами, образ находился бы в полной сохранности.

Юные воспитанники клуба «Покров» взволнованно, даже порой переходя на таинственный шепот, рассказывают, как обстояло дело дальше.

— Когда священники захотели поднять икону, чтобы унести её в главный город края, они не смогли двинуться с места, так в летописи говорится, — рассказывает 13-летний Даниил Лезняк. — Тогда они поняли, что место обретения неслучайно и образу важно там пребывать. И только после того, как вятчане пообещали ежегодно приносить святыню в село Великорецкое, они смогли поднять её и с почестями доставить в Хлынов (так тогда называлась Вятка). И с тех пор на протяжении веков каждый год жители Вятки на ладьях доставляли эту икону в «родное» село, исполняя данный предками обет.

Отец Александр Балыбердин рассказал, что в те времена это было не единственное путешествие иконы: за ней приезжали и из других районов Вятского края, забирали в свои церкви на время. Рассказывают, что на подъезде в села и города, куда прибывала икона, мужчины впрягались в телеги вместо лошадей и так везли чудотворный образ. Так велико было почитание этого образа!

— Какой-то год был холодный, в середине лета выпал снег, жители боялись неурожая, — рассказывает 16-летняя Софья Кухно — старшая дочь руководителя клуба «Покров», которая уже несколько лет подряд принимает участие в Великорецком крестном ходе. — Тогда люди взяли икону и пошли крестным ходом второй раз. И молитвы людей не остались без внимания святого угодника, земля принесла добрый урожай.

Вообще, жители города Кирова неразрывно связывают себя с этой иконой, и многие, даже те, кто в церкви бывает редко, считают своим долгом пойти крестным ходом. Не зря святитель Николай известен как святой, который помогает даже неверующим, даже иноверцам.

На протяжении многих веков икону доставляли на берег реки Великой на челнах, а позже на пароходе. В XIX веке в Вятке был построен Александро-Невский собор, куда вместе с кафедрой архиерея переехал и чудотворный образ. А в 1930-х годах собор был взорван большевиками, и с тех пор след иконы был потерян. Та икона, которая сейчас хранится в Свято-Успенском соборе Кирова, — это список XVIII века. Но он тоже творит чудеса.

— С 2007 года я хожу крестным ходом в село Великорецкое, — рассказывает Александр Кухно. — Я вижу этих людей, разговариваю с ними, они нисколько не сомневаются, что помощь Николая Чудотворца реальна, что он слышит наши молитвы, наши просьбы. Это удивительная атмосфера веры в чудо, которую невозможно передать словами.

В советские времена крестные ходы и паломничества были под запретом, хотя, как рассказывает вятский историк, люди никогда не прекращали ходить к реке Великой, тайком молясь Николаю Угоднику, пробираясь тропками или на лодках к месту обретения иконы. Паломников, идущих под видом грибников, отлавливали отряды милиции и комсомольские дружинники, но, несмотря на запреты, традиция не прерывалась.

В 1993 году по просьбе архиепископа Кировского и Слободского Хрисанфа было впервые получено разрешение от местных властей провести крестный ход — из соседней деревни, которая находилась за рекой от села Великорецкого. Разрешить-то разрешили, но все лодки на переправе милиционеры перегнали на противоположный берег и на просьбы переправить лодки обратно не реагировали. Тогда одна из женщин громко прокричала: «Вперед, бабоньки! Я знаю, где брод!» Удивленные стражи порядка наблюдали, как пожилые женщины смело шагали по реке. Когда одной из бабулек вода дошла до груди, милиционеры не на шутку перепугались и переправили лодки.

  Спустя два года власти разрешили провести «полноценный» крестный ход — от Вятки до Великорецкого. И с каждым годом крестный ход становился всё более многочисленным. А с 1997 года установился тот маршрут, который существует и поныне. До пандемии Великорецкий крестный ход собирал до 100 тысяч человек. По ходу движения выставляли большие армейские палатки с полевой кухней. После непростого прошлого года масштаб крестного хода стал чуть меньше, но тем крепче стала молитва идущих 150 километров с верой в чудо людей. Людская река, растягивающаяся на пять километров, потрясает воображение.

— Великорецкий ход — это не спортивный поход, это крестный путь, на котором мы добровольно сораспинаемся Христу, — рассказывает Александр Кухно. — И как за Голгофой следует Воскресение, как за Великим постом приходит Пасха, так и на Великорецком крестном ходу вслед за испытаниями, вслед за тяготами и преодолением себя — приходит радость на реке Великой. Недаром этот крестный ход именуется Вятской Пасхой. Возвращающиеся с реки Великой люди — усталые, измученные, мокрые, грязные, но лица их светлы, а глаза улыбаются.

 


Как одна семья

В этом году журнал «Вода живая» дал юным паломникам непростую задачу — во время крестного хода ребята должны были взять интервью у его участников. Основным вопросом был такой: «Зачем вы идете на реку Великую?» Ведь людям несведущим совершенно непонятно, зачем идти в такие дали, когда можно просто помолиться в церкви? Самим ребятам уже давно открылся высокий смысл такого коллективного хода.

— Мы идем как одна семья, — рассказывает воспитанница клуба Ася Курдина.— Все тебе помогают, никто никого не бросает. По дороге совершаются маленькие чудеса: захочешь попить, подумаешь только про себя об этом, как тут же кто-то и водички, и даже яблочко предложит. В обычном походе так устаешь, что хочется порой упасть. Тут тоже устаешь, но усталость не опустошает, сила единения и любовь окружающих людей придают силы и бодрят.

В начале июня на Вятской земле погода бывает очень непредсказуемой, год на год не приходится. В 2018 году, вспоминают ребята, все шесть дней шел дождь, а в этом году крестный ход проходил в условиях сильной жары. Такие приключения дети, пожалуй, запомнят на всю жизнь.

— Было очень тяжело, ночевки были короткими, спали по 2–3 часа, — вспоминает Александр Кухно. — Тем удивительней был звонок по возвращении домой от одной из воспитанниц клуба, которая, только придя в себя после долгого и непростого путешествия, сказала: «Я хочу назад! Там все такие добрые!» Я был поражен!

За время крестного хода ребята провели около 60 интервью. Оказалось, что половина участников — это приезжие из других регионов.

— Северная Осетия, Москва, Ростов, Пермь, Урал, Сибирь, Тула… — ребята, перебивая друг друга, вспоминают, откуда приехали участники Великорецкого крестного хода.

— В прошлом и нынешнем году число участников было несколько меньше, чем раньше, — рассказывает Александр. — Это связано с пандемией коронавируса. В 2020 году крестный ход, как многолюдное шествие, был отменен официально, однако во исполнение обета, данного предками, икону везли на автомобиле в село Великорецкое, служа молебны по пути во всех городках и селах. Самый интересный вопрос интервью, по признанию самих детей, был вопрос о чудесах. Ведь многие годы на крестный ход приезжают люди, которые просят святителя Николая избавить их от какой-то болезни, помочь в беде. Историй реальных исцелений — сотни.

  


Первый раз

Помощницей Александра Кухно в Великорецком крестном ходе была будущий инструктор по туризму Аня Ткаченко, хотя сама она принимала участие в таком мероприятии впервые. Молодая девушка поначалу была уверена, что справится с этим легко, но признается, что реальность оказалась иной.

— Спасали только дети, которые шли без устали и нытья! — улыбается Анна. — Мне было просто стыдно проявить слабость, сойти с дистанции, что было в принципе возможно. Но предложить ребятам поехать домой, когда они сами стойко продолжают путь, я не могла.

Анна рассказывает, как болели ноги, как после двух дней пути дала о себе знать старая травма, как порой накатывало отчаяние. Здесь спасала только общая молитва и пение акафиста святителю Николаю, которое волной прокатывалось от одного конца крестного хода к другому.

— Уже к концу первого дня появились мозоли, потом начали болеть стопы,— вспоминает Аня. — Я шла и молилась, это помогало, мысли устремлялись в другое русло, я забывала о физической боли.

Великорецкий крестный ход — икона Царствия Небесного. Мы идем через тернии жизни, палимые зноем житейских трудностей и поливаемые дождем скорбей и болезней, съедаемые мошкарой жизненных неудач и побиваемые градом недобрых слов. Мы идем, преодолевая себя, поддерживая друг друга, чтобы в Царствии Небесном, как и на реке Великой, встретиться со Христом.

Проповедь иерея Евгения Виноградова во время Литургии после окончания Великорецкого крестного хода

  Конечно, мозоли и проблемы с ногами — это главная сложность в таком длительном походе. Здесь очень важно соблюдать рекомендации бывалых ходоков и применять различные секреты и уловки, о которых Александр Кухно рассказал в специальной методичке. Правда, начинается методичка вовсе не с заботы о ногах:

«Всё, что нужно паломнику и чего будет не хватать в бо́льшей мере, это вера. Что бы вы ни взяли из вещей, и наоборот, что бы ни забыли взять; как бы ни подготовились к крестному ходу — всегда останутся такие трудности и, самое главное, искушения, которые могут свести на нет все ваши усилия по подготовке. Вы можете оставить всё, но дойти на одной только вере, и наоборот, взять многое, предусмотреть ночлег, организовать группу обеспечения горячими обедами, но терпеть большие скорби в чем-то ином».

Конечно, и уходу за ногами в походе Александр посвятил целые главы. Он советует на каждом привале снимать ботинки и носки, проветривать ноги. А еще очень помогает профилактическая заклейка пластырем. Обклеив косточки разноцветными пластырями, ребята выглядят очень экзотично!

— Кто-то использует для ног детскую присыпку, тальк, у всех свои секреты, — говорит Александр.

Самый сложный этап пути, по общему признанию участников похода, — утро третьего дня. Накопилась усталость, начинает давать знать о себе недосып, выматывают ранние подъемы и полевые условия. Превозмогать себя помогает снова молитва.

— Я помню, еще сыновья маленькие были, идем крестным ходом по полям, — вспоминает Александр. — А в Вятском крае под ногами сплошной глинозем, на ногах будто кирпичи глиняные. Иду в гору, хмурое раннее утро, за спиной рюкзак, на каждом плече по детскому рюкзаку, двоих мальчишек веду за руки, и бесконечный подъем в горку… В один момент я понял, что всё, сейчас я просто упаду. Тогда я остановился, в полшестого утра набрал номер своего духовника и просто возопил: «Батюшка, помолитесь, падаем!» Помолились вместе, и мы пошли дальше!

В такие моменты Александр должен зарядить правильной мотивацией и ребят, которые, невыспавшиеся и озябшие, выбираются из палаток сырым утром, понимая, что сегодня им нужно пройти еще 25 километров.

— Каждый раз Господь подсказывает, какие слова будут сейчас особенно важны для них, — говорит наш герой. — В этом году я говорил о том, что сейчас наша жизнь в целом лишена особых опасностей и трудностей. Особенно у детей, вокруг которых столько взрослых, что жизнь выходит простой и беззаботной. Я сказал им: «Я знаю, что вы не можете. Вы прошли вчера 38 километров, спали три часа, и вы не можете идти дальше. Но мы идем крестным ходом, чтобы исповедать свою немощь, ведь сила Божия в немощи совершается! Надо только обратиться к Нему и сказать: „Господи, я не могу, помоги!“ Дело в том, что во взрослой жизни будет много похожих ситуаций, и такой опыт богообщения очень поможет в будущем. Нам так нужно порой признать свое бессилие, чтобы искренне уповать только на Бога».


Как молятся вятчане

В Вятке говорят так: одни молятся сердцем, другие — умом, третьи — на коленях, а вятские люди молятся ногами. Великорецкий крестный ход — это особые вериги, пост, послушание.

— Мы шли и молились, телом изнемогая, а в душе был праздник, — рассказывает Аня Ткаченко, вспоминая свои ощущения на подходе к селу Великорецкое, где крестный ход завершается Божественной литургией и причащением Святых Христовых Таин. — Было такое настроение, какое бывает только на пасхальной службе, когда ты стоишь, и все люди вокруг тебя счастливы. Жарко, мошкара ест, а люди идут счастливые, и ты сам греешься в этом потоке счастья. Не зря в Вятке этот крестный ход называют Вятской Пасхой.

— Это настоящее торжество православия! — добавляет Александр Кухно. — Это не просто бессмысленное хождение по лужам, мы идем для того, чтобы встретиться со Христом. Вы бы видели, какая радость разлита на поляне в селе Великорецкое, где установлен особый храм-алтарь. Две огромные створки ворот образуют собой иконостас, а поляна перед ним — и есть пространство храма. Священники причащают из 10–12 чаш — так много людей в этом храме под открытым небом.

— Почему каждый год вы так стремитесь пройти крестным ходом — по жаре, грязи, без сна и удобств? — задаю подросткам прямой вопрос.

Они пока не умеют изъясняться высокими словами, передавать свои душевные переживания. Они чисты и просты, как и подобает детям, а потому их ответ звучит так прямо и просто: «Потому что чувствуем любовь и благодать, и все друг другу помогают!»

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"