Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Вспомнить великих

Известный петербургский тележурналист Валерий Татаров снял цикл фильмов «Забытые великие» о выдающихся деятелях России прошлого, которых мы, потомки, совершенно незаслуженно позабыли. «Вспомнить отчество» — так называется первый из четырех фильмов. Однако это название подошло бы и каждой последующей картине, потому что воспоминание забытых «отцов» России, поставивших её на ноги — предпринимателей, меценатов, строителей, — и есть главная задача всей тетралогии. Об этом наш разговор с Валерием Николаевичем.
Журнал: № 10 (октябрь) 2020Автор: Евгений Перевалов Опубликовано: 7 октября 2020

Сенсация из глубинки

— Валерий Николаевич, как началась ваша работа над циклом фильмов «Забытые великие»?

— В 2016 году я был вынужден покинуть телевидение после 30 лет работы. Для меня это стало серьезным психологическим потрясением. Образовавшаяся пауза подарила мне время, которое я мог использовать для себя, для семьи, для знакомства с людьми. Шла зима 2017 года, и я с иереем Игорем Лысенко отправился в гости к его товарищу Сергею Емельянову на хутор в Псковской области. Хозяин пообещал показать нам одно очень интересное место и отвез в деревню Теребени, в старый храм Воскресения Словущего. Тихая, вымирающая деревня, почти глушь. И вот там, в деревенском храме, я вижу памятную табличку, которая гласит: «Здесь покоятся родители генерал-фельдмаршала Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова». Кто бы мог подумать? Деревня на отшибе — и прах родителей выдающегося полководца. Раньше я даже не задумывался над тем, что Кутузов происходит из Псковской губернии. Это же настоящая сенсация, подумалось мне тогда. Конечно, оказалось, что сенсацию эту уже растиражировали и «проглотили» в самом начале 1990-х годов, и теперь никому до нее нет дела. Останки обнаружил в августе 1991 года, во время путча, сын приснопамятного настоятеля местного храма, священника Георгия Мицова. Примечательно для меня было, что останки Иллариона Матвеевича Кутузова хорошо сохранились. Наверное, назвать их нетленными нельзя — Михаил Илларионович ведь не прославлен в лике святых, — но всё же. Говорят, таковы свойства тамошних почв. К тому же, останки могли забальзамировать, дожидаясь возвращения сына из Крыма — такая практика была в те времена распространена. Там, кстати, приключилась мистическая история, связанная с характером Михаила Илларионовича, который не мог не выполнить обещания, данного отцу, — похоронить его вместе с матерью, которая упокоилась за тридцать лет до того. Кутузов-младший, спаситель Отечества, был очень верующим человеком, потому что только вера могла дать ему смелость ослушаться императрицу, повелевшую хоронить всех вельмож дворянского сословия в Петербурге. Вера ему была важнее начальства.

Вернемся к находке, к останкам Иллариона Матвеевича, которые в силу каких-то обстоятельств очень хорошо сохранились. Мне бы, конечно, хотелось думать, что Илларион Матвеевич праведно жил и его праведность была подчеркнута миссией сына, который был дважды тяжело ранен, но Божиим Промыслом остался жив, чтобы повергнуть Наполеона.

Портрет Иллариона Матвеевича Кутузова и его киновоплощение в фильме "Помнить отчество"
Портрет Иллариона Матвеевича Кутузова и его киновоплощение в фильме "Помнить отчество"

В общем, я всё задокументировал, сфотографировал и отправился с этими материалами к одному своему знакомому министру — нужно, говорю, снимать об этом фильм, чтобы узнала вся Россия! Тот сумел заинтересовать моей находкой людей в администрации президента, и они финансово помогли мне проделать начальный, подготовительный этап создания картины. Впрочем, вскоре первая реакция удивления и восхищения сошла на нет, и получалось так, что, кроме меня, фильм об Илларионе Матвеевиче Кутузове никому оказался не нужен. Тогда я рассказал о своем расследовании Вячеславу Адамовичу Заренкову, руководителю фонда «Созидающий мир». Он живо заинтересовался моими наработками и желанием прославить забытое имя отца спасителя Отечества — фильм о Кутузове-старшем как раз укладывался в концепцию задуманного им цикла документальных картин «Забытые великие» про великих деятелей России, о славных делах которых не помнят потомки. «Давай, делай! Это действительно интересно и нужно широкому зрителю», — сказал Вячеслав Адамович, и я принялся за работу. Без финансовой помощи Вячеслава Адамовича это сделать было бы просто невозможно. Его поддержка в этом и других случаях позволяла нам думать только о деле, а не о том, на какие средства его завершить. Мы даже в случае с другими героями цикла — графом Бобринским и Николаем Верещагиным — смогли не только объехать все ключевые места, связанные с их биографией, в Центральной и Северной России, но и съездить для сбора материала и съемок за границу: посетили Швейцарию, Францию, побывали на Украине.

 

— Я посмотрел этот фильм, он очень профессионально сделан, видно, что над ним работали как следует.

— У меня была возможность работать с лучшими телевизионщиками Петербурга. Сложилась команда не только профессионалов и специалистов, но и достойных людей, любящих как свое дело, так и Родину. В титрах все мои соратники указаны. Кроме того, мы привлекли к работе над фильмом практически всех толковых экспертов по истории рода Кутузовых: историка и писателя, первого директора музея Кутузова в Бунцлау Вячеслава Тихоновича Соглаева, директора Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, полковника в отставке Валерия Михайловича Крылова, блистательного ученого Юрия Алексеевича Соколова — поистине глыбу, замечательнейшего историка. Талантливый телевизионщик Алексей Олиферук поделился с нами своими изысканиями по этой же теме. Мне удалось с помощью известной теле- и радиоведущей Натальи Московченко привлечь к сотрудничеству следователей, криминалистов, которые помогли нам восстановить подлинный портрет Иллариона Матвеевича. Это, надо сказать, стало настоящим открытием и даже сенсацией, потому что исторической науке до сих пор не был известен ни один доподлинный портрет отца фельдмаршала. Перед нами стояла задача доказать, что отец не менее достоин прославления, чем его великий сын, состоявшийся во многом благодаря отцовскому воспитанию. 

Цикл документальных фильмов «Забытые великие» выпускается при поддержке фонда Вячеслава Заренкова «Созидающий мир». Над циклом работают две творческие группы: московская, под руководством заслуженного артиста РФ и режиссера Бориса Токарева, и петербургская — под руководством известного тележурналиста Валерия Татарова. На данный момент творческим объединением Татарова выпущено четыре картины: «Помнить отчество» об Илларионе Матвеевиче Кутузове, отце великого полководца; «Николай Верещагин. Жизнь по маслу», посвященный основоположнику молочного производства в России; «Трудовой граф Бобринский» о внуке Екатерины II, положившем начало российской железнодорожной сети, равно как и сахарной промышленности в России. И последнюю свою работу «Гении Хлеба» Валерий Татаров посвятил забытым хлебным купцам России — Вахрамееву и Филиппову.



Ваши доказательства

— Вы ставили цель доказать право называть «великими» своих героев. Расскажите подробнее, как удавалось решить эту задачу.

— Собирали доказательную базу, работали как оперативники. В доказательстве величия этих людей я не имел права на осечку. Меньше всего сомнений у людей, перед которыми я обосновывал выбор того или иного своего героя — в первую очередь перед самим Вячеславом Адамовичем, — возникло по поводу Иллариона Матвеевича. Всё-таки отец спасителя Отечества. Но и про такого человека, как оказалось, потомки напрочь позабыли. Сына-фельдмаршала мы помним, знаем, что прах его покоится в Казанском соборе, — но откуда он родом, где и как прошло детство, кто его воспитал, где его отец? А Бог его знает!.. А вот он, в Теребенях лежит! Нам порой кажется, что великий человек взялся как бы из ниоткуда. Но ведь он тоже был когда-то маленьким, у него были папа с мамой, он ходил на рыбалку, мастерил удочку из орешника. Я был во всех местах, где прошло детство Михаила Илларионовича, всё очень трогательно, но практически ничего с той эпохи не сохранилось, хотя, по-хорошему, в Теребенях нужно было бы учредить военно-патриотический мемориал, музей там организовать, прославить это место. Илларион Матвеевич рано похоронил жену — и четверых детей, в том числе сына Мишу, воспитывал сам. Сам он — автор многих архитектурных и фортификационных проектов в Санкт-Петербурге. Немногие знают, что именно отец Михаила Кутузова спроектировал и предложил императрице Елизавете, а затем и Екатерине Великой Екатерининский канал, сегодня известный как канал Грибоедова. Он участвовал в разработке проекта Императорского арсенала, укреплял вместе с другом Ильей Бибиковым, таким же выдающимся военным инженером, южные рубежи Отечества, строил знаменитые и неприступные Кронштадтские форты. Да-да, это всё Илларион Матвеевич Кутузов! Он служил сенатором, его называли «Разумной книгой» за ум и знания. Прожил он весь ХVIII век и всегда, при всех царях, оставался при деле.

Во время работы над фильмами мы привлекали к съемкам историков, экспертов из самых разных областей, раскрывали перед зрителем весь масштаб деятельности наших героев — например, граф Алексей Алексеевич Бобринский, по сути, создал железнодорожный транспорт России. Прах Бобринского покоится в усыпальнице Благовещенской церкви Александро-Невской лавры, и туда, я считаю, нужно водить студентов, будущих экономистов, финансистов, потому что именно Бобринский в свое время подал всем пример, как выращивать капиталы и при этом оставаться человеком совести и долга, как делать дело и поднимать экономику. Но многие ли слышали о Бобринском? Или Николай Верещагин, брат знаменитого художника, положивший начало российской отрасли масло- и сыроделания. Все любят вологодское масло, но кто знает имя его создателя? И так далее. Важно, что про всех наших героев можно сказать, что они сделали себя сами, стали, как сейчас говорят, self-made-man. Николай Верещагин, например, не имел никаких оснований для того, чтобы превратиться в великого сельскохозяйственника, а ставший родоначальником целой династии булочников Максим Филиппов и вовсе был выходцем из крепостных крестьян.

Мне самому порой бывает стыдно, что я столь поверхностно знаю историю, что те, о ком я снимал фильмы, были мне до того неизвестны. Вот про Франца Герстнера, проектировавшего строительство железных дорог в России, слышали гораздо больше, чем про графа Бобринского. Герстнер был действительно выдающийся инженер, но инженерная работа — это лишь часть общего большого дела. Мы забыли о том, кто именно руководил акционерным обществом по строительству первой железной дороги от Петербурга до Царского Села, в чьих руках была сосредоточена финансовая сторона дела — а таким человеком стал именно граф Алексей Алексеевич Бобринский. Или Николай Верещагин: его брата-художника помним, а изобретателя вологодского масла, которое едим каждый день, — позабыли. Мы очень себя обделяем, забывая такие имена и фамилии.

Во время работы над фильмом об Алексее Алексеевиче Бобринском я оказался в нашем национальном пантеоне — Благовещенской усыпальнице Александро-Невской лавры. И я удивился, надо сказать, его скромности. Здесь лежит элита, цвет нации, а так пусто, и зимой, и летом посетителей несоразмерно величию имен мало.



Конъюнктурная забывчивость

— Со словом «великие» в названии цикла мы, кажется, разобрались. А как быть с «забытыми»? Почему великие, действительно великие, стали вдруг забытыми?

— Возьмем, к примеру, Бобринского. Ленин лично ненавидел Бобринских и Романовых. И в одном из своих произведений он называл их шайкой. Соответственно, все, кто имел отношение к советской политической элите и исторической науке, взяли под козырек — ну а как же, сам Ленин заклеймил. И получилось так, что даже сами железнодорожники сейчас не знают, кто такой граф Бобринский.

 

— Получается, мы нарочно забыли своих великих предков.

— Да, получается, что многие были забыты именно в силу политической конъюнктуры. Встречалась и личная забывчивость, намеренная, когда люди скрывали свои купеческие, дворянские корни, свое происхождение из страха. Родственник Николая Верещагина, не помню, был это сын или племянник, уничтожил весь его архив, всю переписку, деловые письма, чертежи, письма от Дмитрия Ивановича Мендеелева, с которым Верещагин был дружен. Людей можно понять, посочувствовать величине их страха перед угрозой лагерей и т.д., а с другой стороны, удивительно, насколько люди были сломлены, запуганы — сжигать дедовские и отцовские письма и документы темной ночью, чтобы самому остаться живым и на свободе. Я с уважением отношусь к истории, в том числе и к сталинскому периоду в жизни нашей страны, но не дай Бог нам всем из-за страха забыть свои корни.

Это один вид забывчивости. А вот что сделано с усыпальницей Бобринских в Тульской области? Настоящее кощунство! Это мощное сооружение в древнеримском стиле, там покоится сын Екатерины II граф Алексей Григорьевич Бобринский и еще больше десятка его родственников. И ведь надо было все эти останки оттуда вынуть и разбросать по всему парку… И только в 1990-е годы появилась мысль и возможность собрать по парку кости и идентифицировать останки. Только в 2003-м, кажется, году их собрали в единый саркофаг. Но сама усыпальница по-прежнему исписана неприличными надписями и рисунками. А место просто загажено… В этом месте покоятся люди, которые дали толчок развитию всего края и были значимы для истории всей империи. В голове не укладывается. Знаете, я вижу сходство такого поведения с загрязнением лесов. Недавно возил детей в свои любимые грибные места на Карельском перешейке. Куда ни сунешься, везде куча мусора в лесах. Вот такое наплевательское отношение к окружающей природе, к лесу, к земле сродни отношению к своей истории — замусорить, забыть, затоптать, загадить.

Я сколько поездил по миру, и нигде нет таких безобразных кладбищ, как у нас. Почему так? Мне кажется, здесь сказывается маловерие, атеизм многолетний. Христианин знает, что во Христе все живы, и живые, и мертвые в Нем — одна семья. А атеист-богоборец считает, что семья — только те, кто живет рядом. А предки были и ушли, истлели, сгнили. Причина в отказе от Бога, мне кажется.

 

— Вы рассказали историю знакомства с Илларионом Матвеевичем Кутузовым. А как вы узнали об остальных «забытых», как открыли их сначала для себя?

— Просто случай. Например, я очень хотел снять что-нибудь про Вологодский край. Я буквально влюбился в это место на карте России. Мне близки и Валерий Гаврилин, композитор, и поэт Николай Рубцов, и писатель Василий Белов. Край замечательный, и люди там самые живые, интересные и порядочные, сохраняют интерес к традициям, к фольклору, к культуре. Я нигде такого не встречал. Я специально искал в поисковике: «знаменитые вологжане». Листаю-листаю — и пролистываю фамилию Верещагин. Думаю: «Художник, и так прославлен уже», а потом смотрю имя: Николай. А художник-то — Василий. Однофамилец, может? Нет, брат. Чем знаменит? Изобрел вологодское масло, занимался сыроварением. Вот это удача, думаю. Оказалось, что до уровня передовой маслопроизводящей страны к 1913 году мы выросли именно благодаря Верещагину. Мы тогда масло продавали на невероятные суммы, получали за него больше, чем за всё золото Сибири! Приехали снимать на учебно-промышленный комбинат, попали в фасовочный цех, и видно, что масло невероятно качественное и вкусное, и я мечтал только об одном: найти краюху хлеба и намазать на нее это масло. Потом ездили по деревням и изучали разные народные способы изготовления масла. Наснимали столько, что можно отдельный канал открывать.

Также случайно наткнулся на выражение «трудовой граф». Что это такое? Это как «ботаник-культурист» или «еврей-оленевод», оксюморон. Это граф Алексей Алексеевич Бобринский, внук Екатерины II, известный сельскохозяйственник и сахарозаводчик. А потом я узнал, что значительная часть его жизни прошла в Тульской губернии — области, где родилась моя мама. Деревня её находится в пяти километрах от Бобрик-Горы, где Екатерина II положила строить дворец для своего незаконнорожденного сына. Собственно, именно отсюда и пошла фамилия «Бобринские». На Бобрик-Горе на танцах моя мать встретила моего отца. Такие совпадения. Теперь у меня в тех краях много друзей. Я послал всем тамошним музейщикам фильм о Бобринском: они ведь и сами о нем немного знали. Ну, за исключением Марины Жерздевой — директора усадьбы Бобринских. Сегодня Марина Владимировна, пожалуй, лучший знаток рода Бобринских.

  

Фильмы на будущее

 — Вы рассказывали, что криминалисты-следователи изучили останки Иллариона Матвеевича и составили его первый достоверный портрет. Наверное, это можно назвать историческим открытием. Случались ли подобные находки при работе над остальными фильмами?

— Мы же не историки, а журналисты. Наша задача — популяризировать память, дать понять зрителю, что он не может быть по-настоящему счастлив, если живет без связи с предками. Работая над циклом, я понял, что это неопровержимая истина, действующая, работающая, как закон всемирного тяготения. Если ты связан мысленно ежедневно с предками воспоминанием, молитвой например, ты крепче стоишь на ногах, у тебя есть основа. Не представляю, как живут люди, считающие, что со смертью всё заканчивается. Ты связан с предками благодарной мыслью, а они о тебе там тоже молятся и хлопочут, вот и всё. И мне важно было этими фильмами дать понять, внушить людям, молодым прежде всего, что хорошая память — причина полноценной жизни и хорошего самочувствия. Невозможно быть нормальным человеком с плохой памятью. 


— Где можно посмотреть ваши фильмы?

— В интернете. Например, на моем персональном сайте. Можно просто набрать название в поисковике. Мудрое региональное руководство устраивает массовые презентации этих фильмов для жителей регионов. Это очень верно — учить людей гордиться своими земляками. Фильмы, слава Богу, начали показывать и заказывать разные приличные каналы. А те каналы, которые мы знаем как «федеральные», занимаются в основном коммерцией и славословием начальства, и наши фильмы для них — «неформат». Пока карантин мешает, но хотим сделать полноценный интернет-портал «Созидающий мир», где всё это будет не просто вывешено, но и прокомментировано и отрецензировано, обсудим с экспертами вопросы, которые по тем или иным причинам не вошли в цикл. Можно даже в прямом эфире отвечать на вопросы. Ведь каждый, кто ни посмотрит фильмы цикла «Забытые великие», говорит: «Господи, мы этого ничего не знали, продолжайте, пожалуйста».


 — Дальнейшие съемки планируете?

— Пока, в связи с позицией федеральных каналов, которые не торопятся ставить фильмы в эфир (хотя один крупный канал предлагал нам за очень большие деньги показать цикл в ночное время), мы приостановили съемочный процесс, но не нашу деятельность. У нас — и в нашей истории — столько забытых великих, сколько нет ни у одной нации!.. Это — наш золотой фонд. Основа нашей крепости. Кто же расскажет о них потомкам, если не мы, если не фонд Вячеслава Заренкова «Созидающий мир»?.. Кто, если не мы?.. Я думаю, проект сам себя вытащит. И будет продолжен. Пока еще живы те, для кого история предков не смутное воспоминание, а источник силы на каждый день. Уверен, эти фильмы найдут своего зрителя, и он мысленно удивится и проникнется гордостью за наше Отечество. За свое Отчество.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ"

22 октября, четверг