Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Воде живой - 10 лет (часть 1)

«Воде живой» исполняется десять лет. У Господа тысяча лет, как один день, ну а десять — чуть менее 15 минут. Да и по человеческим меркам это никакой не юбилей, а так, условная отметка, на которой принято останавливаться, оглядываться назад и вспоминать. Нерадивые журналисты любят круглые цифры — они позволяют не заботиться о выборе темы для очередной статьи, раздела или даже целого номера: куда проще говорить о неизменном прошлом, чем о бурном и непонятном настоящем. Другое дело, что юбилей журнала — это не просто круглая дата, это наша круглая дата. И если мы, отмечая ее, погружаемся именнов личное прошлое, то уже не только вспоминаем, но и обдумываем себя нынешних и даже делаем отметки на будущее.
Раздел: ПОДРОБНО
Воде живой - 10 лет (часть 1)
Одна из первых научно-просветительских конференций, проведенных журналом. Слева направо за столом: протоиерей Димитрий Сизоненко — один из выпускающих редакторов «Воды живой» (2008), протоиерей Александр Сорокин — ответственный редактор журнала, протоиер
Журнал: № 1 (январь) 2017Страницы: 8-9 Опубликовано: 26 января 2017

Журнал для не сомневающихся

Иерей Василий Селиверстов, первый выпускающий редактор журнала "Вода живая"

Мое знакомство с отцом Александром Сорокиным случилось на журфаке Петербургского университета. Журнал «Фома» организовал на факультете встречу с преподавателями и студентами, из гостей были Анна Ершова, Наталья Родоманова, из Москвы приехал Владимир Легойда, пришел и отец Александр. У меня в то время было множество вопросов к состоянию российской православной журналистики, и в конце встречи я постарался их задать. Наверное, я был чересчур резок, потому что преподаватели начали на меня шикать, мол, пришли гости, а я предъявляю им претензии. Отвечать на вопросы принялся отец Александр — я оказался не готов к его ответу: хотел дискутировать, а он, наоборот, согласился со мной и признал проблемы. «Если вы неравнодушны к этому вопросу, готовы посодействовать в его решении, я оставлю вам свои контакты, приходите, будем вместе думать, что делать». Это стало началом нашего знакомства. Позже оказалось, что мы и живем на соседних улицах. Я стал появляться на приходе в Феодоровском соборе. И отец Александр предложил мне заняться изменением, ребрендингом «Санкт-Петербургского церковного вестника», черно-белого журнала, который он во многом делал своими силами. У него родилась идея создать современное издание, добавить красок во всех смыслах этого слова: чтобы не только дизайн обновился, но и информация стала более разнообразной, а не простым отчетом о деятельности епархии.

Помню, интересная история была с названием журнала. Отцу Александру очень хотелось, чтобы оно было, с одной стороны, петербургское, а с другой — библейское. Его привлекал образ воды, потому что Петербург — город на воде, вода играет большую роль в жизни человека и, ко всему прочему, это очень яркий образ из Писания. Тогда протоиерей Виктор Московский сказал ему: «Пусть будет „Вода живая“, как у евангелиста Иоанна». И отцу Александру понравилась эта идея, название было принято. Некоторые недоумевали: почему такое нестандартное название? Оно сыграло свою роль в распространении журнала, потому что выбивалось из принятых тогда названий православных изданий. Кому-то нравилось, кому-то нет, кто-то обвинял нас в протестантизме, на что отец Александр всегда с недоумением вопрошал: почему все библейские символы мы отдаем на откуп протестантам, почему сами не можем ими пользоваться?

Работа над первым номером началась осенью 2006 года. Нам было совершенно не на что ориентироваться, это был путь проб и ошибок, живой процесс, мы пытались подобрать удачную форму и содержание, тогда родился и логотип, который существует до наших дней. При этом мы сохранили и традицию «Церковного вестника» — официальную информацию, архиерейские богослужения, правда, этот раздел стал более наглядным, с большим количеством фотографий. Появился раздел, посвященный текущей жизни епархии, такой более, скажем, широкий, где появлялись не только сугубо церковные темы. Был раздел и с уклоном в богословие, Lingua Sacra, «Священный язык», который впоследствии возглавил отец Владимир Хулап (ныне — проректор СПбДА).

До «Воды живой» у меня уже был опыт работы в различных изданиях, но в качестве журналиста, а не на более ответственной редакторской позиции. В «Воде живой», конечно, всё делалось в условиях ограниченности ресурсов — и технических, и материальных. Вопросов, связанных с работой журнала, было много, нас, сотрудников, — мало. Главное, что мы не знали, как делать журнал правильно — у нас не было примера, шаблона. На что ориентироваться? Ходила шутка, что журнал «Фома» — это журнал для сомневающихся, а «Вода живая» — журнал для не сомневающихся, коих в наших храмах значительная часть прихожан. И наша задача — заставить их размышлять, в хорошем смысле посомневаться, ставить вопросы, находить на них ответы.Но не очень понятно, как этой цели достигать, где искать авторов, которые будут и писать интересно, и сроков не срывать. Это отнимало много сил.

Тем не менее, люди появлялись. Нам удалось завести небольшой гонорарный фонд, чтобы у авторов была пусть и небольшая, но материальная мотивация. Важно и то, что в первое время не существовало новостного агентства «Вода живая», не было, таким образом, источников, откуда черпать информацию о епархиальной жизни. Многие новости проходили мимо нас. Искать новые темы было тяжело, приходилось уделять больше внимания материалам не новостного характера, хотя, конечно, изначально предполагалось, что журнал будет отражать события текущей жизни.


Церковные новости или жизнь ради вечности?

Анастасия Коскелло, первый редактор сайта "Вода живая", впоследствии выпускающий редактор журнала
Когда я вспоминаю первые годы информагентства «Вода живая», испытываю противоречивые чувства. Безусловно, я благодарю Бога за то, что эта история в моей жизни была. Я пришла в «Воду живую» одним человеком, а вышла совершенно другим. С другой стороны, мне бесконечно стыдно за все те ошибки, которые были сделаны тогда мной, как редактором, и с годами это чувство стыда усиливается. Пользуясь случаем, хочу попросить прощения у всех, с кем я тогда работала. И спасибо тем, кто остался, — теперь вы делаете всё гораздо лучше!

Вообще история моего прихода в «Воду живую» — показатель того, насколько открыты и даже, может быть, слишком открыты наши церковные структуры. До сих пор задаюсь вопросом, каким образом такие люди, как я — 24 года, сумбур в голове, без году неделя в Церкви, — могли быть так легко приняты, получали такое доверие и такой доступ к информации. Поэтому, когда кто-то где-то пишет о жесткой «вертикали власти» в Церкви, о том, какая это «закрытая», даже «законспирированная» организация, я могу только стыдливо улыбаться. Если серьезно, сейчас, спустя десять лет, мне по-прежнему непонятно, что отец Александр думал, когда приглашал на работу меня и Васю (нынешнего иерея Василия Селиверстова). Единственная причина, которая приходит на ум, — это безысходность. То есть, скорее всего, у епархии десять лет назад действительно никаких других журналистов не было (или те, что были, не были готовы работать в предложенном ключе). И возможно, Господь вознаградил отца Александра за доверие к нам — несмотря на серию ляпов, ничего по-настоящему ужасного не произошло.

С годами воспоминания стираются, и сейчас, конечно, соблазнительно представить всё в романтическом свете, то есть изобразить процесс становления епархиального информ­агентства как «борьбу цивилизации с варварством». Мол, был сплошной мрак, где-то в разных концах епархии в полуподвальных помещениях сидели грустные подневольные бабушки в платках, с печатными машинками, и при свете лучин набирали хронику архиерейских визитов… А чтоб распространить новость по епархии — копирку подкладывали. Одна копия в епархиальное управление — вторая настоятелю. И тут под звон колоколов на белых конях прискакали мы, с планшетами и пачкой глянцевой бумаги наперевес. И вот, вещаем мы им, дремучим, про интернет, а они от страха крестятся…

Только на самом деле бабушек с лучинами я не помню. Женщины с печатными машинками (секретари приходов), наоборот, счастливы были «попасть в интернет» и очень быстро стали оказывать нашим корреспондентам, как это сейчас называется, «всестороннюю информационную поддержку». Не знаю, как сейчас, а десять лет назад чаем епархиального корреспондента поили почти везде, а в некоторых местах и вовсе встречали «по высшему разряду». Еще помню молодых людей из «клубов приходской молодежи». Вот те, кстати, больше других конспирировались и долго не хотели сотрудничать с епархиальным сайтом (как же, у них же в клубе свой сайт есть, и вообще, они уже большие!). Но те молодые люди сейчас и не молодые уже, а кто-то даже стал батюшкой.

Еще я не помню никакого нашего первоначального триумфа. Помню собственные ежедневные тягостные раздумья — что, для кого и зачем мы делаем. Помню круглосуточную редакционную переписку с переходом на личности — мы все так драматично спорили, «куда течет „Вода“», как будет развиваться проект. Помню, как сложно было объяснить не только представителям приходов, но и самим себе, какие сведения интересуют наше информационное агентство, какая вообще информация подпадает под критерий «новости». В связи с этим меня однажды поставила в тупик реплика настоятеля храма святых апостолов Петра и Павла при СПбГУ протоиерея Кирилла Копейкина (думаю, что отец Кирилл и не вспомнит тот случай). Как раз на заре создания «Воды живой» я случайно встретила его в коридоре епархиального управления ­— и буквально налетела на батюшку со своими недоумениями: «Как же так, почему на сайте „Воды живой“ нет никакой информации о деятельности университетского храма?! Где ваши новости, отец Кирилл, почему вы их нам не сообщаете?». Отец Кирилл скептически посмотрел на меня поверх очков: «Настя, ну вы подумайте, какие могут быть ЦЕРКОВНЫЕ новости?! Мы живем для вечности!» Спасибо, отец Кирилл, я думаю об этом до сих пор.


Поделиться

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"

28 марта, вторник
rss

Последний номер

№ 3 (март) 2017
Обложка

Статьи номера

ПОДРОБНО
Несколько месяцев свободы. Протоиерей Георгий Митрофанов о церковной политике Временного правительства
Пять сердец и девять рук. Фонд "Вера и надежда" помогает подопечным ПНИ
Всем скорбящим помощь. Храм Иверской иконы Божией Матери при ПНИ № 10
Их молитва мгновенно доходит до Бога. Храм Иоанна Кронштадтского при ПНИ № 7
Психиатрия в церковной ограде. Протоиерей Григорьев Григорьев об окормлении душевнобольных
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Имена / Обер-охранитель. К юбилею К.П. Победоносцева
/ Умный разговор / Святыни Запада и вера Востока. Михаэль Хесеманн о христианских реликвиях
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
Музей между землей и небом. Церковный музей в Новой Ладоге
/ По душам / Лужский рубеж русского православия. Воспоминания протоиерея Николая Денисенко
/ Приход / Единственный государев. Феодоровский собор в Царском Селе
/ Служение / "Вера и свет" меняет жизнь. Община для людей с ментальными ограничениями
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
Музыка в марте
Идеал и реальность в Русском музее