Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Церковь во дворце

Близится к концу реставрация Церковного павильона Большого дворца в Ораниенбауме. О том, что ожидает посетителей, которым, впрочем, доступ в павильон откроют не раньше следующего лета, рассказали сотрудники музея.
Журнал: № 9 (сентябрь) 2017Автор: Татьяна КириллинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 12 сентября 2017

Ораниенбаумская придворная церковь великомученика и целителя Пантелеимона занимает западный башенный павильон Большого дворца. Храм, изначально задуманный как летний, появился еще при Меншикове и был освящен 3 сентября1727 года. Внутреннее убранство менялось несколько раз. Главным же украшением храма был великолепный золочёный и серебрёный иконостас, созданный в московской мастерской Ивана Зарудного по образцу западноевропейских барочных алтарей. Интересно расположение алтаря — угловое.

— В 1720 году началась работа над иконостасом в мастерской Зарудного, — рассказывает ведущий специалист по изучению объектов культурного наследия ГМЗ «Петергоф» Марина Павлова. — Это был частный заказ, не государственный, каковым был данный этой же мастерской заказ для Петропавловского собора.

Работы продолжались несколько лет. Только в 1726 году сюда были привезены части иконостаса, и понадобилось почти полтора года, чтобы смонтировать его и написать образа. Представления о том, как выглядел интерьер церкви, когда её освящали, были очень приблизительные. Существует опись 1728 года, уже после опалы Меншикова, как раз связанная с конфискацией его имущества; она дает достаточно подробное описание интерьера. Стены в то время были декорированы пилястрами, в подкупольном пространстве находились росписи. Скорее всего, они исчезли в конце 1740-х, когда хозяином Ораниенбаума был великий князь Пётр Фёдорович. Под общим руководством Ф. Б. Растрелли тогда начались работы по благоустройству резиденции.

— Никаких документов не сохранилось, кроме счетов мастеровым, — рассказывает Марина Павлова. — Из них можно заключить, что меняется вся столярная часть, проводятся штукатурные работы, какие-то работы над иконостасом. Алтарная преграда, запечатленная на единственной существующей фотографии, — сооружение, испытавшее воздействие последующих эпох. Царские врата и резная скульптура были сделаны в мастерской Зарудного. Но мы видим четыре ангельские фигуры, а первоначально, судя по описи, фигур было десять: помимо ангелов — еще шесть фигур апостолов.

Рассказала Марина Анатольевна и об образах в иконостасе:

— Образа в нижних киотах — середины XVIII века. Иконографическая программа изначально носила патрональный характер. Что это значит? Мы выяснили, что изображения святых мучеников над малыми дверями — небесные покровители семьи Меншиковых: мученица Дарья, благоверный князь Александр Невский, святитель Кирилл, мученица царица Александра, равноапостольная Мария Магдалина. Когда заканчивалась работа над убранством церкви, на престоле была Екатерина I. Поэтому в иконостасе появился образ великомученицы Екатерины Александрийской. Образ праведных Захарии и Елисаветы и мученика Севастиана — более поздний, он связан с периодом правления Елизаветы Петровны. Ведь праведная Елисавета — небесная покровительница императрицы, а день памяти мученика Севастиана совпадает с днем её рождения.

Интерьер, каким он предстает на первых фотографиях, сформировался к 1760-м годам. По приказу Екатерины II архитектор Антонио Ринальди завершил все работы. Тогда на стенах появились 37 «божественных гишторий», как их называли в документах. В XIX веке трижды проводились масштабные реставрационные работы, при которых сохранялся существующий интерьер.

В 1930-е Большой Меншиковский дворец был передан Гидрографическому отделу Балтийского флота, объем помещения был разделен для его нужд на несколько этажей. Живописные образа и разобранный иконостас перевезли в Петергоф, где все они погибли во время Великой Отечественной войны.

Комплексная реставрация Церковного павильона началась в 2000-е. При разборке межэтажных перекрытий были найдены и законсервированы подлинные детали интерьера. На некоторых участках стен с утраченной лепниной сохранился карандашный рисунок, возможно, руки самого Антонио Ринальди. При воссоздании иконостаса были изучены другие работы Ивана Зарудного: иконостасы Петропавловского собора Петропавловской крепости и Преображенской церкви в Таллине.

В настоящее время интерьеру храма возвращен исторический облик конца XIX века. В дальнейшем планируется полностью воссоздать утраченное живописное убранство. Живописные работы ведут художники-преподаватели Академии художеств под руководством профессора Юрия Боброва. Он продемонстрировал нам фотографию храма, о которой упоминала Марина Павлова, черно-белую и крайне некачественную, а также многочисленные варианты иконописных сюжетов XVIII века, которыми могли руководствоваться художники при написании икон.

— Фотография совершенно «слепая», она «вытянута» на компьютере, — объяснил Юрий Бобров. — Вроде видно положение головы, рук, но очень приблизительно. Например, образ святой Екатерины в верхнем ярусе — непонятно, что у нее в руках: бывает, её изображают с мечом, орудием страстей, бывает — с пальмовой ветвью. Мы долго искали и нашли изводы с обоими атрибутами. И, что особенно важно, нужно было найти колористическое решение.

Юрий Бобров показал точные копии двух подлинных икон из этого храма, Спасителя и Богородицы, обнаруженные в запасниках Серебряной кладовой Эрмитажа. Эти образа не могут быть переданы другому музею. Приняли решение скопировать их. Были проведены исследования пигментов и техники, которую использовал мастер. Автор икон неизвестен, автор копий — Екатерина Романова. Место этих икон в храме сейчас обсуждается: иконостас воссоздан по первоначальному проекту, а эти образа более поздние. На фотографии видно, что иконы стояли на приступочках, отдельно, и были закрыты массивными серебряными окладами (по этой причине они и хранятся в Серебряной кладовой), которые восстанавливать планов нет.

Для широкой публики Церковный павильон откроется на будущий год. Посетить его можно будет только в летнее время: стены храма очень тонкие, а отопление губительно подействует на внутреннее убранство. Во дворце была и зимняя церковь, но по ней не сохранилось вообще никаких изобразительных материалов, и её воссоздание невозможно. По окончании работ храм будет освящен, богослужения планируется совершать раз в год, на престольный праздник, для сотрудников музея. Служить в Пантелеимоновском храме будут клирики собора святых апостолов Петра и Павла в Петергофе.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"