Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Трезвенники у Христа за пазухой

Возможно ли исцеление от наркотической, алкогольной, игровой и других зависимостей? Так, чтобы даже больше об этом не думалось? Чтобы не только пристрастие исчезало, но и вся жизнь поделилась на «до» и «после» — и не потому, что «завязал», а потому что наконец-то стал дышать полной грудью и радоваться каждому мгновению? «Невозможное человеку возможно Богу, — напоминает евангельские слова известный психотерапевт, доктор медицинских наук протоиерей Григорий Григорьев. А потом добавляет, — лечит человека врач, а исцеляет Господь». 
Журнал: № 12 (декабрь) 2018Автор: Евгений Перевалов Опубликовано: 18 декабря 2018

ОТКРЫТЫЙ ПРИХОД

Приход храма Рождества Иоанна Предтечи в Юкках Выборгской епархии необычный. На воскресных Литургиях в церкви, построенной на окраине Петербурга, в окружении дач и частных домов, непривычно много народу. Не каждый храм может похвастаться таким числом прихожан. Секрет прост: сами миряне говорят, что в приходе принимают каждого, кто переступает порог храма. Побывав на богослужении всего раз, можно убедиться в правдивости этих слов. Принципиальная открытость — не только сознательный пасторский метод настоятеля протоиерея Григория Григорьева, но результат тех уроков, которые многие нынешние прихожане вынесли из собственного опыта вхождения в эту общину, куда они обратились, желая избавиться от пристрастия к алкоголю и наркотикам. Ведь тогда они и сами имели о христианстве и Церкви лишь самые поверхностные, а иногда и превратные представления.


МОСТ МЕЖДУ МЕДИЦИНОЙ И ВЕРОЙ

Свой метод исцеления зависимостей отец Григорий называет соработничеством, мостом между медициной и Церковью. Он рассказывает, что опыт работы с пациентами, проходящими лечение от пагубных пристрастий и неврозов, позволяет ему утверждать — воцерковление способствует более устойчивой ремиссии.

— Еще будучи врачом подводной лодки Тихоокеанского флота, я понял, что проблема зависимостей в стране стоит серьезная и только встреча с Богом позволяет окончательно преодолеть зависимость.

Когда в 1987 году будущего священника, а тогда психотерапевта клинической больницы Академии наук, послали на учебу в Феодосию, к народному врачу СССР, заслуженному врачу УССР Александру Довженко, он узнал, что известный на весь Советский Союз доктор, успешно излечивший от пагубного пристрастия великое множество людей, — человек глубоко верующий.

— Терапевтический сеанс Александра Романовича, который сейчас принято называть кодированием (сам он говорил, что это, наоборот, раскодирование от установки на алкоголь), длился несколько часов, — говорит отец Григорий. — За это время человек приходил в глубочайшее покаянное состояние, переосмысливал свою жизнь. Задача была в том, чтобы пациент осознал себя больным. Разве это не то же самое, что говорит нам Церковь о грешной природе человека? Не надо бороться с зависимостями, это бесполезно. Нужно приближаться ко Христу, Который, как любящий Отец, обязательно поможет и Сам управит всё.

На деле же, рассказывает отец Григорий, Александр Довженко в основу своего метода положил практику церковных зароков, имевшую хождение в российских обществах трезвости до революции, переосмыслив их на светский «атеистический» лад. В методике Довженко человек давал зарок не пить врачу, а верующие люди дают зарок Богу, признавая свое бессилие в этом деле и вверяя свою жизнь в Его руки:

— Сила Божия в немощи совершается. Это главное, о чем нужно помнить, — заключает отец Григорий.


СВЯЩЕННИК И ВРАЧ

Вот уже 40 лет профессор лечит людей и 30 лет возглавляет созданный им Международный институт резервных возможностей человека (МИРВЧ). За эти годы терапию зависимостей в его стенах прошли более 140 тысяч пациентов. Лечатздесь по методу целебного зарока. Тому, кто ни разу не присутствовал на подобных мероприятиях, сложно представить, как одна-единственная беседа с врачом-психотерапевтом может перевернуть жизнь человека, привести его к переосмыслению своего состояния. Врач обращается к опыту самого больного, открывая правду о зависимостях, разъясняя причины и механизмы её появления, эмоционально готовя пациента к зароку. К окончанию терапевтического сеанса человек уже внутренне согласен с тем, что говорит доктор, и дать обещание не пить для него теперь не ломка воли, не «принудиловка», а собственный осознанный выбор.

МИРВЧ — светская структура, поэтому зарок можно дать как Богу, перед священником, так и врачу. Никого не принуждая, отец Григорий рассказывает собравшимся об опыте Церкви, о встрече верующих с Господом в Евхаристии, советуя начать жизнь православного христианина. Среди его прихожан много как раз таких бывших пациентов, пришедших в Церковь по проложенному между медициной и верой мосту.


ЗДОРОВОЕ ТЕЛО, ЗДОРОВАЯ ДУША, ЗДОРОВЫЙ ДУХ

Первый раз в реанимацию с интоксикацией Александр попал, когда ему было всего четыре года — отравился в кабинете химии в школе, где бабушка работала директором. Через год случилось отравление никотином — тоже вызывали врачей.

— Вытащили с того света, — рассказывает Александр. — Плотно употреблять наркотики я начал после школы. Всё было доступно, выбор огромный. Вместе с тем у меня было понимание, что именно Господь рулит моей жизнью, я в девятом классе прочитал Евангелие, создал христианскую рок-группу наподобие известного баптистского «Трубного зова». Но не срослось, я всё равно шел кривой дорожкой. Верю, что так было надо.

Первый визит к отцу Григорию не убедил Александра дать зарок — но задал направление, в котором нужно двигаться, чтобы изменить свою жизнь. Он стал регулярно причащаться, посещать богослужения и трезвиться — продержался весь Великий пост, но потом сорвался. И вот тогда, оказавшись на грани жизни и смерти, он осознал, что без Божией помощи не справиться. Вскоре Александр дал зарок. Недавно исполнилось 11 лет, как он не пьет ничего крепче чая.

— У меня случаются срывы — не в том смысле, что я возвращаюсь к наркотикам и алкоголю, а когда тяга употребить настолько велика, что сил терпеть просто нет. Головой всё понимаешь, а внутри просто клокочет. Я в такие моменты говорю: «Господи, я полностью „слит“, руководи мной, как знаешь». Выхожу на улицу, пройду мимо храма, помолюсь, напишу друзьям, потом отпускает. Со всеми срывами так справляюсь. Всё это можно объяснить медицинскими терминами, с точки зрения психологии, но я верю, что это Господь дает мне инструменты и пути избавления от греха.

Комментируя подобные случаи, отец Григорий вновь напоминает о разнице между исцелением и излечением. Исцеление, говорит он, происходит тогда, когда здоровыми становятся дух, душа и тело:

— В медицине принято говорить о физических зависимостях, о психических, но такого понятия, как духовная зависимость, там не существует. Зато Церковь имеет огромный опыт работы именно с духовной сферой. Навязчивые мысли, внутренние и внешние, — это как раз область духа. Поэтому мы и наводим мост между наукой и верой — чтобы добиться полной ремиссии.Терапию зависимостей в стенах МИРВЧ прошли более 140 тысяч пациентов

Терапию зависимостей в стенах МИРВЧ прошли более 140 тысяч пациентов


ПО СТОПАМ БЛУДНОГО СЫНА

Дарья по образованию врач. Поэтому достать антидепрессанты для нее никогда не было проблемой — нужно всего лишь самой себе выписать рецепт. Зависимость началась с сильного конфликта с начальником, за которым последовала прерванная беременность. Далее — сильная депрессия, неконтролируемый прием таблеток, алкоголя.

— У меня было сильнейшее нервное расстройство, — говорит Дарья, — я могла кричать мужу, что убью его, бросать в него предметы. Я ненавидела Россию, весь мир, хотела скорее умереть. Выхода не видела до тех пор, пока не попала на терапевтический сеанс к отцу Григорию. Я была настроена очень критично к вере, Церкви, мне всё это было отвратительно. С ним мы говорили о прощении, о том, что добро сильнее зла, что мрак — это отсутствие света. После этого разговора у меня поменялось отношение к Церкви, я стала причащаться, теперь понимаю, как важна человеку помощь, поддержка. Просто бросить наркотики, алкоголь и сигареты очень сложно, нужно научиться получать радость от жизни без допингов.

Протоиерей Григорий Григорьев замечает, что в большинстве тех методик, которые сегодня называются кодированием, исцеление построено на страхе: «Выпьешь — умрешь».

— Это действительно работает, — говорит священник, — но мы предпочитаем другой путь, путь любви. Страх и любовь — это два способа, которые помогают избавиться от зависимости. Божественную любовь может получить каждый. Это доступно в покаянии, в восстановлении отношений с Богом. Вспомните притчу о блудном сыне: стоило нерадивому сыну лишь показаться на горизонте, как отец сам побежал к нему. Так же и Бог бежит к нам, Своим детям.


КОГДА ВСЁ ВЫПРАВЛЯЕТСЯ

Александр к наркотикам пристрастился в школе. Говорит, что чудом остался жив. Похоронил многих друзей, одноклассников, двоюродного брата, который был ему как родной. Чудом же не сел в тюрьму, хотя были все предпосылки для этого.

— Всё начиналось за школьной партой, — вспоминает он, — банки с водкой «Черная смерть», тяжелые наркотики со старшими ребятами. Это было модно, считалось круто. Я и других агитировал на употребление. Кто-то, к сожалению, соглашался. Спасибо родителям, что они не опускали руки, что делали всё возможное, не падали духом, даже когда узнали про мой гепатит.

Александр лечился много. Несколько раз лежал в Боткинской больнице. Но каждый раз начинал употреблять снова. Большие деньги, потраченные родителями на лечение, вновь и вновь оказывались выброшены на ветер. Однажды отец решил свозить сына к доктору Григорьеву в МИРВЧ. Как и у многих других, религия вызвала у Александра отторжение, методу верующего врача он не доверял.

— Но Григорию Игоревичу удалось заронить мне в душу правильные мысли. Я проходил реабилитацию, срывался — всё начиналось с сигарет, — снова проходил реабилитацию, и всё же пришел к мысли о необходимости дать зарок.

К сегодняшнему дню Александр не употребляет наркотики, не пьет и не курит уже 10 лет. Говорит, что самое главное на его пути — это соединение с Богом, Причастие.

— Бывают сложные моменты, но ты доверяешь Богу, даешь Ему право участвовать в твоей жизни и понимаешь, что всё случается по Его воле. И всё выправляется.


МЕНЬШЕ РЕЦИДИВОВ

— Мы в институте ведем учет всех когда-либо обратившихся к нам пациентов, наблюдаем их пожизненно, — рассказывает протоиерей Григорий Григорьев. — Согласно нашей базе данных, среди воцерковившихся и регулярно участвующих в Литургии процент ремиссии значительно выше.

Сотрудник МИРВЧ доктор Саулюс Мизерас показывает мне стеллажи с историями болезней пациентов. Большая часть этих бумаг уже оцифрована, и все анкетные данные доступны врачам в электронном виде.

— Давайте посмотрим информацию о моем пациенте Александре, — предлагает Саулюс. — Первый раз он дал зарок от алкоголя и азартных игр в 2003 году, не пил 34 месяца и 33 месяца не играл. Всё закончилось срывом. В 2006 году он снова дал зарок, и с тех пор срывов не было.

Согласно статистике, трое из четырех пациентов МИРВЧ достигают состояния годовой ремиссии, 60% — трехлетней ремиссии и около половины — пятилетней. Но это всего лишь цифры, неофициальный процент ремиссии, скорее всего, выше. Дело в том, что случай, когда человек, давший зарок не пить в течение, например, года, потом никак не дает о себе знать, не является ежегодно на прием в институт, как того требуют врачи, считается в статистике МИРВЧ как рецидив.


УСЛОВИЕ — ПЕРЕМЕНА МЫСЛЕЙ

Базовые условия успешного излечения от зависимости, считает отец Григорий, это сострадание и сопереживание больному, вера пациента в эффективность лечения и трезвый образ жизни самого врача.

— Ну а дальше необходимо начинать движение к Богу, и Он сразу, как отец блудного сына, побежит навстречу вам. Исцеление может произойти одномоментно, но результат надо постоянно закреплять. Это процесс порой очень трудоемкий как для доктора, так и для пациентов.

Священник рассказывает, что необходимое условие для успешной ремиссии — это перемена мыслей, то, что его пациенты называют обретением способности радоваться жизни.

— В саду своей души надо насаждать только благодатные мысли, которые обязательно дадут всходы и пойдут в рост, — говорит отец Григорий. — Церковь учит о невидимой брани со злыми помыслами путем созидания помыслов добрых. Один добрый помысел, говорил преподобный Паисий Святогорец, равен по силе многочасовому Всенощному бдению. Когда нам бывает трудно, в свои положительные воспоминания можно спрятаться. Вот как прячется подводная лодка во время шторма: она заныривает в глубину. Но для этого душа должна обрести эту глубину, то есть вместить Господа Бога. Нужно научиться жить как у Христа за пазухой. Это обязательное условие.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"