Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Священник советского времени. Воспоминания протоиерея Александра Муравлева

«Я дожил уже до 86 лет, но душой я все еще молод. Да, жизнь — это мгновение. И все же в ней, в моей жизни, было столько удивительного. И люди, и события, и чудеса». Такими словами начал свой автобиографический рассказ протоиерей Александр Муравлёв, почетный настоятель Свято-Троицкого храм в Киришах.
Журнал: № 11 (ноябрь) 2017Автор: Татьяна Мазепина Опубликовано: 15 ноября 2017

ЗЕМЛЯ НОВОМУЧЕНИКОВ

Кириши — в прошлом город всесоюзной комсомольско-молодежной ударной стройки. В 1963 году сюда приехали молодые строители со всех концов страны. В то время не могло быть никакого намека на строительство храма. Некоторые даже заявляли, что в комсомольско-молодежном городе храма не будет никогда.

В мае 1993 года я был назначен настоятелем Свято-Троицкого прихода. Когда пришел сюда — увидел пятиэтажный жилой дом и помещение, часть мебельного магазина, выделенное администрацией города для временного пользования, которое силами верующих было переоборудовано под храм.

У нас есть икона наших киришских святых, иеромонаха Макария Смирнова и иерея Павла Брянцева, которые служили здесь, на киришской земле, и были за веру расстреляны. Знаменательно, что этот образ не список, он написан впервые. Лик священномученика Павла писался по фотографии, а вот фотоснимка преподобномученника Макария в архивах не сохранились… Святые новомученики… А ведь некоторых из них я знал лично.

ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР МУРАВЛЁВ

РОДИЛСЯ В КАЗАХСТАНЕ В 1931 ГОДУ. ДЕТСКИЕ ГОДЫ ПРОШЛИ В ДЖАМБУЛЕ. ПОСЛЕ СЕМИЛЕТКИ ПОСТУПИЛ В ШКОЛУ РЕЧНОГО ПАРОХОДСТВА, ХОДИЛ ПО ВОЛГЕ. В 17 ЛЕТ ДОБРОВОЛЬЦЕМ ПОШЕЛ В АРМИЮ. СЛУЖИЛ В МОРСКОЙ АВИАЦИИ В ПОСЕЛКЕ ЛЕБЯЖЬЕ. В 1957 ГОДУ ПОСТУПИЛ В СТАВРОПОЛЬСКУЮ ДУХОВНУЮ СЕМИНАРИЮ, КОТОРАЯ В 1960 ГОДУ ЗАКРЫЛАСЬ, 4-Й КУРС ЗАКАНЧИВАЛ УЖЕ В МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ. В 1965-М, В ДЕНЬ ВОЗДВИЖЕНИЯ ЧЕСТНАГО И ЖИВОТВОРЯЩЕГО КРЕСТА ГОСПОДНЯ, ПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИМ ОНИСИМОМ, АРХИЕПИСКОПОМ ВЛАДИМИРСКИМ И СУЗДАЛЬСКИМ РУКОПОЛОЖЕН В СВЯЩЕННИКИ. СЛУЖИЛ В МУРОМЕ, КОВРОВЕ, КИНЕШМЕ, В ТАДЖИКИСТАНЕ, КИРГИЗИИ, УЗБЕКИСТАНЕ. В КИРИШИ БЫЛ НАЗНАЧЕН В 1993 ГОДУ, НАЧАЛ СТРОИТЕЛЬСТВО ХРАМА. С 2011 ГОДА — ПОЧЕТНЫЙ НАСТОЯТЕЛЬ.

МОНАХИ И ЧЕКИСТЫ

Мои предки в начале XX века пришли, практически пешком, с Волги в Казахстан. Там я и родился, в городе Джамбуле. Мой отец вырос сиротой. А вот родителей моей мамы, бабушку и дедушку, я прекрасно помню… Дед, Иван Ламбин, вместе с бабушкой Татьяной были по-настоящему верующими людьми.

В то время в доме моих бабушки и дедушки скрывались два старца, насельники Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой горе Афон, один из них иеромонах Иларион, другой — иеромонах Иоанн. Их в 1937 году по доносу расстреляли.

Они жили в маленькой пристройке и тайно служили Божественную литургию. Я был маленьким свидетелем всего происходящего. На богослужение приходили тайно верующие люди и монахини из окрестностей, а в то время любое домашнее богослужение считалось антисоветской сходкой, и это было очень рискованно, смертельно опасно. Сама принадлежность к Церкви становилась преступлением.

Я помню, что схимонах Иларион как-то угощал меня орешками, которые сам из косточек абрикосовых наколол. Мать моя ему говорит: «Зачем вы его балуете?», а отец Иларион отвечает: «Ничего. Он еще будет молиться за нас у святого престола». Тогда и подумать об этом нельзя было: всех священнослужителей преследовали, расстреливали, уничтожали…

Вот и за афонскими старцами однажды приехали. Двое пьяных милиционеров на линейке, а управлял ею казах. Посадили их, вывезли в степь, расстреляли и бросили. В то время трудно было представить, что весь этот кошмар когда-то закончится. Наши родители не дожили до этого вре­мени…


В СЕМИНАРИЮ

После окончания мной семилетней школы родители выехали из Казахстана, и я поступил в школу речного пароходства, ходил по Волге, время было послевоенное, трудное, голодное, время разгула воровства и беспризорности, но ангел-хранитель берег меня и водил за руку. В возрасте 17 лет я добровольцем пошел в ряды Советской Армии. Служил в этих краях, в морской авиации в поселке Лебяжье, в летном составе.

А когда после армии вернулся к родителям — они тогда переехали в Ставрополь — и услышал, что в храме батюшка говорит про набор в местную духовную семинарию, пошел, не задумываясь. В 1957 году поступил в Ставропольскую духовную семинарию, где в то время ректором и инспектором были протоиерей Михаил Рудецкий и Дмитрий Огицкий — выпускники Варшавского и Бухарестского университетов, магистры богословия.

Когда уполномоченный в нашем городе спохватился, вызвал меня, стал предлагать поступление в любой вуз без экзаменов, лишь бы я ушел из семинарии, я не согласился. Тогда он начал угрожать и говорить, что все это может для меня закончиться неблагополучно, но я не испугался.Учащиеся и преподаватели Ставропольской духовной семинарии, 1959. Семинарист Александр Муравлёв — в первом ряду пятый слева.

Учащиеся и преподаватели Ставропольской духовной семинарии, 1959. Семинарист Александр Муравлёв — в первом ряду пятый слева.

СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ

В семинарию я опоздал на целую четверть, поэтому не успевал по иностранному языку — древнегреческому. Никак он мне не давался. А я всегда очень любил и почитал святителя Николая. И ему молился. Однажды после самоподготовки — можно было остаться в классе позаниматься — я вернулся в нашу комнату. Там человек 19–20 жило. Перед иконами горела лампадка, я помолился и прилег. И вдруг вижу рядом с кроватью облик святителя Николая. Я — раз, и накрылся одеялом, видимо, инстинкт самосохранения сработал. Хотя у меня не было никакого страха. А потом думаю, что же это я делаю? Убираю одеяло, он стоит, но уже в митре, смотрит на меня и улыбается. Потом его облик расходится, расходится… и исчез.

Я на следующий день рассказал это ректору, и только ему. А потом прихожу в класс. Греческий у нас вел инспектор Дмитрий Петрович Огицкий, владевший четырьмя языками. Он вызывает меня к доске, просит написать молитву «Царю Небесный». Я выхожу и вдруг понимаю, что я её знаю, написал со всеми артиклями. Дмитрий Петрович говорит: «Садитесь, пять». Я решил, что если у меня будет сын, то я назову его Николаем.

После семинарии, так как я не был еще женат, пришлось потрудиться на заводе. Одновременно я часто посещал богослужения в Воскресенском соборе города Фрунзе, где и познакомился со своей будущей супругой — моей матушкой Ангелиной Ивановной, дочерью диакона. Бракосочетание для священника — это очень серьезный шаг, его нужно сделать один раз на всю жизнь.

Жизнь священника во многом похожа на жизнь военного: постоянные переезды с места на место. Матушка Ангелина всегда помогала мне в моем служении, была псаломщиком и певчей, моим личным секретарем, вела всю приходскую канцелярскую работу. Она всю себя отдавала семье. У нас четверо детей — один сын и три дочери.

Справка

В 1965 году отец Александр Муравлёв после рукоположения становится штатным священником Благовещенского собора Мурома. В 1966 году его переводят в Христорождественский собор Коврова. В этом городе родился его сын Николай. С 1968 года отец Александр — священник Успенского кафедрального собора в Кинешме. В 1970 году стал настоятелем храма Марии Магдалины в Ленинабаде (Худжент), Таджикистан. С 1974 года — настоятель Покровского храма в селе Покровка (Киргизия), с 1980 года — штатный священник Воскресенского собора города Фрунзе (Киргизия), с 1983 года — настоятель храма святого Димитрия Солунского города Талас (Киргизия). В 1988 году назначен штатным священником, а затем настоятелем Успенского кафедрального собора Ташкента (Узбекистан) и ректором Ташкентского духовного училища.

НЕСПОКОЙНАЯ ЖИЗНЬ

Если перечислять все приходы, где мне выпало послужить, то получится обширная география. Когда вместе с матушкой Ангелиной Ивановной мы приехали в Москву просить о рукоположении, нас принял архиепископ Таллинский и Эстонский Алексий (Ридигер), будущий патриарх Алексий II. Он спросил, где бы я хотел служить. Мы с матушкой в один голос ответили: «Куда направите». Владыка направил во Владимир к епископу Владимирскому и Суздальскому Онисиму для рукоположения. В то время уполномоченные по делам религии, да и старосты храмов главной задачей имели не дать священникам и их семьям спокойной жизни. Я не вспоминаю о том, как приходилось заново устраивать быт. Но когда однажды староста храма написала епископу на меня донос, что я-де увез с собой матрас, который он нам дал… а этот матрас был набит соломой… я попросился назад в Среднюю Азию.

Местное население обучалось в русских школах, где учились русские, украинцы, евреи, греки, корейцы, немцы. Различий по национальности никогда не было. В школах учили уважать обряды и обычаи, законы других народов, воспитывали патриотизм и уважение к старшим. В Таджикистане, где я был настоятелем храма святой Марии Магдалины в городе Ленинабад (сейчас Худжент), мне приходилось крестить и мусульман. При этом я крестил только тех, кто готовился сознательно войти в церковную жизнь, объясняя, что шаг этот очень серьезный и потому необходимо хорошо всё обдумать. Это правда, что многие приходили, когда у них возникали проблемы. Например, ко мне привели девочек, курдянок по национальности, они работали на плантациях табака, из-за интоксикации болели, часто падали в обморок. Я сказал, что если девочки искренне хотят приобщиться Церкви, то я их крещу и буду молиться о них. И действительно, они очень истово всё стали исполнять, ходить в храм, учить молитвы. Через некоторое время вышли замуж, не нужно было больше работать на этих полях.

Однажды приехал ко мне один важный человек и попросил помолиться о его сыне, который из семьи ушел к другой женщине, русской. Я ему говорю: «А ты иди к своему мулле». Он отвечает: «Нет, только если ты помолишься, то поможет». Ну я и стал молиться. Сын скоро вернулся в семью.


В 1988 году отец Александр Муравлёв стал ректором Ташкентского духовного училища, которое размещалось при храме Александра Невского.
В 1988 году отец Александр Муравлёв стал ректором Ташкентского духовного училища, которое размещалось при храме Александра Невского.

ОБЩИЙ ЯЗЫК

Для священника главное, чтобы он был доступен. Нужно оставаться милосердным и любвеобильным, стараясь проявить участие к каждому в отдельности. Самая большая заповедь — «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Лк. 10, 27). А ведь Сам Господь есть любовь. Иоанн Богослов, когда собрал своих учеников, то сказал им: «Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога» (1 Ин. 4, 7). В этом весь смысл жизни и служения.

Здесь, на приходе, когда у человека есть какая-то проблема, он ко мне подходит и просит благословения. С рассуждением, насколько полезно это будет этому человеку, благословляю. Я уверен, что Господь слышит каждого в отдельности и это Он каждому дает по его вере. Священник к этой вере прилагает лишь свое тепло и благословение Божие.


ОТЕЦ И СЫН

В 1990-е годы мои дети уже проживали в России. Советский Союз прекратил свое существование, стало понятно, что нужно возвращаться в Россию. И в мае 1993 года я попросился в Санкт-Петербургскую епархию. Митрополит Иоанн (Снычев) принял меня и назначил настоятелем Свято-Троицкого прихода в Киришах. Первым делом на приходе надо было организовать чтение и пение во время богослужения. Вот здесь помогала мне в этом моя матушка Ангелина Ивановна: она обучала всех желающих чтению богослужебных книг на славянском языке, богослужебному уставу, пению.

В 1993 году на берегу Волхова администрацией города было выделено место для строительства храма, оно было торжественно освящено 4 октября 1993 года. Мы установили поклонный крест и памятный камень. Были забиты сваи для устройства фундамента. Этот храм планировалось посвятить 50-летию Победы в Великой Отечественной войне, ведь здесь, в мясорубке Киришского плацдарма, пролились реки крови наших воинов. К сожалению, финансирование и само строительство были остановлены, и в 2001 году выделенный участок был изъят в фонд городских земель.

У нас открыта воскресная школа, которая действует уже 11 лет. Сначала к нам ходили только несколько ребятишек, а сегодня уроки проводятся как для молодого поколения, так и для взрослых.

Сейчас настоятелем Свято-Троицкого храма служит мой сын, протоиерей Николай Муравлёв. В 1990-е годы он служил келейником у патриарха Алексия II, в 2000-м Святейший рукоположил сына в священники к Казанскому кафедральному собору Санкт-Петербурга. Уже при отце Николае в Киришах было создано сестричество во имя святителя Луки Крымского. Сейчас в нем 16 сестер, недавно приняли еще двоих братьев. При городской больнице строится часовня святителя Николая. За лето стены по кирпичику возвели от фундамента до потолка. Растем помаленьку.


Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"

17 октября, среда