Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Священник и тюрьма

Город Пушкин, Санкт-Петербургский институт повышения квалификации работников федеральной службы исполнения наказаний, 9 утра. За партами, как школьники, сидят взрослые серьезные люди. В силу своей профессии они постоянно контактируют с людьми, преступившими закон. Им нужно быть собранными, строгими, мудрыми и много знающими. На курсах повышения квалификации знаниями с ними делятся опытные специалисты. А еще… священник: уже пять лет институт сотрудничает с отделом по тюремному служению Санкт-Петербургской епархии.
Раздел: Служение
Священник и тюрьма
Протоиерей Олег Скоморох проводит беседу с начальниками исправительных учреждений
Журнал: № 6 (июнь) 2014Страницы: 34-35 Автор: Андрей Гориченский Опубликовано: 26 июня 2014

Чему обучают?

Служение при местах лишения свободы было официально поддержано государством задолго до революции. С 1836 года в каждой тюрьме обязательно выделялось место под храм, в них направляли священников. В начале 1990‑х в нашем городе тюремное служение возродилось: трудами протоиерея Владимира Сорокина был открыт храм в колонии в поселке Металлострой. С тех пор в процессе сотрудничества Церкви с местами лишения свободы самым сложным было и остается налаживание взаимоотношений с руководством тюрем.

— Я общался с тюремными священниками со всей страны, и у всех опыт взаимодействия с начальством исправительных учреждений очень разный, — говорит протоиерей Олег Скоморох, руководитель епархиального отдела по тюремному служению. — Есть случаи отрицательные, есть поразительные. Например, один иеромонах отпросился у епископа и на протяжении полугода жил на территории исправительной колонии. Когда священник приходит в тюремный храм раз в неделю, у него хватает времени пообщаться только с представителями православной общины. А если он проводит всё свое время в колонии, то может поговорить с каждым, в том числе и с сотрудниками. Но когда руководство сменилось и новое начальство обнаружило, что у них на территории незаконно проживает священнослужитель, они попытались перевести его в общежитие для сотрудников. Иеромонах в нем пожил неделю, потом сказал: «Ой, там так шумно! Народу так много!» — и ушел.

Занятия для начальников исправительных учреждений и колоний в Санкт-Петербургском институте повышения квалификации работников ФСИН России проводятся, в частности, именно для того, чтобы объяснить, что такое тюремное служение, зачем оно, что делать, если пришел священник. Дисциплина «Взаимодействие с общественными и религиозными организациями» включена в учебные программы повышения квалификации тюремных работников.

Poenitentia

— Инициатива развития сотрудничества между Церковью и аппаратом ФСИН была обоюдной, — рассказывает директор института Сергей Назаров. — Мы понимали, что только силами сотрудников нельзя полностью исправить человека. А Церковь понимала, что заключенные — это тоже паства, их нельзя обойти стороной. С нашим институтом священники сотрудничают с 2000 года, во многом наше взаимодействие было налажено благодаря отцу Олегу Скомороху. Поначалу инициатива привлечения священнослужителей в места лишения свободы была воспринята холодно. И начальство, и заключенных настораживало то, что священник, возможно, будет получать зарплату, как тюремный работник. В итоге сейчас все тюремные священники служат добровольно и денег за свое дело не получают. Но я считаю, что работа на постоянной основе с таким сложным контингентом — она должна быть оплачена! Хотя бы минимально.

Директор института повышения квалификации работников федеральной службы исполнения наказаний полковник Сергей Назаров
Директор института повышения квалификации работников федеральной службы исполнения наказаний полковник Сергей Назаров
 
Отец Олег Скоморох пока в одиночку преподает в Институте повышения квалификации работников ФСИН. Ежегодно его слушателями бывают более полутора тысячи тюремных работников. Это сотрудники самых разных учреждений: СИЗО, тюрем, колоний для несовершеннолетних, колоний строгого режима, женских. На уроки взаимодействия с Церковью отводится от четырех до восьми часов: предполагается, что основы религиоведения уже получены сотрудниками ФСИН в вузах.
 
Согласно результатам опросов, проводимых руководством института, на данный момент подавляющее большинство сотрудников ФСИН уверено в нужности практики тюремного служения.

— «Исправление через веру» — название одного из направлений воспитательной работы с заключенными. Наши учреждения издавна называют пенитенциарными, а ведь это от латинского «poenitentia» — раскаяние, — объясняет Владимир Самарин, полковник внутренней службы, заведующий кафедрой организации и воспитательной работы, кандидат исторических наук. — Заключенным часто не хватает нравственного идеала, его как раз и предоставляет Церковь. Как правило, те, кто пришел к Богу в тюрьме, выйдя на свободу, правонарушений уже не совершают. Пусть таких немного, но мы не можем гнаться за массовостью в этом вопросе.

Полковник Владимир Самарин, заведующий кафедрой организации и воспитательной работы
Полковник Владимир Самарин, заведующий кафедрой организации и воспитательной работы
 
Тоже не массовые, но показательные случаи были и «с другой стороны»: за эти годы несколько сотрудников разных исправительных учреждений увольнялись, поступали в духовную семинарию и принимали священный сан. Почти всегда они просили священноначалие направить их служить именно в места лишения свободы.

Тонкости служения

Не только сотрудников ФСИН нужно готовить к работе с тюремными священниками. Тюремных священников в институте тоже уже начинают обучать работе с сотрудниками ФСИН и самими заключенными. Подготовка будет проводиться по трем направлениям: ознакомление с правовыми основами, психолого-педагогический блок и пастырский блок, в рамках которого отец Олег Скоморох рассказывает о специфике тюремного служения.

— Если спросить заключенного, за что он отбывает наказание, он ответит: «Да ни за что!» — говорит полковник Владимир Самарин. — Смотришь дело — а он женщине голову проломил и сумочку украл. Часто бывает и так, что заключенный пытается привлечь священника на свою сторону. Опытные священнослужители к этому готовы, а молодые и неопытные могут серьезно запутаться.

В некоторых регионах страны тюремное служение осуществляют и другие конфессии. Например, места лишения свободы в республике Коми кроме представителей Православной Церкви посещают и мусульманские муллы. Конфликтов между священнослужителями не возникает. Но есть другая проблема: пропаганда ваххабитами радикального исламизма среди заключенных, ведущаяся изнутри тюрьмы. Поэтому в ближайшее время в институте начнется курс по профилактике религиозного экстремизма.
 
— Мы должны объяснить, что сама по себе религия не содержит экстремизм, — продолжает Владимир Самарин. — В новом курсе мы, в частности, будем оговаривать права того или иного религиозного течения на взаимодействие с учреждениями уголовно-исполнительной системы.
 
— Когда тюремное служение только возрождалось, — рассказывает отец Олег Скоморох, — отношение к нам сотрудников при местах заключения было противоречивым. Священникам, например, не разрешали «проносить» вино для совершения Литургии. Был прецедент с попыткой использовать тайну исповеди в служебных целях. Сейчас, по мере развития тюремного служения, принимаются новые документы, которые оговаривают наши привилегии и наш долг. Происходит активная законотворческая работа в этом направлении. С уверенностью могу сказать, что сейчас каноны церковных обрядов в местах лишения свободы не страдают.
 
— Я начальник женской исправительной колонии № 2 Вологодской области, — представляется Татьяна Зуброва, полковник внутренней службы и слушатель лекций отца Олега. — У нас проходят Таинства Исповеди и Крещения. Сотрудники присутствуют в церкви только на большие праздники, например на Пасху. Я сама крещеная и, хотя не разбираюсь в тонкостях православия, мне очень нравится беседовать с батюшкой, который к нам приезжает. Вообще, мы все хорошо воспринимаем практику тюремного служения. Вера помогает человеку разобраться в самом себе и в своей судьбе.

Сотрудничество Церкви и Института повышения квалификации работников ФСИН будет продолжаться. Много проектов готовится или уже начинает осуществляться: подготовка тюремных священников, религиозное образование сотрудников института, совместная научная работа по взаимодействию с заключенными.
 
— Здесь созданы все условия для работы с представителями самых разных учреждений ФСИН, — говорит отец Олег. — На базе этого института с успехом можно заниматься и научно-исследовательской, и преподавательской деятельностью. В июне институту исполняется 20 лет, мы поздравляем коллег с юбилеем и надеемся на дальнейшую совместную работу.

Андрей Гориченский
Все фотографии

Поделиться

Другие статьи из рубрики "Служение"

27 февраля, понедельник
rss

Последний номер

№ 2 (февраль) 2017
Обложка

Статьи номера

ПОДРОБНО
Неудавшееся преображение. Петр Бухаркин о культуре в 1917 году
Революцию усугубляйте, но Бога не забывайте. Митрополит Вениамин Федченков и революция
Два храма отца Василия. Приход и прихожане Серафимовского храма
/ Взгляд / Февральская революция: катастрофа или шанс?
/ Взгляд / Когда ктитор ушёл. Историк Сергей Фирсов о Февральской революции
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Имена / Души на всё хватит. Актриса Нина Усатова об отце Василии Ермакове
/ Имена / Двадцать три из двадцати пяти. Воспоминания протоиерея Николая Конькова об отце Василии Ермакове
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
Праведники самого длинного села. Жизнь прихода Казанского храма села Ушаки
Цыганское призвание. Об ансамбле "Лойко" и его лидере Сергее Эрденко
/ Приход / Храм на "книжном месте". Подворье Александра Свирского монастыря
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
Век мой. зверь мой...
Музыка в феврале