Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Снова в школу

Первое сентября, первый звонок! Нарядная школа распахивает двери, чтобы принять радостных, отдохнувших учеников. Или не так? Угрюмые дети плетутся в школу, оцепенев от мысли, что весь этот кошмар начинается снова. Как бы там ни было — наш сегодняшний разговор именно о радостях и горестях первого месяца учебы. О родительских комитетах и «холиварах» в социальных сетях, о гиперактивности и смартфон-зависимости, о переводах в другую школу и количестве кружков на душу населения мы говорим с педагогом и публицистом Ириной Лукьяновой, экспертом в области воспитания трудных детей.
Журнал: № 9 (сентябрь) 2017Автор: Анна Ершова Опубликовано: 5 сентября 2017

Кружки, смартфоны и разумная альтернатива

— Как ни крути, первое сентября — стресс и для мамы, и для ребенка. Как смягчить ситуацию?

— Нам, взрослым, тяжело входить в рабочую колею, у многих даже депрессия начинается. Дети — они же тоже люди. Чего нам самим обычно хочется после отпуска? Ухватить еще немного лета, какой-то необязательности, маленьких праздников. Мы стараемся сгладить ощущение, что сейчас нужно впрячься в эту лямку и не вылезать из нее еще год. Давайте поможем и ребенку сгладить это ощущение. Хорошо, когда большинство кружков начинается с октября, а в сентябре можно потихоньку собраться, прийти в себя. Особенно внимательно нужно относиться к детям, у которых в школьной жизни что-то изменилось: к первоклассникам; к второклассникам (у них появляются оценки); к пятиклассникам (у них теперь много разных кабинетов, учителей, у каждого свои требования); к ребятам, поменявшим школу... Уже к концу сентября некоторые дети так устают от массы разнообразных требований, что начинают забывать, терять свои вещи, путать время и даты. Со мной самой такое бывает: я начинаю повсюду оставлять свои вещи, забывать кошелек на прилавке, садиться в метро не в ту сторону. Это происходит, когда я очень перегружена — работой, планами: столько важного пытаешься удержать в голове, что второстепенные мелочи из нее высыпаются. И когда то же происходит с детьми, нужно не ругать их за десятую потерянную сменку, а попытаться как-то облегчить им жизнь. Возможно, снизить нагрузку.

 

— А как регулировать количество кружков? Часто думаешь, что зря не пошли на рисование или футбол: зарываем таланты, да и то время, когда ребенок мог бы посещать эти кружки, он чаще всего проводит дома с компьютером или смартфоном.

— У меня в практике был случай, когда ребенок сам захотел ходить на дополнительные занятия по английскому, но у него явно стало не хватать сил. И, с одной стороны, он не мог отказаться — потому что сам за это взялся, с другой стороны, не тянул, ему это было трудно. И что получилось? У него началась рвота по средам и пятницам — строго по расписанию, перед выходом на занятия... Задумаемся, нам это надо? Понятно, что каждый из нас многое может и хочет свои способности развить до предела, — но лучше этот предел установить самостоятельно, не дожидаясь, пока организм скажет: «не хочешь отдыхать по-человечески — будешь отдыхать, болея».

 

— А смартфоны?

— Мы сами, когда приходим домой после напряженного дня, что делаем? Лежим со смартфоном в руках. Я вот так отдыхаю. Я разговаривать не могу — потому что за день уже наговорилась, гулять не могу — потому что целый день топталась по городу. А пообщаться хочется. Молча общаться путем переписки — не самый плохой способ. И если мы сами так отдыхаем, — почему мы должны запрещать это детям?

Я как мама застала те времена, когда смартфонов не было. Моя старшая дочка всё время висела на телефоне: «А я чё, а ты чё, а я такая, а он такой, а она чего». Тогда еще на телефонах были домашние модемы. И вот девочка висит на телефоне три часа, а папа не может отправить документы по работе. И из-за этого происходила масса семейных конфликтов. Сейчас всё это ушло в смартфон — ну, радуйтесь, что ваш домашний телефон никто не занимает, и вы можете в это время спокойно работать на компьютере.

 

— Но у многих детей это становится зависимостью. Одни многодетные родители удивили меня рассказом, что они включают дома вайфай всего на час. Что, на ваш взгляд, правильнее: система запретов и ограничений или идея «пусть уже наиграется всласть, ему самому надоест»?

— Для меня отключение вайфая дома вообще не вариант: это мой рабочий инструмент. Но надо понимать, что дети не рождаются с идеально развитым самоконтролем. У них вообще изначально его нет. И если у нас дома маленький ребенок, мы не оставляем шоколадные конфеты там, куда он может дотянуться. А когда ребенок взрослеет, но еще не умеет пользоваться деньгами, мы не говорим, где лежит родительская зарплата, а выдаем ему потихонечку и учим его разумным тратам. То же и со смартфоном: если он ребенка сильно отвлекает, мешает сосредоточиться, значит, мама тут что-то может сделать. Но не в режиме «запрещу ему», а «помогу ему научиться себя контролировать». Если семья договорилась, что вайфай всех отвлекает и они его будут включать на определенное время, — прекрасно.

 

— То есть нужно показать ребенку, в том числе собственным примером, какие еще могут быть способы отдыха?

— Да, например, спокойная прогулка по улице, чтение вслух, настольные игры, рукоделие, пописать дневничок, порисовать. Если альтернативных занятий нет, ребенок всё равно будет «залипать» на то, что есть в свободном доступе: в интернете, в компьютерных играх, в телевизоре. А «отлипать» лучше всего в компании с родителями: обычно дети от совместных занятий с мамой и папой не отказываются, если родители не исповедуют по отношению к детям принцип «я начальник — ты дурак». Совместные психологически безопасные занятия, приносящие всем удовольствие, — достаточно сильная альтернатива смартфону и компьютеру.

Ирина Лукьянова

журналист и преподаватель литературы в школе. Окончила Новосибирский государственный университет («филолог-преподаватель со знанием иностранного языка»). Живет в Москве, публикуется в различных СМИ, администрирует форум родителей детей с СДВГ «Наши невнимательные гиперактивные дети», преподает в школе «Интеллектуал». Автор биографии Корнея Чуковского в серии ЖЗЛ и нескольких книг прозы. Мама двоих взрослых детей.


Директор не сантехник: немного о школьном климате

— Как вы относитесь к переводу из школы в школу, это травмирует или закаляет?

— С одной стороны, люди, которые часто меняли школу в детстве (например, дети военнослужащих), сейчас с большой грустью об этом вспоминают. Не было постоянных друзей, не было ощущения стабильности. Но, с другой стороны, бывают школы, в которых совершенно не за что держаться. Конечно, чаще всего дети не хотят никуда переходить, потому что они консервативны, они привыкли, у них там друзья. Тут надо взвешивать риск и пользу, как в медицине.

Для меня самое главное в школе — её атмосфера. Я бы обращала внимание именно на это — кстати, качество школьного климата связано чаще всего и с академическим уровнем. В атмосфере психологической безопасности и дружелюбия дети работают гораздо лучше, чем в строгой казарменности или при всеобщем безразличии.

 

— Как относиться к неумеренной родительской активности? Иногда на родительских собраниях кажется, что люди просто мечтают расстаться с излишками денег: всё время какие-то сборы на какие-то нужные дела.

— Каждый родитель должен смотреть на свою семейную ситуацию: какие у них финансовые и психологические ресурсы. Когда наш старший ребенок пошел в школу, у нас было туго с деньгами: мы снимали квартиру и копили на собственное жилье. А в классе были родители, которые называли такие суммы, что я смотрела на них большими глазами и говорила: «Вы как хотите, но у нашей семьи таких денег просто нет». Существуют формы нематериального участия, вот к этому я всегда дружелюбно относилась: у меня есть силы и свободное время прийти помыть окна — и я помою. И спокойно отношусь к тому, что многодетная мама, у которой семеро по лавкам, этого сделать не может.

 

— Есть смысл стараться нивелировать родительскую активность, когда она принимает неразумные формы…

— Конечно, когда все скидываются на бутылку коньяка на день рождения директора, можно сказать: «Друзья, во-первых, это директор, а не сантехник, а во-вторых, давайте немножечко умерим свой пыл».

Сброситься на детский праздник, на экскурсию в каникулы — это осмысленные траты. А то, что предлагается вложить в материально-техническую базу, — нужно обсуждать с участием управляющего совета школы. Выяснять, где действительно нужна помощь родителей, а где без нее вполне можно обойтись. Никто ведь не снимал обязанности финансирования с муниципалитетов. И недаром в Москве сейчас очень жесткая позиция департамента по образованию в отношении школьных поборов.

Издательство «Никея» приглашает:

11 сентября, 18:00, конференц-зал Российской национальной библиотеки (Садовая ул., 18) Психологическая мастерская «Прощение: как примириться с собой и другими» В рамках встречи — презентация одноименной книги Марины Михайловой и Марины Архиповой.

21 сентября, 18:00, РХГА, ауд. 602 (наб. Фонтанки, д. 15, 6 этаж) мастер класс по педагогической психологии «Несобранный» ребенок – как с ним жить?

22  сентября,  19:00,  «Буквоед»  на Владимирском пр., д. 23 встреча с Ириной  Лукьяновой  и  презентация  книги  «ЭКСТРЕМАЛЬНОЕ МАТЕРИНСТВО.Счастливая жизнь с трудным ребенком».

24 сентября, 12:30, Феодоровский собор, Дом причта (Миргородская ул., д. 1) Презентация новой книги протоиерея Владимира Хулапа «Евангельские притчи: вчера и сегодня»

28 сентября, 16:00, ВК «Михайловский манеж» (в рамках выставки «Православная Русь») «Что делать, когда не можешь простить». Встреча с философом Мариной Михайловой и психологом Мариной Архиповой:

30 сентября, 13:00, ВК «Михайловский манеж» (в рамках выставки «Православная Русь») «Батюшка и матушка о воспитании своих детей». Встреча с протоиереем Константином Пархоменко и психологом Елизаветой Пархоменко. Подробнее — на сайте nikeabooks.ru

 

Гиперактивность — диагноз или плод маминой раздражительности?

Недавно у вас вышла книга «Экстремальное материнство. Счастливая жизнь с трудным ребенком». Кто относится к этой категории? Может ли книга служить действенной помощью мамам «трудных» детей?

— Все люди разные — и взрослые, и дети, — каждый с уникальным набором унаследованных признаков и приобретенных в силу неблагоприятного стечения обстоятельств проблем. Гибкий или упрямый, хаотичный или регулярный, рациональный или иррациональный, общительный или замкнутый. Эти качества у людей выражены спектрально. От суперобщительности до полной замкнутости, например. Характер большинства людей — где-то в середине этого спектра. Но есть дети, которые гиперобщительны настолько, что это создает проблемы: ребенок готов с утра до ночи болтать, вступать в контакт со всеми людьми в магазинах, разговаривать обо всем, выдавать все семейные тайны. С другой стороны, есть дети, которые не готовы общаться ни с кем никогда, разве маме на ухо скажут два слова, а к другим даже головы не повернут. Та же ситуация — со склонностью к подвижности, с внимательностью. Есть дети, которые не могут управлять своим вниманием, эмоциями, поведением, это практически инвалиды воли и самоконтроля. И вот эта книжка — для семей, которым такая дезорганизованность детей сильно осложняет жизнь. Где контролировать ребенка, где отпускать, где стоять у него за спиной, а где он может справиться сам. Это полезно знать и родителям «обычных» детей.

 

— Сегодня проблемы с концентрацией внимания есть, по-моему, у всех детей. Как понять, твой ребенок с СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивности) или просто подвижный и невнимательный?

— Это может определить врач — невролог, психолог. Когда имеет смысл идти к врачу? Когда особенности характера ребенка очень осложняют ему жизнь и создают постоянные серьезные проблемы. То есть он не просто раздражает маму: опять ручку потерял, сменку забыл, не может сосредоточиться — бывает, это чисто материнское раздражение по поводу несоответствия ребенка её пониманию прекрасного. Или мама, например, флегматик, а ребенок холерик — он бегает, прыгает, психует, хохочет. Для нее это дико, а на самом деле у него всё в порядке. Реальные проблемы — это когда учеба ребенка оказывается настолько дезорганизована и его отношения с товарищами настолько асоциальны, что его исключают из школы, выгоняют из секций и т.д.

 

— Среди родителей сейчас много последователей каких-либо теорий: естественное материнство, Вальдорфская педагогика, педагогика Монтессори... И эти последователи готовы чуть ли не биться, отстаивая истинность своей системы! Иногда кажется, что погоня за чем-то «истинным» затмевает для них самого ребенка.

— В подавляющем большинстве всех этих материнских «холиваров» в интернете я вообще не вижу предмета для обсуждения. Как можно сидеть несколько дней за компьютером и, стирая пальцы в кровь, обсуждать, настоящая ли ты мать после кесарева сечения, или нет, вскармливать ли грудью до четырех лет, и так далее. Всё это кажется безумно важным начинающим матерям, а когда у тебя детей несколько и они почти выросли — это просто смешно. Потому что самое важное для детей не то, научили ли их есть брокколи и, вообще, сделала ли мама для них всё как «яжемать». А что важно? Важна психологическая безопасность, важна любовь, важно принятие. Мама — это такое золотое солнышко, она дает понятие о добре, любви, справедливости. Дом — это место, куда ребенок может прийти набраться сил. А не место, где его с порога спрашивают, почему у него «тройка» по математике. Даже баба Яга знала, что надо сначала накормить, напоить, баньку истопить, а потом уже расспрашивать. Наша задача — сделать дом для ребенка любимым местом, а мир показать интересным, дружелюбным, доброжелательным местом. Мы можем стать ребенку проводником в этом мире и показать, сколько в нем удивительного, любопытного, достойного чудес. Наша родительская задача — дать ребенку любовь и заразить его своей любовью к тому, что любишь сам: в природе, искусстве, литературе. Научить любить это, не навязывая, — вот действительно серьезная и важная родительская задача.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ"