Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Скит на полуострове

Это место жители соседних деревень называли святыней, даже когда тут были одни развалины. Сейчас святыня возрождается и станет храмом в скиту Александро-Невской лавры. Со словом «скит» у нас ассоциируются представления о крайнем уединении и сугубой аскезе. В скиту должно быть «строже», чем просто в монастыре, и никаких посторонних. Но в наше время это не совсем так: для городского монастыря скит — это возможность вести хозяйство, что-то самостоятельно выращивать. И, хотя это действительно монастырь, гостям здесь всегда рады и собираются развивать паломнический туризм в сотрудничестве с властями региона.
Раздел: ПОДРОБНО
Скит на полуострове
Журнал: № 10 (октябрь) 2020Автор: Татьяна КириллинаФотограф: Андрей Петров Опубликовано: 13 октября 2020

Мыс, а не птица

Когда-то в Кингисеппском районе Ленобласти, на южном берегу Финского залива, была деревня Сойкино. Но к птице сойке это название не имеет никакого отношения. Как нередко бывает в этих местах, топоним восходит к ижорскому языку: «Soikkola» означает на нем «полуостров», «мыс». Вот полуостров действительно есть, и Никольский скит Александро-Невской лавры стоит в центральной его части, на самой высокой точке — 136 метров над уровнем моря.

История местности типична для ХХ века. Когда-то здесь шумело большое село с великолепным каменным храмом. Нынешний храм — третий на этом месте, построен в XIX веке. Главный придел посвящен святителю Николаю Чудотворцу, боковые — апостолам Петру и Павлу и пророку Илии.

Как рассказал наместник Александро-Невской лавры епископ Кронштадтский Назарий, Никольский храм построили по обету купцы, которые попали в бурю, но остались живы; имена их известны. А тем, кто интересуется, как церковь выглядела до войны, можно посмотреть фильм 1938 года «Волочаевские дни»: храм попадает в кадр, мимо него красноармейцы идут на войну.

Храм был закрыт в 1938 году. В те же годы на берегу полуострова началось строительство новой базы Балтфлота, которую называли «вторым Кронштадтом». Здесь расположились зенитная батарея, радиостанция и военная комендатура. «Планировали перенести сюда военно-морскую базу из Кронштадта, — объясняет епископ Назарий. — Даже частично сохранилась проложенная улица, видна брусчатка. Но осуществиться этой эпопее помешала война».

В начале Великой Отечественной все объекты были взорваны. В 1942-м, во время немецкой оккупации, богослужения в церкви возобновились, духовенство приходило из Нарвы. В 1944 году службы прекратились, село Сойкино в результате военных действий было разрушено, жители оттуда ушли, церковь пришла в запустение.

А вот дальше начинается необычное. Чаще всего храмы в бывших селениях никого не интересуют и разрушаются, но в соседней деревне Вистино про храм не забыли. В 1995 году его здание было возвращено Вистинской поселковой общине и вновь освящено 22 мая 2006 года. Жители поселка заботились о заброшенной церкви, в ней регулярно совершались молебны.

— Когда правительство области предложило нам посмотреть этот объект, мы приехали сюда с иконой Божией Матери Теребенской, — вспоминает владыка Назарий. — Мне понравилось, что вокруг много земли, поскольку я по светской специальности агроном. Внутри разрушенного храма было убрано, стояли иконы, люди приходили молиться, хотя деревни рядом нет: ближайшие — Ручьи и Вистино — в двух километрах. И само название, укоренившееся в народе, «Сойкинская святыня», тоже произвело впечатление. Всё это утвердило меня в мысли устроить здесь скит.

Каменное здание храма наполовину разрушено, от внутреннего убранства практически ничего не осталось. Старинное кладбище тоже запущено и частично разрыто. В 2010 году возникла инициативная группа по восстановлению храма, поддержанная правительством области. В 2012 году был заложен храм-часовня святого Александра Невского. Начались трудовые выезды братии и прихожан Лавры для работ по восстановлению храма и организации скита. С 2016 года реализуется проект «Сойкинская святыня». Цель его — создание в сельском поселении духовного культурно-исторического центра. Попечительский совет возглавляет губернатор Александр Дрозденко, сопредседатель — епископ Кронштадтский Назарий. В совет входят руководители компаний, работающих в морском торговом порту Усть-Луга, а также предприятий Кингисеппского района.

Храм святителя Николая Чудотворца на Сойкинском погосте (ныне — Вистинское поселение Кингисеппского района Ленобласти) причислен к вновь выявленным объектам культуры регионального значения, планируется его восстановление. В настоящее время ведутся работы по консервации объекта. Поскольку он находится на балансе областного комитета по культуре, есть возможность включиться в государственную программу реставрации, а своими силами монастырю его не восстановить: «Если мы возьмем храм на баланс, ниоткуда не дождемся помощи», — уверен владыка.

— Работы по консервации храма будут завершены в этом году, — говорит председатель комитета по культуре Ленобласти Владимир Цой. — Своды, представляющие опасность, разбирают, исторический кирпич, из которого вполне можно строить, складируют, объект будет укрыт, защищен от непогоды. К ноябрю противоаварийные работы завершатся. Конечно, это доминанта, памятник архитектуры, судьбу храма надо решать, искать благотворителей. Идет развитие территории, кто-нибудь, возможно, по зову сердца согласится помочь.

Сергей Широбоков начинал как прораб на восстановительных работах. Сейчас он на скиту - управляющий по строительству

 


А вокруг — такая тишина?..

Если Никольский храм, даже полуразрушенный, производит величественное впечатление, то собственно скит создает ощущение уюта: все строения деревянные, небольшие. В центре — храм-часовня святого Александра Невского, тоже маленький, деревянный. В храме есть печка, сейчас, когда действует газовое отопление, она больше декоративная, хотя в холодную зиму может пригодиться. Храм расписан лаврскими мастерами, скоро поставят диаконские двери. Владыка обращает внимание на икону Божией Матери на аналое:

— Видите — икона необычная? Она называется Святогорская Сицилийская, я привез её в свое время из Святогорского монастыря Воронежской епархии, там её очень почитают. Оторвал от сердца, привез сюда. Почему именно Святогорскую? Потому что скит находится на горе.

Рядом — братский корпус. Здесь живут двое иеромонахов, двое послушников и столько же трудников. Есть и люди, которые работают по найму. Строится дом для трудников на четыре кельи: у братии и трудников различный режим дня, и они не будут мешать друг другу. Дом рассчитан на восемь человек, можно принимать людей, которые хотят потрудиться. Сейчас разместить их негде. Уже готовы ворота, скоро у скита появится ограда.

— Нас иногда спрашивают: есть же более важные задачи, зачем сейчас строить ограду? Это не монастырь, если ограды нет. Закрываться от всех мы не собираемся, но обозначить территорию надо, — считает владыка Назарий.

Самый существенный недостаток нынешней скитской жизни — песчаный карьер рядом. Огромные самосвалы постоянно возят песок по дороге мимо скита. Неподалеку планируется и взлетно-посадочная полоса для технического аэродрома, так что с уединением и тишиной здесь большие проблемы. Но владыку Назария это не пугает.

— Скит — вовсе не значит «жить с медведями», это устаревшие представления XVII века, — утверждает наместник. — Современный скит — небольшой филиал монастыря, в котором часть братии занимается не только молитвой, но и сельхозработами. Монашеский девиз: «Молись и трудись», и если трудиться негде, возникают сложности. Девять лет мы тут, первые годы даже воды не было. Шесть лет у нас есть храм. На богослужения приходят и приезжают человек десять-пятнадцать — для такого места совсем не мало. Мы поставили газовый генератор, потому что электричества не хватает, и сейчас нет проблем с отоплением даже зимой. У этого места большие перспективы, поскольку в округе храмов не так много. Приход здесь не создать. Может быть, будет когда-нибудь отдельный монастырь...

Скиту помогает Ленинградская АЭС, частные благотворители: на их средства пробурили скважину глубиной 204 метра, сделали съемку плана местности.

— Недалеко строится предприятие по сжижению газа, мы надеемся с ними подружиться, чтобы они в плане благотворительности нам поставляли газ. Трактор из Лавры прислали, но необходимо навесное оборудование, чтобы его нормально эксплуатировать. Построим гараж, здание для мастерских… — делится планами наместник.

 

Лицом к деревне

Территорию скита окружают обширные земли, которые пустуют, заросли травой.

— Владельцы согласны предоставить нам земли в аренду за символические суммы, они в этом заинтересованы: по закону, если на участке не производится никаких работ, через какое-то время его отбирают. Огород у нас пока только экспериментальный: земля давно не использовалась, поэтому урожаи небольшие. Но это настоящие сельскохозяйственные угодья. Хотелось бы устроить небольшую ферму, чтобы овощи, фрукты для нужд монастыря производить самим, не закупать. Собираемся устроить курятник, завести овец, коз. Это мелкое животноводство, а в дальних планах — приобрести 25–30 коров, чтобы лаврская сыроварня могла бы работать хотя бы наполовину на своей продукции. Пока это фантастика, но, надеюсь, научная...

Недавно высаженный фруктовый сад — часть всероссийского проекта «Благодатное кольцо», который к 75-летию Победы перерос в проект «Сад мира и памяти»: каждое дерево в нем посвящено кому-нибудь из погибших. Епископ Назарий привез с собой синодики, братия будет поминать павших. Сам сад на этом месте исторический — 1914 года, три или четыре дерева к приходу братии сохранилось, но их пришлось удалить, поскольку они были заражены различными болезнями. Сейчас в саду 134 дерева: яблони разных сортов. Пока неизвестно, какие лучше приживутся. Будут и еще яблони, а также груши, сливы, даже алыча. Есть и ягодник: жимолость, калина, облепиха. Чуть поодаль располагается пасека.


На скитской пасеке


Иеромонах Даниил (Пронин) живет здесь уже четыре месяца.

— Устав у нас не такой, как в Лавре, — рассказывает он. — Владыка сказал: «Служите, как вам удобно». Мы встаем к семи, служим полунощницу и утреню, а вечером — вечерню и повечерие. Даже экспериментировали: вечернюю службу совершали то до ужина, то после ужина. У каждого есть свое постоянное послушание: трудник Алексей занимается пасекой и огородом, послушник Андрей — повар. Продукты в основном привозят из Лавры, бывает, закупаем в магазине в соседней деревне. Как зимовать, не знаю пока. Спрашивал ребят — вроде в доме тепло. Отопление газовое, можно регулировать. У нас есть постоянные прихожанки, после карантина, слава Богу, снова стали ходить. Новые люди появились — и местные, и дачники из Петербурга. Если будут еще трудники, их будем занимать преимущественно на стройке, там работы хватает.

На вопрос, не мешает ли шум грузовиков, отец Даниил отвечает, что просто перестал их замечать, хотя есть и элемент везения: окна его кельи выходят на другую сторону.

— Хочу стать настоящим сельским священником, — признается он. — Сельский батюшка должен с селянами общаться. Мы до одной бабушки в воскресенье доехали, посмотрели, как она живет. Она рассказала о себе, дала овощей со своего огорода. Они все зовут к себе — чаю попить, поговорить. Я уже велосипед сюда привез, буду объезжать своих прихожан.

— Я благодарю отца Даниила, что он согласился жить здесь, он ведь человек городской, — подчеркнул владыка Назарий. — Этим летом он троих малышей крестил и одну пару обвенчал. Крестили детей из деревень Вистино и Кошкино. Семья из Кошкино обнаружила в старых метрических книгах, что у них в роду всех крестили в Никольском храме, поэтому для них важно было крестить ребенка именно здесь.

Иеромонаху Даниилу (Пронину) нравится новое место служения 



Сознание определяет бытие

Недалеко от скита правительство области планирует создать этнодеревню, знакомящую с культурой местных малых народов. Скит и этнодеревня будут сотрудничать, но задачи у них разные.

— Никольский храм — символ единства русского и финно-угорских народов: водь и ижора — народы, которые здесь жили, были православными, — говорит советник губернатора Ленобласти Вячеслав Санин. — Водские, ижорские и русские деревни находились рядом, все жили в мире. Этносы вроде бы разные, но история, культура переплелись. Почему ижорский вождь Пелгусий пришел к Александру Невскому, чтобы предупредить о нашествии шведов? Они были союзниками. Новгородцы веру не навязывали, в отличие от католиков, но местные племена общались с русичами и постепенно принимали веру. В деревне Вистино есть краеведческие музеи, рассказывающие о жизни и быте племени ижора, причем даже частные. Есть энтузиасты, которые восстанавливают ижорскую керамику. Мы собираемся устроить этноцентр, вероятное название — «Водская пятина», чтобы люди могли познакомиться с бытом и культурой этих народов. Концептуально скит — духовный комплекс — и комплекс этнографический будут дополнять друг друга. Это интересно и в духовном, и в познавательном плане, и в плане отдыха. Нас учили в школе, что сначала должна развиваться экономика. Но на самом деле появляется святыня — и вокруг нее развивается экономика. Построен храм — стало красиво, люди захотят здесь селиться. Кто-то в храме помолился, пить бросил, стал хорошо работать — вот и экономика. Многие воспринимают Церковь как что-то отчужденное от остальной жизни. А это не так. Церковные люди — тоже жители своей страны, своего региона. Мудрые руководители стараются создавать нормальные условия для жизни всех своих граждан.

    Епископ Назарий мечтает о крепком монастырском хозяйстве

— Мы учитываем, что это земля, на которой сохранились энтузиасты своей культуры, и необходимо помочь сохранить культурное наследие, — соглашается владыка Назарий. — Наш братский корпус своим видом отсылает немного к карельскому стилю.

Наряду с этнотуризмом будет развиваться, конечно, и паломнический туризм. Планируется паломническая гостиница человек на двадцать, на первом этаже которой владыка хотел бы оборудовать зал, где можно устроить чаепитие, отметить, к примеру, крещение. Эти места могут быть очень интересны для паломников, необходимо только выстроить концепцию.

— Давайте вспомним, что карельские святые, которые подвизались затем на Валааме, родились и жили тут, — говорит епископ Назарий. — Это земли, которые родили великих подвижников веры Севера и Северо-Запада, и надо напомнить людям об этом.

 

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"

22 октября, четверг