Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Символ русского единства

Век назад Россия вновь обрела патриарха. Что это значило для православия в нашей стране?
Раздел: ПОДРОБНО
Символ русского единства
В.О. Моргун. Поляки ведут святителя Гермогена в темницу. 2008 год
Журнал: № 12 (декабрь) 2017Автор: Тимур Щукин Опубликовано: 6 декабря 2017

Глава христианской общины — священник, настоятель прихода. Глава нескольких находящихся в непосредственном (зримом и осязаемом, а не только духовном) общении приходов — епископ. Над епископами — тут нам уже никуда не деться от виртуализации христианского братства — возвышаются митрополиты, епископы в крупных городах. Эта церковная «должность»жестко привязана к административно-территориальному делению государства и вообще к политической карте мира, и объединяют митрополиты под своим омофором всех христиан, принадлежащих к подмножеству «жители такой-то области», например Ленинградской.

На первый взгляд митрополит очень далек от народа, но в нынешнем мире идентифицировать себя как «жителя такой-то области» вполне естественно, и такое самоотождествление связано для человека со вполне живыми чувствами. А раз так, то в церковной жизни выражением этих чувств является фигура епископа области — митрополита. Давайте еще раз пройдемся по иерархической лесенке. Я — прихожанин, и символ нашего приходского единства — настоятель. Я — житель такого-то района, и символ нашей общности внутри района — епископ, я житель такого-то региона государства, и все мы символически едины в том числе благодаря митрополиту.

Казалось бы, естественный вывод: если жителей части страны объединяет митрополит, значит, всю страну объединяет «митрополит митрополитов», то есть патриарх. Нельзя сказать, что эта логика неправильная. В конце концов, именно так патриарший титул появилсяв Византии: слишком уж большой была христианская община империи, во главе ее должны были стоять мудрые управляющие. Именно для этого учреждено было патриаршество на Руси — чтобы свидетельствовать: после падения Константинополя Русь — единственная христианская империя.

Проблема, однако, в том, что Антиохия, Иерусалим, Александрия, а с 1453 года и Константинополь не являются центрами каких-либо христианских государств или их частей. Государства уже давно пали, а патриархи продолжают управлять своими общинами.

После 1917 года то же самое можно сказать и о нашей стране. Патриарх Тихон встал во главе православной общины России ровно в тотмомент, 
когда эта община разорвала все формальные отношения с государством. Точнее сказать, государство перестало быть своеобразно организованной христианской общиной. В таких условиях патриарх объединяет уже не христиан в рамках одного государства, а живущих на территории этого государства христиан, которые по самой принадлежности к Церкви этому 
государству противостоят.

До сих пор ведутся споры о том, стоило ли церковной общине в 1917 году и тем более в начале сталинской эпохи сохранять себя в виде официально признанной, централизованно управляемой и живущей открытой жизнью общности людей. Понятно, что для сторонников децентрализованной и тайной Церкви патриаршество бессмысленно и не нужно — оно только ставит «низы» общины под удар репрессивной машины, а «верхи» обрекает на перманентный компромисс с чиновником-атеистом. Но эта логика, по сути, симметрична логике,отождествляющей паству патриарха с христианами, жительствующими в рамках конкретного государства. Раз христианского государства нет, то и патриарх не нужен. Так?

По-моему, нет. Опыт жизни константинопольского патриарха под турками, а затем русского патриарха под большевиками свидетельствует: патриаршество объединяет не подданных кесаря, а носителей единого национального сознания. В фигуре патриарха и в конце XVI века, и в начале XXI века при всем несовершенстве институтов гражданского общества русское национальное самосознание обнаруживает свое единство. Об этом говорил Святейший Патриарх Кирилл в годовщину избрания святителя Тихона на патриарший престол:

Какие же заветы святителя Тихона мы должны хранить? Мы должны уже в новых условиях продолжать его служение для примирения, в том числе, и нашего народа. Сегодня господствуют разные историософские, культурные, политические взгляды. Нередко люди, сталкиваясь в тяжелейшей борьбе, вовлекают в эту борьбу и Церковь, стремятся задать вопрос: а вы с кем — с правыми или с левыми, вы с одними или с другими? Наш же ответ — такой, который дал своей жизнью святитель Тихон, — мы с нашим народом, потому что на Церкви лежит величайшая ответственность сохранения единства нашего народа. Ибо Христос — мир наш, Он может примирить самых непримиримых, Он может объединить самых разделенных, Он может привнести покой в души самые смятенные.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"