Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Самые волнующие вопросы

Спрос на православие у подростков, девушек и юношей, невелик. Лучше других об этом знают организаторы молодежных клубов при Церкви. В Екатерининском соборе Царского Села регулярные встречи проводит клуб «СвояВолна» — один из самых больших и популярных подобных клубов в Петербурге. 
Раздел: Проект
Самые волнующие вопросы
Журнал: № 7-8 (июль-август) 2018Страницы: 46-48 Автор: Андрей Гореликов Опубликовано: 13 июля 2018

АЛЕКСЕЙ И ДЕВУШКИ В ЛЕТНИХ ПЛАТЬЯХ

Собрание накануне летнего затишья — кто-то вскоре уедет на каникулы и в отпуск, кто-то, включая руководителя, займет пост вожатого в лагере на Коневце. Именно в православных лагерях сложился костяк ведущих участников клуба. Ребята собираются в подвальном помещении Екатерининского собора, в закутке прихрамового музея. Пройдя мимо витрин с обломками церковных оград и прочими артефактами прошлого века, оказываешься в небольшой отремонтированной комнате с книжными шкафами, длинным столом и рядами стульев. Немного похоже на школьное или детсадовское помещение — из-за красочных обложек книг, или доски для письма маркером, или бумажных ангелочков на люстре.

Евангельские чтения, затем дискуссионное состязание, в конце чаепитие и песни под гитару. Я прихожу к началу чтений: участники рассаживаются вдоль стола, раскрывают карманные Евангелия. Руководит процессом музыкант и педагог Евгения Стаханова, вооруженная комментариями, толкованиями и русским современным переводом Библии. Сегодняшний отрывок посвящен дискуссии Христа с иудеями в последний день Праздника кущей (Ин. 7, 37–39).

Собеседники перешучиваются, вспоминают случаи из жизни, спорят. Все искренне увлечены толкованием сложных мест, которые не сразу раскрываются даже подготовленному уму. Бóльшая часть собравшихся — девушки в летних платьях. Несколько выбивается из девичьего «хора» взрослый и спокойный Алексей, который обстоятельно останавливается на каждом пункте, в котором не уверен. И вдруг именно он высказывает мысль, которая наверняка многим приходит в голову:

— А что если некие люди нарочно эти строки написали, или написали просто так, не заботясь, а мы теперь разгадываем и мучаемся?

Такое сомнение — не то, что обычно слышишь от членов приходского клуба, но оказывается, свободомыслие никого не смущает. Евгения говорит, что тоже думала об этом, но вспоминает слова Христа об истине, которая проявляется, когдасобираются несколько человек — в этом смысл открытого обсуждения и евангельских чтений.


ДА, НЕТ, НЕ ЗНАЮ

Когда чтения закончены, объявляется перерыв, а дальше — игра «Джефф». Она позаимствована у американских психологов, которые, видимо, хорошо понимают, как полезен взгляд на проблему с разных точек зрения. Правила таковы: комната делится на зоны «да», «нет» и «не знаю». Ведущий оглашает некий тезис. Участники рассаживаются по зонам согласно своему отношению к сказанному. Каждому желающему дается возможность высказаться, обозначить свою позицию, ответить на аргументы другого. Победителей здесь нет, но довольно скоро становится понятно, чья позиция была наиболее доказательной.

Евгения перечисляет одну за другой темы обсуждения. Большей частью они посвящены проблемам молодежи. Например, для разминки: стоит ли внешне и внутренне быть как свои сверстники, «с иудеями как иудей и с эллинами как эллин», чтобы не оттолкнуть их от православия?

Некоторые суждения воспринимаются вполне однозначно — почти каждый в клубе уверен, что проповедовать нужно своим примером: «Спаси себя, и вокруг спасутся тысячи». Другие утверждения более острые: «Что более действенно для миссионера: живое слово или использование интернета?»

Девушка по имени Тамара похожа на человека, который всё хочет проверить на прочность и укрепиться в личном, выстраданном мнении. Почти по всякому вопросу она становится в оппозицию большинству. Особенно уверенно она отстаивает важность личного общения в миссионерском служении — хотя буквально все считают, что статистически интернет дает больше потенциальных «обращенных», особенно среди молодежи. Я, по приглашению организатора, тоже пытаюсь участвовать в дискуссии, но чаще всего зависаю на позиции «незнания». Отсутствие опыта и вскрывшаяся неуверенность в том, что на самом деле важно человеку со стороны.

Допустим, часть молодежи можно привлечь баннерами, смешными картинками, проникновенными постами в соцсетях — но что дальше? Сложно предсказать, для кого заинтересованность ограничится «лайком», а кто продвинется дальше, кто, наконец, придет к вере. С другой стороны, много ли сегодня людей, которые не покрутят пальцем у виска вслед проповеднику на улице? Так проявляется дилемма, связанная с «пропагандой» веры среди мирской молодежи. Всякий серьезный разговор о непонятном может отпугнуть юношу или девушку, а всякая уступка в манере и темах общения грозит профанацией.


РОЛИ И ОБЯЗАННОСТИ

Евгения рассказывает про православные лагеря на Коневце и Селигере. Некоторые из тех, кто сначала приезжал детьми, стали вожатыми, а потом — активистами «по месту жительства». Лагерь — это дружба, природа, совместный быти обязательная молитва. В лагере люди оказываются сплоченными под определенным знаком, притом без психологического насилия. Кто-то вырастает и полностью уходит в светскую жизнь, а кто-то стремится сохранить православную общность.

Евгения ведет клуб, в свободное время от основной работы. Священнослужители, конечно, помогают, активно жизнью клуба занимаются духовник протоиерей Никита Зверев и диакон Илия Арзейкин. У некоторых завсегдатаев клуба сложились свои устоявшиеся обязанности в «молодежке»: Мария Долбня отвечает за социальное служение, Вита-Ангелина Шурыгина — за социальное служение, отец Илия Арзейкин проводит Евангельские чтения.

Вернемся к «Джеффу». Вот еще вопрос: правда ли, что наполненность молодежной общины зависит от активности духовенства? Женя убеждена, что да. Кроме того, присутствие знающего и ответственного священника в клубе преображает организацию. Например, за таким человеком идут юноши.


WHAT WILL WE DO WITH?..

Есть в клубе девушка с особенностями развития, которая посещает многие заседания «молодежки». Она всегда рада участвовать в дискуссиях. Но никогда не ходит на церковную службу. Я замечаю, что она подавляет в себе нерешительность, когда переходит с места на место в дискуссии. Иногда она поднимает руку и высказывается очень эмоционально — но смысл её реплик ускользает. Позже мне рассказывают о ней подробнее. Мама привела дочь, чтобы та могла общаться. По-видимому, девушка довольна. Однако члены «СвоейВолны» не то чтобы обременены её присутствием, но не уверены, что их деятельность может помочь. В разных клубах и в разное время таких людей появляется довольно много, а важных для их интеграции специалистов на этом уровне почти не бывает.

С этим связан последний и самый неоднозначный вопрос «Джеффа», звучащий, как первая строчка известной ирландской песни: как быть с людьми, которые принципиально не могут понять деятельность клуба или могут, но смущают остальных своим поведением? Появляется тема инклюзии, принятия и благотворительности, знакомая по многим православным инициативам. Только здесь нет ни фонда, ни специалиста, ни даже батюшки, который направил бы и дал однозначный ответ. Ребята должны сами понять сложные обстоятельства и принципы, связанные с принятием непохожих людей. Сперва предлагается разделение: мы дискутируем здесь, они, под руководством ответственного взрослого, играют там. Но быстро оказывается, что без совместной деятельности такой «как бы всеобщий» клуб не имеет смысла. Обсуждают тех, кто уже знаком по клубным встречам: иные особые ребята отличаются лишь внешними чертами, большинство включены в другую социальную среду, например имеют предоставленную государством работу. «Если и в миру придумали, что делать с такими людьми, мы тоже как-то должны», — заключает организатор.

Тема рифмуется с еще одним вопросом: общение разных членов прихода, прежде всего — отличающихся по возрасту. Как помочь пресловутой «церковной бабушке», ставшей уже притчей во языцех? Пожилые женщины со своим пониманием «правильного» и «неправильного» поведения в храме отпугивают молодых людей. Но что если у нее в семье нет человека, который бы заботился о ней, ограждал и направлял, когда разум слабеет? Да и всегда ли с уверенностью можно сказать, что слаб именно её разум?

Звучит мнение, что помощь старикам, молодым, особым людям — долг, но не отличительное качество христианина. Вроде бы это присуще и светской этике, а православие нацелено на решение других проблем. Но никто, кажется, не уверен, так ли это. Церковь — это люди, а не здание. Приход — христианский элемент общественной системы. Споры в ходе игры выявляют важное: православный клуб отличается от кружка по интересам тем, что его действия и внутренняя жизнь в большей степени могут влиять на мир вокруг. Потому «обычный» этический вопрос обретает метафизическую важность — действие, совершенное христианином, свидетельствует о состоянии христианства как такового.

Забота о старших, о зависимых, а также соответствие моде и борьба за свою самость — не «православные», а универсальные трудные вопросы. На «Джеффе» говорят: православные так прячут свою идентичность, что порой не знают друг о друге, даже находясь в одном коллективе. Но если говорить о вещах, которые связаны с личным опытом и волнуют каждого, даже далекие от Церкви молодые люди могут увидеть: границы на самом деле прозрачны. Возможно, универсальность молодежных проблем и откроет для кого-то дорогу в Церковь. Ведь здесь об этих проблемах говорят открыто.


РАЗБУДИ МЕНЯ

Еще одним путем в «СвоюВолну» для некоторых завсегдатаев стал хор. Евгения — его регент, и благодаря хору в её клубе постоянными участниками стали даже члены другого прихода. Их появление знаменует начало вечера песен под гитару. Двое парней появляются, разбавляют женский коллектив. Ребята покупают пиццу: после дня на ногах все хотят есть. Столы выносят в помещение прихрамового музея, ставят среди витрин с экспонатами, под картиной, изображающей Тайную Вечерю. Арочные своды и высокие потолки скрыты в полумраке, лампы горят только над нами. Женя и Влад берут гитары, и Влад поет самую неожиданную для меня здесь песню — это Wake Me Up («Разбуди меня»), хит умершего недавно шведа Тима Берглинга, известного как диджей Авичи. «Нащупывая путь в темноте, следуя биению сердца, я не знаю, где окончится мое путешествие, но знаю, где оно началось». Вдруг кажется, между миром и общиной в самом деле нет границы. Мир проникает всюду, но вера есть везде в мире. На некоторое время меня охватывает ощущение безотчетного счастья — за столом среди незнакомых людей, под звуки поп-музыки, рядом с Тайной Вечерей.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "Проект"