Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Путеводители по дому Божию

Мы привыкли, что если в храме проводятся экскурсии, то это не действующая церковь, а музей… ну, или музей, в котором иногда совершаются богослужения. А зачем экскурсии в обычном действующем храме? Какие задачи ставят перед собой экскурсоводы? Чем отличается экскурсовод в храме от обычного, светского? Какие трудности в своей работе они видят? Отвечают приходские экскурсоводы.
Раздел: ПОДРОБНО
Путеводители по дому Божию
Журнал: № 5 (май) 2018Страницы: 14-17 Автор: Татьяна Кириллина Опубликовано: 30 мая 2018

ОСОБЕННЫЙ ХРАМ

Конечно, не в каждом храме могут проводиться экскурсии — храм должен быть «с историей». Например, такой, как один из знаменитых старинных храмов Петербурга — Спасо-Преображенский собор… Но полноценные экскурсии проводятся здесь сравнительно недавно, с 2015 года.

— Первый опыт проведения экскурсий у меня был в 2011 году, когда я работала на Валааме. Хорошая школа, в ней я многому научилась, — рассказывает экскурсовод Спасо-Преображенского собора Нина Любомудрова. — Когда в 2015 году я узнала, что настоятель Спасо-Преображенского собора протоиерей Николай Брындин ищет экскурсоводов, то обрадовалась, так как это первый храм, в который меня брала мама в детстве. Раньше экскурсий по собору не проводили, поэтому я приступила к работе с некоторым волнением. Прежде всего начала знакомиться с историей храма, и чем больше я ею занималась, тем лучше понимала, насколько это необъятная тема. История храма объединяет разные эпохи и неповторимые, подчас необычные человеческие судьбы, тем она и интересна людям самых разных возрастов, профессий, взглядов… Интересны интерьеры храма, ведь благодаря тому, что он не закрывался, в его убранстве многое сохранилось с дореволюционного времени.

Свою богатую историю имеет и храм Успения Пресвятой Богородицы, ныне подворье ставропигиального монастыря Оптина пустынь. Здесь экскурсии также проводятся с 2014 года, когда храм был полностью отреставрирован снаружи и внутри.

Сотрудник паломнического центра при подворье Александр Захаров окончил курсы повышения квалификации по специальности «экскурсовод» и отвечает за экскурсии по подворью. Важная их часть — рассказ о богоборческом периоде. В здании храма много лет действовал каток, и последствия были катастрофическими: «Реставраторы специально оставили небольшие фрагменты, позволяющие понять, как храм выглядел в советское время. Фотографии у нас, конечно, тоже есть, но так — более наглядно», — рассказывает Александр. Познакомившись с этим периодом истории подворья, каждый посетитель сможет понять, что рассуждения о прекрасном советском времени, когда власти заботились о культуре, — не более чем миф.

Собор Феодоровской иконы Божией Матери — тоже особенный храм с примечательной историей, хотя он действовал до переворота 1917 года недолго и закрыт в советское время был одним из первых. При советской власти храм тоже сильно пострадал: в нем находился молокозавод.

— Феодоровский собор — не просто действующая церковь, а памятник 300-летию Дома Романовых, объект истории и культуры, — рассказывает экскурсовод Ярослав Стародубцев. — Когда в 2013 году храм был восстановлен, настоятель протоиерей Александр Сорокин решил осуществить свою давнюю идею — сделать храм доступным для всех, а не только для церковных людей.

При входе в собор посетители сразу видят памятку-«инструкцию», объясняющую, как нужно, а главное — как не нужно вести себя в храме (главное — никого не осуждать и не делать замечаний). Разрешена фото- и видеосъемка, когда нет богослужений. Везде есть указатели, рядом с каждой иконой — таблички с надписями на русском и английском языках, чтобы иностранные туристы не чувствовали себя в храме обделенными информацией.

Каждую субботу в два часа дня либо настоятель, либо кто-то из служителей собора проводит бесплатную экскурсию, рассказывающую об истории собора и особенностях его убранства. Но есть и специальные экскурсии, которые надо заказывать.


ТРИ ЗАДАЧИ

Понятно, что в храме есть о чем рассказывать. Но что главное?

— Наша паломническая служба проводит экскурсии по святыням Петербурга и Ленинградской области, разработаны маршруты и в соседние области — Псковскую, Новгородскую, — и в саму Оптину пустынь, — рассказывает Александр Захаров. — Программа, посвященная непосредственно подворью, у нас одна. Экскурсия начинается с того, что мы смотрим на наше подворье со стороны набережной, говорим о масштабе здания, объясняем смысл его расположения именно в этом месте. Мы обращаем внимание на внешний вид храма Успения Пресвятой Богородицы, его купольную систему, рассказываем об особенностях кирпичной кладки, облицовки, устройстве и форме окон — обо всем, что касается внешнего архитектурного облика храма. Затем заходим в храм, рассказываем о его особенностях: в нем целых три притвора, особый вид средней части. Рассказываем о строении иконостаса, затем поднимаемся на второй ярус, показываем баптистерий, объясняем суть Таинства Крещения. В храме много росписей, мы подробно говорим о каждом сюжете. Заканчивается экскурсия во внутреннем дворике — там мы рассказываем о том, что такое, собственно, подворье: это развитая структура, включаю­щая кельи монахов и различные вспомогательные производства — гостиницу, трапезную, просфорню… Мы объясняем, где что находится сейчас и где находилось раньше, как выглядело.

— Перед экскурсоводом стоят три задачи: нужно рассказать об истории храма, об истории интерьеров с точки зрения искусствоведения и о христианской культуре как таковой, — объясняет Ярослав Стародубцев. — В Феодоровском соборе это очень удобно: на примере нашего храма можно продемонстрировать всю Священную историю от сотворения мира. Люди заходят в нижний храм и видят, что там нет иконостаса, кресты необычной формы, на полу — лабиринт, символизирующий путь к Богу. На материале фресок нижнего храма можно рассказать, как ярый гонитель христиан Савл становится апостолом Павлом. Мы видим Христа, призывающего к Евхаристии, ведь храм — это не просто дом молитвы, а место, соединяющее человека с Богом в Таинстве Евхаристии. В верхнем храме мы слышим историю Феодоровской иконы и других икон Божией Матери, Которую особо почитают в нашей стране. Приходя в иконописную мастерскую, экскурсанты видят, как пишутся иконы, знакомятся с коллекцией шитья. У нас есть несколько маршрутов, например «Царский венец», подробно рассказывающий о соборе и храмовых мастерских, «Романовские звоны» — отдельная экскурсия на колокольню — и другие. Приходят целыми семьями. Большая часть заказных экскурсий — это люди нецерковные, но приезжают и паломнические группы.


ДЛЯ ДЕТЕЙ КАК РЕБЕНОК, ДЛЯ СТУДЕНТОВ КАК СТУДЕНТ

Как найти общий язык с группой? Как быть, если экскурсанты имеют весьма приблизительное понятие о том, для чего вообще нужен храм?..

— Задача экскурсовода — дать возможность увидеть сквозь материальное — духовное, — говорит Нина Любомудрова. Необходим междисциплинарный подход: нужно быть специалистом в самых разных областях. Конечно, для взрослых рассказываешь иначе, чем для детей, да и к детям разных возрастных групп необходим различный подход. Паломникам важны святыни, для них исторические подробности бывают не столь существенны. Приходят студенты-гуманитарии — с ними можно говорить о достаточно сложных и профессиональных вещах. Например, информировать, в каких архивах находятся те или иные документы, каково их содержание или научная ценность. Приходят и неверую­щие, светские люди, от них часто приходится слышать: «Нам, пожалуйста, ничего не надо про веру, нам только про историю и культуру». Но, будучи в храме, миновать темы, связанные с верой, невозможно, и тут волей-неволей, ничего не навязывая, мы выполняем миссионерскую задачу.

— Перед началом экскурсии я пытаюсь познакомиться со всеми, спрашиваю, кто кем работает, смотрю на возраст, — рассказывает Александр Захаров. — Самое сложное — когда приходит смешанная группа, где есть и молодежь, и люди среднего возраста, и пожилые. Поражают всегда дети. Они внимательнее всех слушают, хорошо понимают. Но чаще, конечно, приходят пожилые люди: у них много свободного времени плюс сильное желание восполнить пробелы в своем образовании. Всегда прошу: «Поднимите руку, кто ходит в храм». В зависимости от того, поднимают ли руки почти все, или два-три человека, и строю экскурсию. Иногородние группы редко интересуются нашим храмом, в отличие от иностранцев, которые постоянно заходят в течение дня. Почему так происходит, ответить затруднительно. Одна испанская туристка заметила, что среди сюжетов росписей много подвигов мужчин и совсем нет женщин, и спросила: «Что, у мужчин получается, а у женщин — нет?» Честно говоря, этот вопрос меня застал врасплох. Действительно, оказалось, что среди житийных сюжетов у нас в храме совершенно нет преподобных женщин — никогда раньше не обращал на это внимания. Я даже не помню, как ей объяснял… но как-то всё же выкрутился.


ОТ ИЗБЫТКА СЕРДЦА ГОВОРЯТ УСТА…

Экскурсовод — профессия творческая, поэтому так важно не останавливаться на достигнутом, продолжать исследования, искать новые формы взаимодействия с посетителями.

— Два года назад я предложил принять участие в акции «Ночь музеев», — говорит Ярослав Стародубцев. — Это было неожиданно: в «Ночи музеев» храмы, в принципе, участвуют, но только имеющие музейный статус — «Спас-на-Крови», Исаакиевский собор. Феодоровский собор был первым действующим храмом, который принял участие в этой акции. В первый год за пять часов вечерней программы нас посетили более полутора тысяч человек. В этом году мы впервые будем принимать посетителей всю ночь, до шести утра (до этого у нас был сокращенный доступ). Это серьезное мероприятие, его организовать гораздо сложнее, чем просто провести экскурсию. Храм большой, открыты к посещению все пространства: верхний и нижний храмы, выставочное пространство, иконописная мастерская… предполагается задействовать более двухсот волонтеров. Наши прихожане с радостью отзываются и участвуют. Казалось бы, светское мероприятие, но через экскурсии, через выставки происходит приобщение к христианской культуре. Человек приходит и видит красоту искусства Древней Руси в верхнем храме, аскетику древнехристианского мира в нижнем. Он соприкасается в выставочном пространстве с творчеством своих современников, что тоже очень важно: из-за того, что у нас были оборваны традиции христианского искусства, советский человек, ностальгирующий по духовному, воспринимал христианство как нечто законсервированное. Церковь — живая. Неизменным остаются Священное Писание и учение, но архитектура, внутреннее убранство храмов, живопись, музыка, — всё это менялось, более того — отвечало моде своего времени, что наглядно демонстрируют наши петербургские храмы, построенные в разных стилях. И только сейчас, спустя четверть века, стал формироваться язык современного христианского искусства.

— Однажды приехали на экскурсию дети-старшеклассники из пригорода, причем в основном из неблагополучных семей, — вспоминает Нина Любомудрова. — Сразу было понятно, что они очень хулиганистые. Я заранее с ужасом думала: «Если они на улице перед храмом так ужасно себя ведут, что же будет в храме?!» Но когда они зашли в храм, они так переменились! Когда подошли к иконе «Всех скорбящих Радость», я заметила, что некоторые дети заплакали, у них слезы были на глазах. И я увидела страдающих людей с трудными судьбами, которых так тронул образ Богородицы. Необходимо чувствовать группу, стараться с любовью отнестись к пришедшим, и тогда получается диалог. Даже если слушатели молчат, ты видишь интерес в их глазах. Важно найти нечто, что связывает людей с тем местом, где они находятся. Можно подойти к подсвечнику, показать памятную дату на нем или другие надписи, за которыми может стоять целая история, судьба конкретного человека. И это не обязательно связано с далеким прошлым: например, одна из икон в нашем храме написана замечательным иконописцем Георгием Гашевым, он наш современник и при этом один из персонажей книги «Несвятые святые».

Нас окружает живая история, и это хочется передать. Спасо-Преображенский собор был полковым храмом, и мы много рассказываем про Преображенский полк, известных людей, которые в нем служили. Среди прихожан храма есть прославленные в лике святых — например, причисленные к лику новомучеников митрополит Серафим (Чичагов), писатель Евгений Поселянин, есть святые и среди преображенцев. Непременно рассказываем и о судьбе храма в годы блокады, и об известных литераторах (Державин, Достоевский, Лесков, Гумилев, Ахматова, Бродский и другие), чьи судьбы так или иначе связаны с нашим храмом. Необходимо хорошо знать историю Петербурга и постоянно углублять свои знания в этой области. И вот интересная закономерность. Когда постоянно занимаешься какой-то темой, информация выходит на тебя сама. Например, я случайно узнала, что наш собор посещал… Льюис Кэрролл, автор «Алисы в Стране чудес». А как-то в библиотеке, раскрыв наугад сборник стихотворений Дмитрия Мережковского, сразу наткнулась на строчки в поэме «Смерть»:

Есть домик бедный и старинный

На Петербургской стороне —

Дворец Петра. Теперь, пустынный,

Он дремлет в грустной тишине.

Там образ Спаса чудотворный:

Лик Bизaнтийcкий, — древний, черный…

И тут понимаю, что ведь это образ Спаса Нерукотворного, который находится в соборе… Специфика работы в храме, наверное, в том, что когда о себе не думаешь, не рассчитываешь на какой-то успех, всё получается словно само собой, иногда совершенно неожиданно. Остается лишь удивляться повседневному действию Промысла. И чувствуешь, что ты служишь храму, а храм влияет на тебя…

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"