Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Путешествующие святыни (Часть 1)

Приезд всемирно почитаемых святынь, связанных с Господом, Богородицей, апостолами или великими святыми, стал обычным делом. Но с этими визитами связан ряд социальных и богословских проблем, о которых важно говорить, чтобы правильно построить отношения с гостящей у тебя святыней.
Раздел: Острый угол
Путешествующие святыни (Часть 1)
Журнал: № 9 (сентябрь) 2015Автор: Тимур ЩукинФотограф: Юрий Костыгов Опубликовано: 17 июля 2017

Иллюзия близости

У каждой святыни есть свой дом: приход или монастырь ведет ее молитвенную летопись, к ней стекаются паломники. Эта святыня «встроена» в приходскую жизнь, поклонение ей не противоречит или почти не противоречит обычной цели духовной жизни: помнить о том, что главная святыня — в глубине сердца, где в молитве происходит подлинное причастие Божеству. И регулярное участие в Евхаристии, и приходская жизнь, которые реально и зримо отражают то, что происходит в сердце, воспроизводят эту «внутридушевную» борьбу: человеку важно не забыть, что таинство не может быть рутиной, что каждый раз оно вневременно и чудесно.

Но когда из далеких и славных мест в город приезжает десница святого Георгия Победоносца или Пояс Самой Богородицы, налицо ситуация совсем иного рода. Тогда очень часто христианин оказывается в ситуации предвкушения «доступного и легкого чуда»: благодать не нужно «выковыривать» из-под накипи бурлящих в душе страстей, не нужно в обыденном распознавать тайну. Достаточно отстоять очередь, померзнуть, поголодать и — вот она, благодать, вот она, тайна. Да и страдания (часто эфемерные), которые испытывает человек в этой самой очереди, конечно, несопоставимы с тем, какие силы требуются на то, чтобы просто подготовиться к Причастию.

Давайте разберемся, почему так получается.


Священная логистика

Святыни могут переезжать из одного дома в другой, а могут просто путешествовать. В первом случае речь идет о событии, которое меняет место и роль святыни в богослужебной жизни, в богословии и государственной идеологии. Например, император Лев VI в 886 году перенес из Ефеса мощи святой Марии Магдалины и поместил их в выстроенном им константинопольском монастыре святого Лазаря: только с этого момента святая начинает почитаться в Византии как самостоятельная (от прочих жен-мироносиц) фигура. Когда останки святого Саввы Сербского были перенесены из болгарского Тырнова в главный на тот момент религиозный центр Сербии монастырь Милешева, тем самым фактически осуществилась государственная канонизация святого. Перенесение Петром Великим мощей святого Александра Невского в Санкт-Петербург зафиксировало изменение роли князя в мире русской святости.

Виды «перемещения»

В литургической традиции есть четыре типа перемещения святынь (мощей или реликвий): обретение утраченной святыни, например главы Иоанна Предтечи; положение, то есть захоронение, святыни, например Пояса Богородицы, или установление памятника на месте захоронения, например, древних мучеников; перенесение в узком смысле, когда святыня меняет место своего постоянного пребывания, например, мощей Лазаря Четверодневного с Кипра в Константинополь; и возвращение, когда святыня, скажем, мощи Иоанна Златоуста, возвращается из «плена» у богоборцев, язычников или еретиков. Самые значимые случаи перемещения нашли отражение в православной гимнографии и закреплены в церковном календаре. 

Во втором случае — святыня гостит в другом городе, другом государстве и возвращается на привычное место, в свой «дом». Можно сказать, что так очерчивается география культа: мы можем наглядно увидеть, где и в какой степени почитают того или иного святого. Например, десницу Иоанна Златоуста, хранившуюся в афонском монастыре Филофей, в Средние века постоянно вывозили для поклонения в Сербию и Болгарию. Та же Мария Магдалина особенно почиталась в России: еще в XIII веке ее мощи принимал великий князь Владимирский Константин Всеволодович, а в последний раз они побывали в нашей стране в сентябре 2006 года. Мощи святого князя Владимира за последние десятилетия гостили во многих городах — от Западной Украины до Владивостока: его действительно почитают на огромных просторах исторической России.

Любое перемещение святыни (если рассматривать именно религиозное перемещение — не вынужденную эвакуацию и не воровство) предполагает участие государства или крупного, связанного с государством, бизнеса. Или прямое — так было в самом первом случае торжественного перемещения мощей, когда император Констанций Галл в 351 году перенес в Дафну мощи священномученика Вавилы Антиохийского и трех его учеников. Или косвенное, когда государство помогает или просто не мешает Церкви перемещать святыни между городами. Ведь в любом случае «священное путешествие» предполагает, что точки, между которыми пролегает его маршрут, находятся в одном политическом ареале. Необходимо, чтобы страна, в которую должна прибыть святыня, не была враждебна «стране отправления». Нужно, наконец, чтобы и «здесь», и «там» к Церкви относились с уважением или, по крайней мере, терпели ее. Чтобы святыня приехала к нам в гости, нужно, чтобы разрешение на это дал правитель и каждый мелкий чиновник, который отвечает за дороги, транспорт, границы, обеспечение безопасности. Прибытие святыни очень обязывает христианина перед «городовым».

Кто организовал принесение великих святынь?

Большие заслуги на этом поприще принадлежат «Фонду Андрея Первозванного» и «Центру национальной славы» — неполитическим общественным организациям, во главе которых стоит президент ОАО РЖД Владимир Якунин. Фонд и центр организовали приезд в Россию и страны ближнего зарубежья стопы святого апостола Андрея Первозванного (2003 г.), мощей преподобномучениц великой княгини Елизаветы Фёдоровны и инокини Варвары (2004–2005 гг.), десницы Иоанна Предтечи (2006 г.), честной главы апостола и евангелиста Луки (2007 г.), Пояса Пресвятой Богородицы (2011 г.), Креста Андрея Первозванного (2013 г.). Фонд Святителя Василия Великого, основанный предпринимателем и меценатом Константином Малофеевым, привез Дары Волхвов (2014 г.) и мощи святого князя Владимира (2015 г.). Благотворительный фонд имени равноапостольного князя Владимира (директор — бывший замгубернатора Ярославской области Виктор Костин) — десницы святого Георгия Победоносца (2015 г.). 

В этом нет ничего плохого: все большие формы христианской культуры, сама организация церковной общины в рамках государства не были бы возможны без этого самого государства. Тут дело в другом. Точно так же, как армия, полиция, система здравоохранения и социального обеспечения создают у человека иллюзию безопасности, государственное управление святыней создает иллюзию ее доступности. Обе иллюзии опасны, поскольку расслабляют человека, дают ложное убеждение в том, что ему что-то гарантировано: жизнь, здоровье или вечное спасение. Но нет — и самый лучший врач не спасет человека против его воли. И самый мощный источник благодати будет бить втуне для того, кто не имеет желания эту благодать принять. Или имеет желание ленивое, потребленческое.

(Продолжение следует)



Поделиться

Другие статьи из рубрики "Острый угол"

25 апреля 2016 Вместо заключения Неумолимая статистика. По данным МВД, каждое второе преступление в России совершают люди, уже побывавшие в заключении.  И доля «рецидивных» преступлений растет — при том, что не уменьшаются и общие показатели преступности. Уголовно-исправительная система, выходит так, является гигантской фабрикой по переплавке однажды оступившихся и чаще всего не потерянных для общества граждан в людей с преступным менталитетом. Люди возвращаются в тюрьму от недостатка любви, от того, что они никому не нужны. Но «любовь» — это непонятное слово. Оно раскрывает свой смысл через конкретные  — и притом последовательные  —  поступки. Поступки, позволяющие бывшему заключенному вернуться и навсегда остаться в том мире, где людей соединяет не отверженность, а гражданские, семейные и трудовые узы. Но на такую последовательность способно лишь то сообщество, та социальная структура, которая может предложить преступнику иную систему координат, иную модель межчеловеческих отношений.  ...
25 ноября 2014 Я бы в звонари пошел... (часть 1) Колокольный звон — русский способ радоваться: громко, вширь, с размахом. Людской интерес к нему с годами не охладевает. Это подтверждает опыт Светлой седмицы, когда двери петербургских колоколен открываются, и хозяева звонниц встречают гостей, у которых от нетерпения горят глаза. Что привлекает в звоне? Наверно, возможность вывести себя из привычной статики, ощутить ликующую свободу. Если после одного такого пасхального «опыта» вы решите, что пора не только слушать, но еще и звонить, — у вас возникнет следующий вопрос: где можно выучиться «колокольному делу»? А еще — не всё ли равно, кому и во что «лупить»? Нужно ли музыкальное образование звонарю? И зачем восстанавливать старинные колокола? Со всеми этими вопросами — последовательно, а иногда и параллельно — мы разбираемся в разделе «Подробно».
23 сентября, воскресенье