Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Прожить один день трезвым... от трудоголизма

Вы всё время заняты работой так, что даже вечером не остается минутки для близких? Вы постоянно думаете о своих отношениях с девушкой, и ничто другое вас не радует? Вы берете третий кредит, потому что срочно нужно купить очередные туфли? Проверьте себя, не зависимость ли это! О том, какими бывают зависимости, как их диагностировать и с ними справляться, рассказывает психотерапевт-консультант, автор книги «Путь независимости» Пётр Дмитриевский.
Журнал: № 6 (июнь) 2017Страницы: 48-51 Автор: Анна ЕршоваФотограф: Марина Куракина Опубликовано: 26 июня 2017

ОТ ТРУДОГОЛИЗМА И ШОПОГОЛИЗМА НЕ УМИРАЮТ

— Пётр, в ваших работах я читаю о таких зависимостях, как шопоголизм, трудоголизм, зависимость от отношений, от социальных сетей, от еды. Вы ставите их в ряд с алкоголизмом и наркоманией. Но все-таки от шопоголизма еще никто не умирал, насколько это серьезно? С этим действительно стоит бороться?

— Да, действительно психотерапия сначала обратила внимание на химические зависимости: они более заметны. Но в середине XX века психологи стали замечать, что механизмы развития неконтролируемого поведения, которое наблюдается не только у людей с химическими зависимостями, но и с зависимостью от каких-то действий, схожи между собой. Более того, последние исследования показали, что мозг людей, страдающих как химической, так и поведенческой зависимостью, функционирует не совсем обычным образом, и искажения его работы имеют одинаковые черты.

Например, главный критерий диагностирования химической зависимости — абстинентный синдром, то есть, попросту говоря, «ломка» при отмене, — обнаруживается и у людей с поведенческой зависимостью. И не только на психологическом уровне (беспричинная тревога, страх, неуверенность в себе), но даже и на физиологическом. При отмене действия, от которого человек зависит (компьютерные игры, интернет), может диагностироваться дрожь в конечностях или потоотделение — симптомы, очень похожие на «ломку» зависимых от психоактивных веществ.

Конечно, продолжительность цикла, который ведет к смерти, у химически и поведенчески зависимых отличается. Если у героинового наркомана этот цикл может занимать шесть лет, то у шопоголика он может быть длиной во всю человеческую жизнь. Но у поведенчески зависимых есть свои риски: во-первых, на последних стадиях развития зависимостей это могут быть психиатрические нарушения, во-вторых, смерть может наступить от сопутствующих причин. Например, человек, попавший в любовную зависимость, может ради сохранения отношений совершать довольно безумные с точки зрения техники безопасности поступки: лезть в какое-то опасное место или из мести любимому совершать акты самоповреждения. Как алкоголик может в поисках алкоголя постепенно продавать свое имущество и даже воровать, так и человек, зависимый от покупок, траты денег в кредит, может быть настолько выключен из социальных связей, что тоже начнет попадать в криминальные истории.

— А чем такая, казалось бы, «полезная» зависимость, как трудоголизм, мешает человеку в жизни? И как определить, что ты трудоголик, а не просто трудолюбив?

— В социуме всегда есть определенная группа, которая заинтересована в той или иной зависимости. Например, игромания очень нужна тем, кто разрабатывает игры или зарабатывает деньги на игровых заведениях. Вся рыночная экономика строится на принципе увеличения объема собственности и зарабатывания денег. И, конечно, для развития экономики лучше, чтобы люди больше работали за ту же зарплату. Поэтому в борьбе с этими зависимостями, в отличие от наркомании и алкоголизма, поддержку в обществе и культуре мы не всегда можем найти.

Сложность диагностирования трудоголизма заключается еще и в том, что у любого зависимого происходят когнитивные нарушения, искажения восприятия реальности. Алкоголик, если вы его спросите, витиеватым и логически безупречным образом обоснует, почему он выпивает, но при этом не является алкоголиком. И он будет очень искренен в своих словах. Так же и трудоголик очень внятно объяснит вам: «Если я ушел с работы раньше на 2 часа, то, значит, я должен ночью посидеть 4 часа». Любые логические нестыковки будут хорошо уживаться в его голове, и только взгляд со стороны позволит их обнаружить.

Самый простой способ отличить трудоголизм от трудолюбия — проверить наличие абстинентного синдрома. Посмотрите, что с вами происходит в отпуске в первые два дня. Если вы чувствуете облегчение, радость и приятную истому — это одно. Но если у человека довольно серьезная стадия развития трудоголизма, то процесс расслабления будет для него мучительным. Он будет ощущать необъяснимую тревогу, маяться навязчивыми мыслями «без меня не справятся», часто звонить на работу и давать ценные указания и т. д. Состояние бездействия может доводить такого человека до внутреннего тремора. Это яркий указатель на то, что трудоголизм развился уже довольно серьезно. И проведение выходных у трудоголика начинает вызывать некоторую неловкость, беспокойство, скуку. Поскольку любая зависимость заинтересована в изоляции и в обеднении сердечного уровня взаимодействия с людьми, дополнительным звоночком может быть постепенное снижение желания проводить время с кем-то из близких. То есть деловые переговоры и обсуждение проектов даются хорошо, а сидение на кухне или совместное купание на озере становятся всё менее и менее ценным и даже обременительным.

ПЁТР ДМИТРИЕВСКИЙ ПО ПЕРВОМУ ОБРАЗОВАНИЮ — ВОСТОКОВЕД, ПЕРЕВОДЧИК. В 2010 ГОДУ ПОЛУЧИЛ ВТОРОЕ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ В МОСКОВСКОМ ГОРОДСКОМ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ (МГППУ) И НА ФАКУЛЬТЕТЕ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ С ДЕТЬМИ И СЕМЬЯМИ МОСКОВСКОГО ГЕШТАЛЬТ ИНСТИТУТА. С 2002 ГОДА ЯВЛЯЕТСЯ ДИРЕКТОРОМ ПРИХОДСКОГО ПОДРОСТКОВОГО ЛАГЕРЯ ХРАМА СВЯТЫХ БЕССРЕБРЕНИКОВ КОСМЫ И ДАМИАНА В ШУБИНЕ (МОСКВА). ДВИГАЯСЬ НАВСТРЕЧУ ПОДРОСТКАМ, КОТОРЫЕ НЕ ВОСПРИНИМАЮТ «ТЕОРЕТИЧЕСКУЮ» ДУХОВНОСТЬ, ЛАГЕРЬ СТАЛ СВОЕГО РОДА ЛАБОРАТОРИЕЙ ПРАКТИЧЕСКОГО ХРИСТИАНСТВА, ПРОГРАММОЙ ПРОФИЛАКТИКИ ЗАВИСИМОГО ПОВЕДЕНИЯ. С 2014 ГОДА РАБОТАЕТ КАК ЧАСТНОПРАКТИКУЮЩИЙ КОНСУЛЬТАНТ, ПСИХОТЕРАПЕВТ: ВЕДЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ГРУППЫ, КОНСУЛЬТИРУЕТ ВЗРОСЛЫХ, ПОДРОСТКОВ И СЕМЕЙНЫЕ ПАРЫ. ЖЕНАТ, ВОСПИТЫВАЕТ ДОЧЬ.


КТО ПОДВЕРЖЕН ЗАВИСИМОСТЯМ И ПОЧЕМУ

— Почему проявляются такие вещи? Наши зависимости — это замена чего-либо отсутствующего в нашей жизни?

— Существуют разные гипотезы о возникновения зависимого поведения. Мне ближе теория о том, что возникновение зависимости — это реакция психики на шоковую либо хроническую травму. Склонность к постоянному возбуждению — а этим как раз отличается трудовая деятельность, особенно в сжатые сроки и с большим количеством параллельных процессов, — может являться последствием какого-то травмирующего события, которое оставило в психике неразряженный клубок энергии. Таким навязчивым образом человек возвращает себя в ситуацию хронического возбуждения. Очень сложно с этим справиться только силой воли, скорее всего, тут речь должна идти о профессиональной помощи или поддержке сообществ, которые формируются из людей, имеющих схожие проблемы.

Неужели с трудоголизмом, шопоголизмом, зависимостью от отношений, от еды и прочим нельзя справиться самостоятельно?

— Мозг у поведенчески зависимых работает точно таким же образом, как у химически зависимых. Поступающее в мозг химическое вещество запускает определенные искажения в его функционировании, навязчиво повторяемое поведение тоже меняет его работу схожим способом. Поэтому поведенчески зависимые точно так же не могут взять себя в руки. Алкоголик будет честно обещать вам: «Я с понедельника точно не буду пить», но в понедельник вероятность того, что он будет пьяным, близка к 100%. Зависимый от интернета будет много раз давать себе слово, что не станет больше участвовать в «холиварах», но в следующий раз снова проведет в соцсетях несколько часов. Поэтому один из важных этапов выздоровления и в том, и в этом случае — признание наличия расстройства и признание того, что собственная воля здесь не помощник. В психотерапии это называется «дискредитация собственного „я“». В популярной программе борьбы с зависимостями «12 шагов» в этом признании заключается так называемый «Первый шаг».

— Что тут может помочь?

— Есть три направления, в рамках которых человечество научилось бороться с зависимостями. Это православные аскетические практики, психотерапия и так называемая инициатива снизу — когда сами зависимые собираются в сообщества для оказания помощи друг другу. Я говорю о трезвеннических движениях, которые появлялись и развивались в разных странах под разными названиями, одно из самых известных — «Анонимные алкоголики», которые работают по программе «12 шагов». Сейчас существуют уже и «анонимные шопоголики», «анонимные обжоры», «анонимные игроки», «анонимные эмоционалы», «анонимные созависимые» и т. д. То есть эта программа помогает во всех видах зависимостей.

Слабости, пристрастия, дурные привычки — каждому из нас есть что за собой вспомнить. При этом мы уверены, что по-настоящему болезненную зависимость вызывают лишь наркотики и алкоголь, не подозревая, что интернет, отношения с любимыми, интимная близость, еда, работа, деньги тоже могут завладеть человеком. В книге Петра Дмитриевского «Путь независимости. Интернет, отношения, работа, еда, игры, алкоголь» представлена программа преодоления зависимости, которая адресована верующим людям. Эта проблема не решается только духовными средствами, потому что находится в области психики. Зависимые действия не поддаются контролю человека, и стыдить его, требуя «взять себя в руки», совершенно бесполезно. Книга помогает разобраться в себе, отказаться от ложных стереотипов и найти путь к освобождению, полноте и радости жизни.


ПРАВОСЛАВНЫЕ АСКЕТЫ КАК ПЕРВЫЕ ПСИХОЛОГИ

— Вы упомянули христианскую аскетику как средство борьбы с зависимостями. Это параллельный или, скажем так, перпендикулярный психотерапии процесс?

— Конечно, параллельный, в том смысле, что они направлены в одну сторону, во многом перекликаются и помогают друг другу. Посмотрим на классификацию страстей в святоотеческой литературе и зависимостей — в литературе психологической. Чревоугодие можно соотнести с нарушением пищевого поведения, обжорством — то есть зависимостью от еды. Сребролюбие можно соотнести с импульсивным транжирством, шопоголизмом и зависимостью от кредитов. А вот страсть уныния в психотерапии относится к депрессии — то есть к другому кластеру психических нарушений. Но интересно, что на депрессию тоже можно смотреть, как на вид зависимости, — что подтверждается программой «12 шагов», потому что есть группы «Анонимные депрессивные». Если депрессию рассматривать через призму зависимостей, то с ней можно работать теми же технологиями.

— Меня недавно удивило свидетельство одной знакомой в соцсетях. Она пишет, что по программе «12 шагов» перестала кричать на детей…

— Да, это тоже зависимость — зависимость от выплеска энергии, от интенсивных эмоций, которые получаешь во время скандалов и ссор. Говоря языком православной аскетики, это страсть гнева. Она может выражаться очень по-разному, в том числе и в благородных или «извиняемых» формах. Например, человек может бóльшую часть своего времени проводить в спорах в православных группах в соцсетях — именно эта страсть гонит его встревать в дискуссию, где очевидно кто-то неправ, чтобы начать праведно гневаться и обличать грешников. И в семейной жизни у нас есть масса возможностей для процветания этой страсти, и в первую очередь — в гневе на детей.

— Потому что контроль дома ослабевает? Ты же не будешь орать на работе так, как на детей

— Ну, если мы говорим о прогрессировании страсти гнева, то постепенно контроль утрачивается. Алкоголик на ранних стадиях может себе позволить выпить на выходных, но не станет пить в воскресенье вечером, потому что завтра на работу. Но с годами это его уже не сможет остановить. А если страсть гнева прогрессирует, то сначала она будет проявляться там, где это останется безнаказанным, но со временем — даже там, где это явно человеку во вред. И тут важно упомянуть, что страсть гнева тоже может быть следствием пережитых травмирующих ситуаций. Где-то там, в прошлом, застряло возбуждение, которое так и не нашло пока выхода. В основе страсти гнева лежит, как правило, страх. С этим страхом как раз и нужно разбираться с помощью специальной психотерапии или групповой работы.


УСЫНОВИ СЕБЯ САМ

— Что делать, если ты заметил, что в жизни что-то мешает — длительное сидение в соцсетях, или зацикленность на отношениях с партнером, или тяга заедать стрессы? Понятно, что можно обратиться к психологу, но не всегда есть такая возможность.

— Нужно сосредоточиться на двух вещах. Первое — найти какое-то сообщество братьев и сестер «по несчастью» или просто на приходе, где можно было бы рассказывать о своей жизни, делиться своей болью, надеждой, успехами. Нужно выстраивать сердечные, искренние отношения, потому что зависимость всегда приходит на место сердечной связи. Весь опыт говорит о том, что в одиночку с зависимостью ничего сделать невозможно.

Второе — последовательная забота о собственной психике. Как если бы человек сам себе был заботливым родителем, который предлагает «ребенку» какую-то спортивно-культурную программу. Дело в том, что мозг в ответ на разные типы приятного возбуждения вырабатывает дофамин — гормон радости, как его попросту называют. И если дофамин начинает вырабатываться только в ответ на один и тот же стимул — на алкоголь, или на работу, или на покупку, — то это означает, что мозг начинает функционировать примитивно. Соответственно, человеку надо приучать свой мозг вырабатывать дофамин на разные другие стимулы — вкусно себя покормить в кафе с друзьями, свозить себя на море, сводить в театр. И делать это, будто усыновив самого себя, — последовательно и даже немножко «через силу».

— Чем и как зависимости могут мешать нашим отношениям с Богом?

— С одной стороны, зависимости разрушают социальные связи, ухудшают отношения с друзьями, с родными — и с Богом. Неслучайно самое раннее исследование зависимостей, страстей было у аскетов, которые обнаружили, что им что-то мешает на пути сближения с Господом. С другой стороны, есть немало свидетельств выздоравливающих, которые на определенном этапе благодарили Бога за этот кризис, за это «дно», потому что там началась реальная духовная работа по вскрытию следов травмирующих событий и своих ошибок. Именно в точке бессилия, в точке, когда человек осознает, что ему одному не справиться, — часто и происходит настоящая встреча с Богом.

— Какую роль, кроме поддержки братьев и сестер, может оказать Церковь?

— Хорошо, если удастся найти священника, который имеет опыт работы со своими зависимостями и страстями. Такой батюшка на Исповеди не станет ни стыдить, ни жалеть зависимого, а поможет ему обнаружить уловки психики, поможет взять ответственность за свое выздоровление. Кроме того, в молитве Евхаристического канона на Литургии перечислены цели, ради которых мы причащаемся, и там есть слова: «во трезвение души». Это означает, что в причащении Телу и Крови создаются некие предпосылки для того, чтобы душа протрезвела. Значит, можно расценивать причащение как одно из действий, которое нам помогает прожить этот день трезвым — свободным от иллюзий и самообмана.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ"

24 июля, понедельник