Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Приход, где все на своем месте

Недалеко от Царского Села есть небольшой, на полтораста жителей, поселок Александровская. Места исторические и живописные. Уютные дома, ухоженные садики, на окраине протекает река Кузьминка. В допетровские времена она называлась Чёрной. Может, таковой и была, но теперь о ней говорят исключительно как о светлой. Ведь именно на её берегу 27 апреля 1826 года случилось чудесное явление иконы Божией Матери «Казанская», что привело к строительству одноименного храма. Приходская жизнь в поселке закипела два века назад, но по-настоящему забурлила, кажется, только в наши дни. 
Раздел: Приход
Приход, где все на своем месте
Журнал: № 11 (ноябрь) 2019Страницы: 12-17 Автор: Марина ЛанскаяФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 20 ноября 2019

СЛУЖБЫ В ЧАЙНОЙ

Строительству храма предшествовало появление, как ни странно, чайной. На одной из дач, принадлежавшей Сергею Васильевичу Лабутову, было решено открыть для Царскосельского отделения общества трезвости духовно-просветительское заведение, где можно и чай пить, и духовные беседы вести, и молитвословить. Чайную освятили, священники округа даже стали совершать в ней службы. Ведь в Александровской своей церкви не было — но было «свято место», то, где случилось чудесное явление Казанской иконы Божией Матери, а оно, как известно, пусто не бывает. Рядом с ним Братство во имя Пресвятой Богородицы, образованное дачниками, и решило возвести храм. Деньги жертвовали владельцы дач, жители окрестных деревень, сама императрица Александра Феодоровна пожаловала 3100 рублей. Проект храма разработал член Братства выпускник института гражданских инженеров Владимир Дмитриевич Николя.

НИКАКИХ СЛУЧАЙНОСТЕЙ

Одноэтажный одноглавый храм, обшитый деревом и украшенный резьбой, возвели в 1907 году, освятили 12 апреля в честь Казанской иконы Божией Матери. Приход славился на всю округу народным хором, хорошей библиотекой религиозной литературы и просветительскими беседами. В 1934-м церковь закрыли, в здании устроили клуб, в котором по неосторожности случился пожар, уничтоживший святыню до основания. Через 30 лет разобрали и фундамент, в буквальном смысле не оставив камня на камне: уцелел только кусочек левого крыла.

Потребовались десятилетия, чтобы на выжженной земле вновь пробились ростки духовной жизни. Сегодня здесь есть и храм, и что-то вроде прежней чайной, и духовные беседы, и прекрасный хор, и выздоравливающие трезвенники. Но вышло это не в результате нарочитой реконструкции дореволюционных нравов посельчан, а случайно. Впрочем, на это настоятель протоиерей Борис Куприянов непременно напомнил бы мне слова французского математика и философа Пуанкаре о том, что «случайность является… мерой нашего невежества». Не верит отец Борис в случайность.


ЛИРИКА И ЛИТУРГИЯ

Подходящие философские высказывания, исторические примеры, стихи к месту, умная беседа — всё это для духовных чад отца Бориса давно стало привычным делом. В прошлом он поэт, но только ли в прошлом? На столе священника — книга с подзаголовком «Лирические истоки литургического богословия». Лирикой напитаны его проповеди.

— Отец Борис — одухотворенный педагог. У него глубочайшие гуманитарные знания, потрясающий поэтический дар. Он образовывает нас и духовно, и культурно. Словом своим приподнимает над обыденностью, — с чувством рассказывает прихожанка храма Галина Метеличенко.

— И Библия, и фильмы, и светская жизнь, и современные книги — всё у отца Бориса складывается в одну картину мира, и он открывает её нам так умело, так тонко. Я часто наблюдаю за людьми, когда они слушают батюшку, и буквально вижу, как из его речи они получают ответы на свои сокровенные мысли и переживания, — вторит другая прихожанка, Людмила Орда.

Прихожанка Людмила Орда помогает на кухне
Прихожанка Людмила Орда помогает на кухне

— Да, это удивительно: приходишь в храм с какой-то тяжелой мыслью, и даже спросить ничего не успеешь, как отец Борис уже дает ответ, четкий, конкретный. Всё, духовно вопрос решен, ответ получен, можно действовать без колебаний, — подтверждает Лариса Карпова.

Она отмечает, что на службах у отца Бориса всё понятно, каждое слово богослужения произносится со вниманием.

— Настоятель приобщает нас всех к общей молитве. Не отвлечешься — за его сосредоточенностью на службе, за искренностью, за верой идешь волей-неволей, — говорит Лариса.

Об особенной молитвенной сосредоточенности настоятеля говорит и священник Игорь Райкевич. Для него отец Борис — пример истинного пастыря, слово у которого «красивое, духоносное».

Впрочем, если нужно избавить кого-то из духовных чад от тяжелых мыслей, отец Борис может обойтись и без слов. Вячеслав Минин после длительной реабилитации, которая помогла ему избавиться от наркотической зависимости, никак не мог найти в городе храм по душе, чтобы закрепиться в нем основательно. Случайно попал сюда — и, что называется, пустил корни.

— У меня были разные предубеждения к священникам, а тут отошло. Меня здесь приняли так тепло, что я перестал бояться Бога. Если люди такие добрые, то Бог-то тем более. К отцу Борису всегда иду, когда у меня проблемы, его слова для меня решающие. Но у него не только слова, но и дела, — рассказал Вячеслав. — Недавно мою посуду (меня благословили помогать на кухне), а сам думаю, где денег взять, чтобы за комнату заплатить. Отец Борис подошел, спрашивает, чего хмурюсь. Обычно я всё рассказываю, а тут просто ответил, что всё нормально, и дальше тарелки тру. Тут он мне что-то вложил в руку, я в карман сунул, думал — конфета, а потом посмотрел — это деньги, ровно та сумма, что мне нужна.


НЕ ДВОЕ И НЕ ТРОЕ ВО ИМЯ ЕГО

Протоиерей Борис Куприянов до назначения в Александровскую служил в Софийском соборе и, по собственному признанию, всё его устраивало, перемен никаких не ждал и не желал. Впрочем, перевод в Александ­ровскую принял безропотно: такая уж у священников доля. Многие местные жители, как водится, к новому пастырю отнеслись с подозрительностью. Было это 23 года назад. Вскоре нашелся меценат, глава Балтийской строительной компании Игорь Александрович Найвальт, и на собственные средства принялся возводить храм. «За строительство взялся, а сам вопрошал меня: „Два-три человека будет в него хоть ходить?“», — вспоминает с улыбкой отец Борис.

Протоиерей Борис Куприянов
Протоиерей Борис Куприянов

Александр Кращук, чья компания строила здание приходской воскресной школы, служит в храме чтецом. Здесь же венчался. На следующий день после венчания не смог ни закурить, ни выпить, такое вот чудо. Он немало храмов построил, но именно этот считает родным. Про отца Бориса говорит: «Ловец человеков хороший, потому что любит людей по-настоящему, как мало кто умеет».

Александр Кращук, чья компания строила здание приходской воскресной школы, служит в храме чтецом
Александр Кращук, чья компания строила здание приходской воскресной школы, служит в храме чтецом

Новый храм Казанской иконы Божией Матери построили быстро, за год, и освятили 26 октября 1997 года. И сегодня в нем не два и не три человека, а сотни. После службы не расходятся, оживленно беседуют на улице, дружно направляясь в трапезную. Воскресный обед для всех прихожан — добрая традиция. Помолились, расселись за столами. Людей не меньше семидесяти. Но обстановка самая что ни на есть семейная. Обычно в присутствии духовенства за трапезой лишний раз ложкой о край тарелки боишься громко ударить, а тут никаких формальностей. Ведется оживленная беседа, сам настоятель охотно вступает в разговоры, шутит, во всем сквозит свобода обращения друг с другом, не та, что проистекает от недостатка уважения, а та, что продиктована снимающим всё напряжение духом взаимной любви. И еда аппетитная, домашняя, не общепитовская.


НЕ ТОЛЬКО ХЛЕБ

— Это наша Леночка готовит. Она очень любит людей кормить. Всё время интересуется новыми рецептами, придумывает, как из самых простых вещей, например перловки, репы, приготовить вкусный обед. В магазин за продуктами едет рано утром, чтобы отобрать самое лучшее. На совесть всё делает. И талант у нее несомненный, — отметила Людмила Орда.

Повар Елена Исакова
Повар Елена Исакова

Людмила и сама помогает на кухне: накормить такое количество человек — дело серьезное. Когда-то они с семьей купили в поселке дачу, в храм заходили от случая к случаю, здесь крестился муж Людмилы, сын, внучка, отпевали маму. Что-то жертвовали на храм. С выходом на пенсию денег стало меньше, в том числе и на свою лепту, зато времени оказалось достаточно, и потому Людмила решила помогать, чем может.

— Мы начинаем готовить еще в субботу вечером, в воскресенье продолжаем, потом надо накрыть, подать, убрать, помыть. Я сначала думала, зачем отцу Борису это нужно? Столько трат и труда! Но теперь вижу, насколько важное дело он на себя взял, — рассказала Людмила. — Кто-то, конечно, приходит просто поесть, для многодетных мам это вообще большое подспорье. Но главное, за трапезой все знакомятся.
Я, например, так нашла репетиторов для занятий с трудными подростками, по своей работе в фонде. За разговорами выясняется, у кого какие нужды. Да и просто находишь друзей. Даже семью. Ведь семья — не только те, кто тебе по крови родственники, но и те, кто по духу.

Беседы с настоятелем, ради которых многие приходят на трапезу, тоже происходят каждое воскре­сенье. Без регламента и заданных тем, но с обязательным чувством сопричастности общему созиданию.

— Слово, которое в храме говорится, и слово, которое говорится за трапезой, разнятся. Церковное дело предполагает замещение своего «я» правдой евангельской, а на трапезе можно говорить о личном, соучаствовать в обсуждении того, что происходит вокруг, что волнует каждого из нас, — считает отец Борис.


ОТ МАЛОЙ СЕМЬИ ДО БОЛЬШОЙ

Все прихожане, с которыми довелось пообщаться, отмечали, что у отца Бориса прекрасная семья, супруга, дочери, сын, внуки, и эту семейственность они распространяют на весь приход. Хотя сам священник к этому относится с юмором и свою семью канонически примерной не считает.

— А насчет семейственности на приходе… пожалуй, есть она. Церковная семья должна быть одна. И, кажется, у нас она сложилась. Вот не знаю, можно ли это констатировать. Рано, наверное. И шторма еще будут, и проблемы. Мы как корабль в житейском море, и нам еще долгое плаванье предстоит, но главное — держаться курса, который ведет к тому, чтобы единым сердцем в храме быть. Вот чего хочется, — говорит настоятель.


ОБЩИЕ ДЕТИ

На Литургии в Казанском храме я заметила двух мальчишек. Старший вел за руку младшего и говорил: давай, мол, поторопимся, сейчас дедушка нас благословлять будет. Подумалось: «верно, внуки настоятеля, а где же родители?» То одна женщина их по голове погладила, то другая печенье дала, а вот и мужчина подошел. Да и прочие дети в храме — как будто общие для всех, не разобрать, кто им родной по крови, а кто по храму. Чувство общей родственности щедро разлито в воздухе. Вот все малыши после службы бегут на детскую площадку — здесь же, на церковной территории. Ребята постарше мчатся играть в футбол, поле с воротами тоже тут, у храма. Поиграв и поев, дети, а их здесь множество, расходятся по кабинетам воскресной школы. Там у них игры, театр, викторины, совместные просмотры фильмов и бурные обсуждения. Недавно появился детский хор. Ведет его Полина Башкатова, для которой Казанский храм стал тем местом, где ожила затухающая вера. Полина из священнической семьи. В Петербург приехала, когда вышла замуж. Они с мужем оба дирижеры.

— Супруг верующим не был, и как-то случилось, что и я стала отходить от Церкви, проваливаться в мирскую суету. Но, как говорим мы, хоровики, у каждого из нас профессиональный путь проходит через храм. И вот мой муж оказался здесь, я за ним пришла. До этого мы болтались по разным храмам, а тут сразу поняли, это наше место, наш священник, больше искать нечего. И сразу всё вернулось в жизнь: и вера, и хор, и дети. Очень захотелось снова работать с детьми, у меня уже был такой опыт. Сначала мы взяли двух мальчиков из детского дома, а потом я решила, что надо бы еще что-то в жизни делать. Что я умею? Да ничего не умею. Только музыкой заниматься. И занялась. Теперь у нас в воскресной школе есть детский хор, — рассказывает Полина.

Детская театральная студия Казанского храма славится на весь район. Восторженные отклики на постановки, выложенные в интернете, приходят даже из-за границы. Многие просят поделиться сценариями.

— Сценарии пишет отец Игорь — очень талантливый человек. Берет за основу сказки с каким-либо поучительным нравственно содержанием и переделывает их под постановку. Выходит всегда здорово, — поделилась супруга настоятеля Марина Куприянова.

Диакон Владимир Рождественский ведет занятие в воскресной школе
Диакон Владимир Рождественский ведет занятие в воскресной школе

Отец Игорь свои заслуги умаляет, а любовь детей к воскресной школе объясняет тем, что еще на стадии её формирования они с отцом Борисом решили, что теоретическая часть не должна быть большой, упор должен делаться на церковное единство, на вовлеченность.

— Мы стараемся детей сделать частью нашей большой церковной семьи, чтобы они чувствовали себя нужными на приходе, это важнее, чем просто получать знания. Только так можно удержать подростков от соблазнов уйти из храма туда, где так много всего заманчивого и опасного. Мы за каждого из них переживаем, за каждого молимся, — рассказал священник.

Протоиерей Игорь Райкевич и диакон Владимир Рождественский (справа) ведут занятия в воскресной школе
Протоиерей Игорь Райкевич ведет занятие в воскресной школе


КТО В ШКОЛУ, КТО В БОЛЬНИЦУ

Отец Игорь занимается с детьми не только своего прихода, но и в школах Пушкинского района: проводит конкурсы, олимпиады на церковную тематику, встречи с духовенством — прокладывает мост между Церковью и детскими учебными заведениями, ведь пока между ними пропасть.

Диакон Владимир Рождественский помогает отцу Игорю вести занятия в воскресной школе, а вместе с другим замечательным приходским батюшкой отцом Сергием Ермаковым служит в часовне священномученицы царицы Александры в Детском ортопедическом институте имени Турнера, куда приезжают на лечение дети со всей страны. В катехизаторской работе ему помогает сын настоятеля Леонид Куприянов. Молодые люди дружны с юности, собственно, благодаря этой дружбе отец Владимир, врач-физиотерапевт, и стал диаконом Казанского храма.

Протоиерей Сергий Ермаков
Протоиерей Сергий Ермаков


ЧЕЛОВЕК ОТ БОГА

Однажды они вместе с братом-близнецом и с Леонидом отдыхали под Псковом. Ужин, банька, и вдруг зарево за окном. Загорелся дом. И мгновенно сгорел дотла, но все остались живы. Наутро приехал папа Леонида, это был отец Борис. Так они и познакомились.

— Раньше я считал себя хорошим, но оказалось, это не так. Думал, что жить надо мне по-новому или вообще не жить. Не жить вовсе — такой выход мне показался немужественным, и я стал искать ответ на вопрос: а что значит по-новому? Я, как медик, рассуж­дал так: есть малопонятный посторонним медицинский язык, так и в молитве есть свой язык, и чтобы в нем разобраться, мне нужен человек от Бога, — рассказал отец Владимир.

Ко времени знакомства с отцом Борисом Владимир потерял отца ­и, по собственному признанию, сильно тосковал по мужскому твердому слову. Отец Борис постепенно стал заполнять эту пустоту.

— Сначала меня, кажется, просто привлек тембр его голоса, потом я почувствовал в нем внут­реннюю мощь и увидел твердость убеждений. Я стал приезжать к отцу Борису с вопросами: чем дышит Бог? чем наши сердца должны дышать, чтобы быть с Ним? Вскоре стал его духовным чадом, закончил семинарию, — продолжил он свой рассказ.

Диакон Владимир от работы врачом не отказался, но и тут произошли перемены. Вот как он это комментирует:

— Везде, чем бы человек ни занимался, он может делать свое дело без сердца. Было это и со мной. Но как начал церковную жизнь, стал к работе тоже относиться как к служению. Я в семинарии писал диплом на тему «Диалог Церкви и медицины». Такой же диалог происходит на поле моего сердца, и это совершенно новый взгляд на мою работу.


ТАЙНА И ТРУД ВСЁ ПЕРЕТРУТ

В Казанском приходе каждый человек на своем месте. Таланты каждого здесь будто пробуждаются от спячки и расцветают.

— Как вышло, что у нас столько добрых, пытливых, радостных, одаренных людей? Я не знаю. Но точно, они подбираются не рационально, а иррационально, я бы сказал. Явление иконы Божией Матери в 1826 году не осталось просто событием прошлым. Оно способствует всему тому, что у нас происходит. Это тайна живая. А когда есть что в сокровенности беречь, всё остальное само собой решается, — считает отец Борис.

Тайна тайной, но не обошлось и без трудного пастырского служения. После назначения отец Борис проводил на приходе всё свое время, находился здесь безотлучно ­
с 9 ут­­ра до 9 вечера. Он и сейчас всецело вовлечен в жизнь своего прихода. Наверное, это единственный путь к тому, чтобы приход стал тем, чем призван стать: одной семьей.

— Если после Литургии на двери храма замок вешать, никто ходить не будет, — считает отец Борис. — Приход — это творческое делание, посредством которого я сам учусь. Чему? Видеть и ценить в людях душевную теплоту, открытость. Если это удается, то пастырство не приходится превращать в муштру, и занимать заносчивую позицию по отношению к человеку уже не получается. Рождается взаимное доверие. Но родиться оно может только из самой серьезной простоты.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "Приход"