Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Православие в "земле чистых". Беседа с православным священником из Пакистана Иосифом Фаруком

Православие пришло в Пакистан совсем недавно — чуть больше десяти лет назад. Верующих в этой стране пока немного, вряд ли наберется и тысяча человек (при населении 194 млн). А священников и вовсе только двое — иерей Иоанн Танвеер от Константинопольской Церкви и иерей Иосиф Фарук от Русской. Недавно отец Иосиф приезжал в гости в Россию. Он рассказал нашему журналу о жизни своей общины в Пакистане.
Журнал: № 6 (июнь) 2017Страницы: 40-43 Автор: Евгений Перевалов Опубликовано: 5 июня 2017

ИЗ КАТОЛИЧЕСТВА В КАФОЛИЧЕСТВО

— Отец Иосиф, расскажите для начала, как вы оказались в православии. Ваши родители были мусульманами?

— Нет, мои родители были католиками. И я учился в католической семинарии, собирался принять сан и стать католическим священником. Уже тогда заинтересовался православием. Стал общаться с православными в нашей стране, познакомился с первоиерархом Русской Православной Церкви Заграницей митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Иларионом. В 2011 году владыка послал к нам проповедовать православного священника из Австралии, иерея Адриана Аугустуса. Он учил пакистанцев истинной вере, и уже в январе 2012 года снова приехал к нам и крестил всех, кто захотел присоединиться к Церкви, — 174 человека, мужчин и женщин всех возрастов, детей. Я с моими родителями был в их числе. Уже на следующее утро мы служили первую Литургию. А в 2013 году митрополит Иларион рукоположил меня во священника.

— Кто в основном принимает православие в Пакистане? Есть ли среди новообращенных мусульмане?

— Нет, мусульман среди новообращенных нет. Им не разрешается менять вероисповедание, это преследуется законом, переход в христианство для них почти невозможен — только рискуя здоровьем и жизнью. Большинство принявших православие в прошлом были католиками, реже — протестантами. Мы можем проповедовать среди других христиан, а среди мусульман запрещено.

Справка

Пакистан (с урду название переводится как «земля чистых») — государство в Южной Азии. Население страны составляет 194 млн человек, большинство исповедует ислам суннитского толка. Каждый второй житель Пакистана не владеет грамотой. Из религиозных меньшинств наиболее широко представлены индуисты (3 млн 200 тыс. человек) и христиане (2 млн 800 тыс. человек). В 1980-х годах в Пакистане был введен закон о богохульстве, который часто используется фанатиками для сведения счетов с верующими других религий. Пакистанские христиане в большинстве своем — потомки представителей низших каст, принявшие христианство в 1800-х годах от европейских миссионеров. Православных в Пакистане совсем немного, они представлены двумя общинами — приходом иерея Иоанна Танвеера в Лахоре (Константинопольский патриархат), где строится православный храм, и приходом иерея Иосифа Фарука (Русская Православная Церковь Заграницей).


МАЛОЕ СТАДО

— В Пакистане сильны радикальные настроения. Вы лично и ваш приход сталкивался с притеснениями со стороны экстремистов или, может, и самого государства?

— Христианство — второе после индуизма религиозное меньшинство в Пакистане. Поэтому формально государство нас не трогает. Но фундаменталисты могут провоцировать христиан, обвинять их в неуважении к пророку Мухаммеду, к Корану. А за богохульство в Пакистане предусмотрена смертная казнь. На самом же деле мы никогда не высказываемся ни против ислама, ни против Мухаммеда. В Пакистане могут действовать и террористические группировки, например «Армия Аллаха» (по всей видимости, суннитская организация «Джандолла», причастная к нескольким терактам в Пакистане и соседнем Иране. — Прим. ред.). Также просачиваются боевики из Афганистана. Фанатики поджигают церкви, устраивают самосуд над верующими. В 2011 году был убит единственный министр-христианин Шахбаз Бхатти, он защищал приговоренную к смертной казни за богохульство христианку Азию Биби. А в 2014 году Патриарх Кирилл написал президенту Пакистана письмо, где просил взять под защиту верующих в этой стране и просил помиловать женщину, которую приговорили к смерти. Дело до сих пор не закрыто.

— А именно ваш приход сталкивался с провокациями или нападениями?

— Нет, именно мы с гонениями не сталкивались. Господь нас хранит. Мы чувствуем защиту Божию. «Не бойся, мало стадо», — говорит Христос (Лк. 12, 32). Мы ощущаем себя таким малым стадом. Верующих становится всё больше, сейчас моих прихожан уже 365 человек.


ПАКИСТАНСКИЙ ПРИХОД

— Как часто совершаются богослужения в вашей общине?

— Каждую субботу — Всенощное бдение, каждое воскресенье — Литургия. Люди исповедуются, причащаются. Иногда после Литургии я крещу желающих принять православие. После богослужений у нас совместная трапеза.

— При храме существует воскресная школа? Чем еще приход и вы как пастырь заняты вне богослужений?

— После каждой Литургии у нас проходят катехизаторские курсы: мы разбираем Писание, беседуем о вере. У нас также работает специальный образовательный центр для женщин, названный в честь святой Матроны Московской. В Пакистане большие проблемы с женским образованием, доступ к обучению женщинам практически закрыт. А женщины-христианки могут быть насильно обращены в ислам через принудительный брак с мусульманином. Поэтому к нам приходят не только наши прихожанки, но и женщины и девушки из других Церквей — Католической, Протестантской. Мы учим их не только основам веры, но и читать и писать, разбираться в правовых вопросах, учим противостоять сексуальным домогательствам на рабочем месте, потому что это тоже большая проблема. Некоторые слушательницы принимают Крещение вместе с родственниками. В эту Пасху я крестил четыре такие семьи.

Я стараюсь время от времени посещать каждую семью верующих в Саргоде. Обязательно навещаю, если кто-то заболел, по возможности утешаю. Важно, чтобы никто из прихожан не был обделен вниманием. Я чувствую, что мои визиты укрепляют веру в людях. Большинство моих прихожан хоть и без образования, но их упование на Бога, их простая вера очень сильны. Они хорошо различают изображенных на иконах святых — не только общехристианских, как Мария Египетская или Иоанн Златоуст, но и прославленных именно Русской Церковью: если я им покажу, например, вот этот образ Иоанна Кронштадтского, они обязательно скажут, кто это такой.

— Прихожане не рассказывали вам, почему их привлекло именно православие?

— Им близка и нравится сама православная традиция. Они любят чтение Писания и пение во время богослужения. Очень любят, когда священник кадит. С удовольствием участвуют во всех Таинствах и обрядах: отпевании, Крещении, Венчании. Говорят, что во время Литургии они чувствуют присутствие ангелов.

— Какая простая, немного наивная, но искренняя вера.

— Да, у нас даже чудеса и исцеления происходят. Расскажу об одном таком случае. Когда у меня еще не было приходского «офиса», мы свои иконы раздавали прихожанам. Одной семье достался образ Серафима Саровского. И уже когда появилось у нас приходское место, где мы бы могли собираться (это у меня дома), я попросил вернуть иконы, чтобы повесить их на место, чтобы люди видели и радовались. Через два дня поступил звонок от той семьи: «Отец Иосиф, у нас такая беда, папа заболел. Он каждое утро начинал с того, что осенял себя крестным знаменем перед этой иконой, молился. Сейчас иконы нет, и он слег». Я, конечно, вернул икону в эту семью, и их отец поправился.

  — На что живет священник в Пакистане? На пожертвования прихожан или вынужден где-то работать?

— Прихожане мои очень бедные люди. Лишь немногие имеют образование. Я десять лет преподавал в школе английский язык и социальные науки, но приходские хлопоты теперь занимают всё время, и мне пришлось уволиться. Теперь я учу женщин в центре святой Матроны. А вот жена продолжает работать в школе.

— Кстати, а образование в Пакистане платное?

— В Пакистане есть разные школы: государственные и частные. Частные школы, в свою очередь, тоже различаются: есть для богатых, есть для бедных. Я преподавал в простой частной школе для небогатых пакистанцев. Там учились как мусульмане, так и христиане, это разрешается. Христиане не могут позволить себе дорогие частные школы, потому что христиане в Пакистане традиционно очень бедны.


ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ИСЛАМАБАДА В МОСКВУ

— Поддерживает ли Православная Церковь в Пакистане отношения с другими конфессиями?

— Мы хорошо общаемся с католиками и местным католическим епископом. С протестантами отношения не такие теплые. Есть у нас православные, которые вышли из протестантских семей, — если там случается какое-то событие, свадьба или похороны, нас, конечно, приглашают. Но в целом близких отношений с протестантами нет. Хотя обычные люди на самом-то деле не особо придают значение конфессиональным различиям. А для иноверцев мы вообще все — христиане: они не разбираются, кто католик, кто православный, а кто протестант.

Все мы в меньшинстве и стараемся быть вместе. Это единственное, что нас спасает. Мы совместно выступаем в защиту гражданских и социальных прав, для нас важно объединиться в сложившейся ситуации. На многих конференциях я представляю митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона и всегда подчеркиваю, что православие проповедует о необходимости сохранения мира, призывает верующих проявлять терпение, смирение, любовь друг к другу, сохранять мирное устроение в ежедневной жизни.

— Расскажите о ваших впечатлениях от путешествия по России.

— В вашей стране я чувствую особо благоволение и любовь людей к вере. Во всех храмах, в которых мы побывали, я видел, что верующие трепетно относятся к празднику Воскресения Христова. В католицизме все-таки больше почтения к Рождеству. В православии — к Пасхе. И я рад, что в эти пасхальные дни нахожусь вместе с вами.

Меня пригласил в Россию православный миссионер Владимир Кузин. Он же собрал деньги на билеты. Я долго не мог получить визу, удалось это лишь с четвертого раза. Мы побывали в Москве, в Сергиевом Посаде, служили в Богоявленском кафедральном соборе в Елохове, в Николо-Угрешском монастыре. После поехали в Муром — Владимир хотел показать мне жизнь настоящей, непарадной России, — прогулялись по городу, в Троицком соборе приложились к мощам святых Петра и Февронии. Посетили город Владимир. В Петербурге Владимир водил меня в Эрмитаж, а вчера мы ездили в Вырицу. Мне казалось, что я тут сплю, что просто невозможно, что всё это происходит со мной. Я обращаюсь к России и Церкви с просьбой: нам нужно больше миссионеров и священников. Сказано: «Итак идите, научите все народы» (Мф. 28, 19). Пакистан нуждается в проповеди.

Справка

Православная миссия Австралийско-Новозеландской епархии РПЦЗ была учреждена в феврале 2012 года. Настоятель прихода святого Сергия Радонежского в городе Саргодха в 100 км к югу от Исламабада — иерей Иосиф Фарук. Своего храма у общины нет, они собираются для молитвы либо в приходском «офисе» — дома у отца Иосифа, либо, по большим праздникам, на улице под навесом. Для прихожан проводятся катехизаторские курсы, действует школа для женщин.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"

23 июня, пятница
rss

Последний номер

№ 6 (июнь) 2017
Обложка