Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Под крышей образцовой клиники

В Санкт-Петербурге много домовых церквей при вузах или больницах. Большинство из них — небольшие помещения для молитвы, лишь немногие — просторные храмы. Некоторые почти не принимают участия в жизни «казенного дома», под крышей которого расположены, другие, наоборот, становятся духовными центрами для студентов и педагогов, пациентов и врачей. К последним относится храм иконы Божией Матери «Утоли моя печали» при клинике душевных болезней Военно-медицинской академии.
Раздел: Приход
Под крышей образцовой клиники
Журнал: № 6 (июнь) 2019Страницы: 40-45 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 21 июня 2019

ДУХ, ДУША И ТЕЛО

Для пациента участвовать в жизни прихода и прибегать к Таинствам — столь же важно, как и проходить лечебные процедуры. Это неотъемлемая часть единого гуманистического лечебного подхода. Так думали в XIX веке основатели «образцовой клиники» душевных болезней. Так относятся к храмовой жизни и нынешнее руководство и сотрудники Военно-медицинской академии. Именно они и выступили в 2006 году с предложением восстановить, спустя восемь с половиной десятилетий, храм иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

— Отличительная особенность отечественной психиатрии — понимание человека как единства духа, души и тела, согласно христианским представлениям об антропологии. Первым, от чего отреклись большевики после революции, стала духовная составляющая — закрыли церкви академии, — говорит начальник клиники Владислав Шамрей. — В 1920–30 годах власть принялась за душевную составляющую, решив, что статус красноармейца несовместим с душевными расстройствами. Клинику хотели даже закрыть, отстоять её удалось лишь благодаря авторитету тогдашнего начальника клиники Виктора Петровича Осипова, который с 1923 года был одним из лечащих врачей Ленина.

В 2006 году руководством Военно-медицинской академии и кафедры психиатрии было принято решение о восстановлении храма в восточном крыле клиники (так как историческое помещение церкви к тому времени занимала другая клиника академии). Первый торжественный молебен и освящение будущих помещений храма в холле клиники совершил настоятель Николо-Богоявленского морского собора протоиерей Богдан Сойко. Настоятелем восстанавливаемого храма был назначен протоиерей Георгий Иоффе. В этом же году начался ремонт выделенных помещений, стали регулярно служиться молебны, а с 8 декабря 2007 года, после 85-летнего перерыва, возобновлены регулярные богослужения.


СЛУЖЕНИЕ БЕЗ РУТИНЫ

Настоятелем новообразованного храма иконы Божией Матери «Утоли моя печали» стал сотрудник, а сегодня уже руководитель миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии протоиерей Георгий Иоффе. За священником потянулись его духовные чада, знавшие отца Георгия по служению в храме Илии Пророка на Пороховых, а также учащиеся епархиальных миссионерских курсов. В их числе — Нина Яковлева. Она рассказывает, что очень быстро к прихожанам сталиприсоединяться их родственники и друзья. Так формировался костяк нового прихода, который с самого начала старался жить жизнью общины — этому способствовали не только небольшие размеры прихода, где все друг друга знают, но и последовательная «политика» настоятеля и руководства клиники. Когда переступаешь порог храма, первое, что отмечаешь, — необычность его интерьеров, например — ажурную кованую алтарную преграду, которая не отделяет во время богослужения священников от остальных молящихся. В этом храме стараются делать так, чтобы приходская жизнь, отношения между клиром и мирянами, прихожан между собой были как можно более непосредственными, живыми. Обязательная трапеза после каждой Литургии, отсутствие фиксированных пожертвований за свечи и требы — простые, казалось бы, и расхожие для многих приходов, стремящихся к возрождению общинной жизни, методы действительно работают.

— Мы живем исключительно за счет пожертвований прихожан и меценатов, — говорит настоятель храма протоиерей Георгий Иоффе, — у нас нет «требного конвейера», как во многих приходских церквях, которым без этого никакне выжить. Это помогает нам не погрязнуть в рутине, сосредоточиться на Литургии и служении.

Богослужения в храме посещает и медперсонал академии
Богослужения в храме посещает и медперсонал академии

ПРИХОДСКАЯ ЖИЗНЬ

Алексей Тяпин пришел в Церковь после нескольких лет пребывания в религиозной организации под названием «Церковь Христа». Общинность, близкие отношения прихожан друг с другом и со священниками сыграли не последнюю роль в том, что после обращения к православию Алексей решил остаться именно в этом приходе.

— Из секты я ушел спустя девять лет, потому что понял — в борьбе с грехом я не преуспел. Я не мог следовать идеалам Библии, побеждался страстями, да и само учение движения виделось мне небезупречным, местами противоречащим Писанию.

Алексей зарабатывает на жизнь отделкой квартир. Господь свел его с напарником, который и сам некогда состоял в «Церкви Христа», но потом стал православным.

— Наша работа превращалась в богословские споры, — смеется Алексей. — Один объект мы, стыдно вспоминать, затянули на целый год, больше дискутировали, чем работали, теряли в деньгах — настолько увлекали нас разговоры.Писание мы знали хорошо: будучи в «Церкви Христа», изучили его основательно. Друг рассказывал мне про святых отцов, православную традицию толкования Священных текстов, советовал слушать лекции Алексея Осипова и других богословов. Я до сих пор изучаю Предание. Один раз наступив на грабли, поверив на слово сектантам, я решил больше не повторять этой ошибки.

Специально для пытливых умов при храме иконы Божией Матери «Утоли моя печали» каждую неделю по субботам проходят занятия в воскресной школе для взрослых. Их ведет биолог и специалист по библейской ботанике Александр Мозговой.

— Воскресная школа — это несколько активных прихожан, интересующихся богословием, историей Церкви, толкованием Священного Писания, литургикой и готовых уделить этому свое время, — комментирует настоятель храма протоиерей Георгий Иоффе.

Встречи проходят в форме бесед: один из участников делает доклад или презентацию, которую потом обсуждают все собравшиеся на занятие. Обычно на год Александр Станиславович определяет с прихожанами одну общую для всех встреч тему. В этом году на занятиях обсуждают вопросы христианской антропологии.

— Недавно я готовила доклад по иерархическому строению человека, — говорит прихожанка Нина Яковлева. — Использовала труды преподобных Григория Паламы, Максима Исповедника. Много почерпнула из книги Бориса Вышеславцева «Этика преображенного Эроса», где он рассуждает о категориях бытия: физико-математической, органической, психической и духовной. В сочинениях Максима Исповедника поразило меня то, в каком контексте он употребляет понятие эроса. С легкой руки Фрейда мы привыкли обозначать этим словом исключительно плотские устремления, для Максима Исповедника же Эрос — это Божественная сила, связывающая воедино весь космос и всякую вещь.

История Клиники душевных и нервных болезней Военно-медицинской академии

Профильное отделение для душевнобольных открылось при академии в 1859 году, в одном из её флигелей. Через четверть века встал вопрос о постройке отдельной кафедральной клиники, специально ориентированной на оказание помощи этой категории пациентов. Проект «образцовой клиники» на 100 душевнобольных (70 мужчин, 30 женщин) был утвержден 16 декабря 1886 года, и уже следующей весной началось его осуществление под наблюдением комиссии, в которую входили основоположники отечественной психиатрии и неврологии: профессор Иван Михайлович Балинский («отец русской психиатрии») и сменивший его на посту директора клиники профессор Иван Павлович Мержеевский. Строительство клиники обошлось в 900 тысяч рублей. Здание строилось пять лет, клиника была открыта в 1892 году и, по общему признанию современников, считалась лучшей в Европе. Клинический комплекс состоял из главного трехэтажного здания, а также соединенных с ним одноэтажных флигелей и павильонов. Помимо клинических отделений и функциональных кабинетов, имелись зимний сад, гимнастический и концертный залы, театр для больных, творческие мастерские, зоны отдыха. В главном здании размещались аудитории, лекционный зал и различные лаборатории. Лечебный процесс был весьма разнообразен и включал в себя не только и не столько лекарственную терапию, сколько терапию творчеством (арттерапия, эстетотерапия, библиотерапия и др.), «занятостью» и терапию средой (конные прогулки, пикники на природе, праздничные гуляния, зимние катания на санях и т. д.), а также самый широкий спектр физиотерапевтических методов коррекции.

СТАЦИОНАРНАЯ КАТЕХИЗАЦИЯ

Одна из отличительных особенностей храма иконы Божией Матери «Утоли моя печали» в том, что часть его прихожан — это пациенты, которые после выписки отправятся домой или на место несения воинской службы, в большинстве случаев далеко от Санкт-Петербурга. Обычно они проходят лечение либо в самой клинике душевных болезней, либо в клинике военно-полевой терапии ВМА, которая расположена в левом крыле здания. Для пациентов в храме поставлено несколько рядов скамеек — не каждому под силу выстоять всё богослужение на ногах. Для многих выздоравливающих этот храм становится первым местом, где они близко знакомятся с учением Церкви. Такие неопытные в религиозной жизни пациенты нередко приходят в храм вслед за своими товарищами по палате, «из любопытства». Задача священника в этом случае — посеять в их душах зерно, способное вырасти в дерево веры.

— Проводим быструю катехизацию, рассказываем о вере Церкви и Таинствах в самых незатейливых словах, — говорит отец Георгий, — призываем вести церковную жизнь и после выписки.

А потом от таких прихожан на большие праздники храм получает поздравления. Раз человек помнит о важных для Церкви датах, значит, скорее всего, живет и приходской жизнью, значит, проповедь не прошла даром.

Вместе с отцом Георгием в храме при клинике душевных болезней служит иерей Евгений Токорев. Он давно стремился к церковному служению, окончил институт Богословия и Философии (ИБИФ). Сначала служил в храме чтецом и пономарем, потом стал диаконом, а в 2013 году был рукоположен в священники. Основное его внебогослужебное послушание, как и у самого настоятеля, — окормление пациентов клиники.

— Ходим по палатам — в нашей клинике, в других клиниках, в реанимационных отделениях, — рассказывает он. — Раньше в обязательном порядке навещали больных почти каждый день, но практика показала, что это не самый эффективный метод. Люди не любят, когда им навязываются. Теперь идем в палату по просьбе самих больных. Если иду причащать одного человека, беру Дары на троих — на всякий случай. И действительно, всегда находятся такие, кто, увидев священника, пришедшего к товарищу по палате, и сами изъявляют желание исповедоваться и причаститься.

Многие при этом, по словам священника, могут не знать даже самых основ христианского учения. В таких случаях приходится проводить «быструю катехизацию», о которой уже упоминал настоятель:

— Сжато, самое основное, начиная с догмата о грехопадении и спасении, — говорит отец Евгений. — Стараешься продумать, что еще нужно будет успеть сказать человеку до того момента, как он выздоровеет. А если выписывается в ближайшие дни, нужно попытаться убедить его за время одной или двух бесед.Храм был восстановлен в восточном крыле клиники душевных болезней, так как исторические помещения церкви сейчас заняты клиникой военно-полевой хирургии

Храм был восстановлен в восточном крыле клиники душевных болезней, так как исторические помещения церкви сейчас заняты клиникой военно-полевой хирургии

МЕДИЦИНА И ВЕРА

Что говорят о пользе духовного окормления сами врачи? По их словам, большинство пациентов, побывавших в храме, признают, что это было самое знаковое событие за время их лечения. Руководитель клиники душевных болезней, доктор медицинских наук, профессор Владислав Шамрей считает, что особенно в духовном попечении нуждаются пациенты с пограничными расстройствами:

— Некоторые такие состояния, например алкоголизм и наркомания, являются прямым следствием нарушения заповедей, — говорит Владислав Казимирович. — В таком случае проработка духовных корней заболевания позволяет устранить и саму проблему. Бывают ситуации, когда проблему устранить нельзя, но можно поменять отношение к ней. Здесь врач-психотерапевт помогает сформировать правильное отношение, в чем духовная составляющая тоже незаменима. А вот при острых состояниях, в частности психозах, духовное окормление может быть, наоборот, противопоказано. Психозы, во-первых, предполагают отсутствие критичности по отношению к своему состоянию, а во-вторых, нередко неотъемлемым ихсодержанием может быть бред религиозного содержания. Поэтому допуск к Литургии и, тем более, к Причастию таким людям вреден.

Конечно, не все врачи настроены столь комплиментарно по отношению к религии. Владислав Казимирович вспоминает случай с солдатом-срочником, поступившим в отделение реанимации с диагнозом, не оставляющим почти никаких шансов на выздоровление. Консилиум врачей пришел к выводу о неблагоприятном прогнозе течения заболевания. Верующие родственники военнослужащего попросили отца Георгия причастить сына, и вот тут стали происходить самые удивительные вещи: после первой Евхаристии пациент пришел в себя, после третьей и четвертой пошел на поправку, а затем практически полностью восстановился.

— Этот случай дал пищу для размышлений многим нашим скептически настроенным докторам, — говорит Владислав Казимирович. — Я убежден, что врачам необходимо преподавать основы духовного образования, как и священникам — основы врачебного. Это очень важно. Человек с душевным расстройством попадает к священнику, не знакомому даже с азами психиатрии. Такому человеку легко навредить. И наоборот — психиатр, не обладающий достаточными духовными знаниями, может не оказать должную помощь.


О духовной жизни в Военно-медицинской академии рассказывает её начальник, генерал-майор медицинской службы Александр Яковлевич Фисун:

До революции Императорская Военно-медицинская занимала выдающееся место среди светских учебных заведений по количеству храмов, часовен и крещален. Академия имела и собственную кафедру богословия. Сегодня мы возрождаем лучшие традиции той эпохи. Сейчас при академии действуют три храма: святых апостолов Петра и Павла на Большом Сампсониевском проспекте, домовый храм иконы Божией Матери «Утоли моя печали» при клинике душевных болезней, а также церковь Николая Чудотворца на улице Лебедева. В прошлом году был заложен храм святого страстотерпца Евгения Боткина. Я убежден, что студенты, искренне верующие, посещающие богослужения, на которых рядом с ними стоят и молятся преподаватели с боевым опытом за плечами, переосмысливающие свое отношение к миру, становятся лучше, чище. В каждом храме есть свой хор — и если в храмеиконы Божией Матери «Утоли моя печали» поют обычные прихожане, то в храме Петра и Павла в хоре поют курсанты. И, что важно, поют они не только там, не только духовные произведения. С нашими учениками занимается художественный руководитель «Театра Дождей» Наталья Никитина, в большинстве случаев те, кто ходит к ней на репетиции, — это певчие нашего курсантского хора. Впервые их таланты мы разглядели именно во время богослужения.

В академии открыт духовно-просветительский центр святого праведного Лазаря, где перед нашими курсантами и перед школьниками — будущими нашими учениками — выступают как преподаватели академии, так и приглашенные докладчики. Поднимаем важные, актуальные для молодежи проблемы, разбираем вызовы, которые ставит перед ними современное общество. Рассказываем, к чему может привести употребление наркотиков или других средств для получения, как говорит молодежь, кайфа. Даже на однократный прием наркотика сердце молодого человека может отреагировать так, что его будет уже не спасти. Таких примеров «скорая помощь» может привести множество. Выступают перед нашими учениками и историки, религиоведы, представители других отраслей науки. В прошлом году отмечалось столетие со дня расстрела царской семьи, а вместе с ней лейб-медика императорской семьи Евгения Сергеевича Боткина, выпускника и преподавателя нашей академии. Курсантам о нем рассказывал наш профессор Александр Волеславович Гордиенко. Медицина — это еще и история тех, кто был до нас, история медицинских школ. Весь мир знает Павлова, Сеченова, Боткина. Но мы стараемся делать так, чтобы учащиеся осмысляли поступки, подвиги и достижения тех, кто учился и работал незадолго до них. Имена выдающихся современников мы будем присваивать аудиториям академии.

Одной из первых на кафедре авиационно-космической медицины появилась аудитория имени капитана медицинской службы Николая Распутина, выпускника академии, погибшего в 2018 году в Сирии. Мы стараемся особо выделять в истории те даты и события, к которым имели отношение студенты или преподаватели Военно-медицинской академии. В прошлом году, 17 сентября, мы выезжали на берега Ладоги, где в этот день в 1941 году во время эвакуации из блокадного Ленинграда погиб целый курс ВМА вместе с учащимися других учебных заведений. Во время шторма баржа, на которой переправлялись курсанты, дала течь и затонула. У обелисков всем погибшим на Ладожском озере в годы Великой Отечественной войны была отслужена панихида.

В центре святого праведного Лазаря курсанты сами организуют новые формы самодеятельности — кружки колокольного звона, иконописи. Такие начинания мы можем только приветствовать.

В прошлом году в академии было создано сестричество милосердия имени святой императрицы Александры Феодоровны. Наши сотрудницы с кафедры акушерства и гинекологии находят время ухаживать за тяжелыми больными, их примеру следуют девушки-студентки и школьницы, которые ходят на богослужения в храмы академии и собираются поступать к нам на учебу. Всё это делается в свободное от работы и учебы время, среди сестер милосердия есть даже помощники начальника академии.

Учащиеся и педагоги кафедры организации и тактики медицинской службы взяли шефство над небольшим детским домом для девочек. На 23 февраля они возили воспитанниц детского дома на салют в Петропавловской крепости. Приезжали к нам и воспитанники детского дома в Приозерске. Мы показали им наш музей, покормили в курсантской столовой, курсанты сводили ребят на «Аврору». Это важно и нужно не только сиротам, но и нашим ребятам: думаю, что те из студентов, кто держал этих детей с пораненной душой за руку, показывал им академию и город, никогда уже не обидят младшего.

Мы не берем с наших храмов платы за пользование коммунальными услугами или за аренду. Да, в храмы ходят прихожане со стороны, но зато я знаю, что те 70 студентов, которые стоят на Литургии, не пойдут неправильным путем, а это дорогого стоит. В 2014 году Ученый совет принял решение о воссоздании храма Смоленской иконы Божией Матери в главном здании академии. Сейчас в его помещениях расположен музей, который предложено перенести в другое место. Музей этот уникальный, в нем выставлены экспонаты не только советской эпохи, но и дореволюционного времени. В центральном холле академии, перед музеем, мы поздравляем наших учащихся, создавших семью, крестивших ребенка. Они фотографируются на память, получают от академии подарки. Раньше тоже отмечали крестины и венчание — но за пределами учебного заведения, и важно, что сейчас традиции возвращаются в стены академии.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "Приход"