Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Открытость сердца

Фредерика де Грааф родилась в Нидерландах, но уже много лет живет в России и служит в Первом Московском хосписе. Она написала книгу о том, как встретиться с собой и обнаружить свою подлинную личность в Боге, о молитве, о том, что иногда молчание и взгляд на человека из глубины с любовью больше расскажет о Боге, чем самая искренняя проповедь.
Журнал: № 06 (июнь) 2022Автор: Наталия Щукина Опубликовано: 30 июня 2022

Бог ищет друзей

Когда я впервые повстречала владыку Антония, он сказал, что мы должны обязательно еще встретиться, а я ответила, что у меня нет к нему вопросов. Но ­все-таки потом пришла и сказала, что хотела бы знать: как найти путь к сердцу? Он помолчал, посмотрел внимательно и сказал — «найдем». Нашли мы или нет, не знаю, но многое изменилось. Я работаю с больными, и это помогает мне раскрыть сердце. Я им очень благодарна, потому что это довольно легкий путь, если хочется этому научиться. Моя книга об этом.

Мне кажется, что очень часто мы поверхностно относимся прежде всего к себе, а потом уже — к Богу и к людям. Владыка говорил, что из всех проблем, с которыми люди к нему приходят, самая большая в том, что они не верят в себя, в то, что значение имеет каждый из нас. Это очень глубокая боль большинства людей: мы не знаем, имеем ли мы смысл жизни. Я сам, а не мои дела. Наша задача как христиан — глубоко поверить в себя, чтобы и других научить этому. Мы недостаточно верим, что созданы по любви, недостаточно укоренены в Боге, чтобы знать умом, телом и душой: Он меня любит. Владыка Антоний говорил, что Бог так же реален, как мы. Он ищет Себе друзей. От нас зависит, хотим ли мы быть Его друзьями.

Бог пожелал моего существования. Другими словами, Он желал моего присутствия. С самого начала Он ждал меня, чтобы встретить с любовью, как будущего друга. Он не только меня возжелал, Он меня возлюбил в бытие. В наших отношениях с самого начала со стороны Бога есть вся открытость, вся любовь, вся самоотдача и предложение вступить с Ним в дружбу. Я в России часто вижу страх перед Богом, для людей Он судья. Конечно, Он и судья, но прежде всего Он наш спаситель и друг.

Справка

Фредерика де Грааф родилась в Голландии. Окончила факультет славистики Гронингенского университета в Голландии. В 1977 году в Москве приняла Крещение в Русской Православной Церкви с именем Мария. С 1977 года жила в Англии, где получила высшее медицинское образование. Более 12 лет принимала пациентов в собственной клинике, читала лекции студентам, работала в онкологических больницах и хосписах Лондона. Духовная дочь митрополита Антония Сурожского. 23 года была прихожанкой Православного кафедрального собора в Лондоне, где служил владыка Антоний. В 2001 году по его благословению переехала жить в Россию, где получила высшее образование в области психологии. С 2002 года работает как рефлексотерапевт и психолог в Первом московском хосписе. Соучредитель Научно-­практического института психологии личности при Московской школе христианской психологии.


Стать самим собой

Часто владыка мне говорил: стань самой собой. Мне было непонятно, о чем идет речь. Я читала книги психологов, но я не очень их люблю, потому что думаю, что это недостаточно глубоко и помогает как раз сосредоточиться на себе, а не на Боге. Для владыки было очевидно, что стать самими собой мы можем только во Христе и с Ним.

Он говорил: найди себя во Христе и Христа в себе. Есть в нас такая глубина, которую никто и ничто, только Сам Бог может наполнить. Не важно, «плохой» или «добрый» человек, важно, чтобы он был настоящим, потому что Господь не может работать с фантомом, ненастоящим человеком. Если в вас есть, например, доброта, это уже черта вечной жизни и принадлежит Духу Святому, раю. Старайтесь увидеть то, чего еще нет, над этим и нужно работать.

Владыка Антоний в своей книге «Человек перед Богом» говорит о том, что есть два типа «я». Первый тип, который всегда у нас есть и в рамках которого мы больше всего живем, это «я» поверхностное, индивидуальное, противостоящее другому человеку. Я красивее, я умнее, я брюнетка, я женщина или мужчина. И всегда это «я» в центре. В нем суть греха, потому что обособленное «я» идет против любви. Мы все так живем. Но где же «я», которое не зависит от того, что происходит вокруг?

Есть индивидуум и есть личность, они несравнимы. Индивидуум самоутверждается и думает только о себе. Личность, у которой Господь в центре, помогает нам узнать, что каждый из нас имеет смысл. Мы созданы по любви уникальными, нам не нужно ревновать, завидовать, потому что каждый важен в глазах Бога. Мы бесподобны, мы динамический образ Божий, который растет.

В книге «Хаос. Закон. Свобода» владыка говорит, что есть трагический хаос, когда всё рушится. Но есть и другой хаос, который этому предшествует. Это хаос, в котором есть все возможности роста и становления, если мы доверяем Ему и у нас есть желание по любви, по доброй воле идти под рукой Божией, а не потому, что Он так повелел.

На конференции «Сестра милосердия у постели умирающего». Санкт-Петербург, Лахта. 29 ноября. 2008 года
На конференции «Сестра милосердия у постели умирающего». Санкт-Петербург, Лахта. 29 ноября. 2008 года


В глубине и на поверхности

Я много пишу про то, что надо вой­ти внутрь себя, стремиться к глубине. Владыка говорил, что Бог на поверхности не живет. Часто ему задавали вопрос: почему Бог так далеко? И он отвечал: не потому ли, что мы живем поверхностно? Это самый большой грех в наше время. Мы не знаем Христа, не говорим про Него. Мы зацикливаемся на себе, анализируем, что с нами не так, а это не дает плодов.

Он приводит пример. Весна, солнце светит. Гуляет старушка, которая очень хочет знать, что происходит у соседей, и ныряет головой вниз в мусорный бак, чтобы по отбросам узнать, что делается в чужих квартирах. Цветы распускаются и поют птицы, а она идет на помойку. Это образ того, как мы поступаем со своей душой. Мы ныряем туда — и забываем, что есть целый мир и призвание наше совсем другое.

Владыка советовал начинать не с темного, а со светлого, которое есть в каждом из нас, и для этого читать Евангелие. Там каждый найдет такие места, которые вдохновляют, и такие, которые если читать не благочестиво, но честно, совсем не нравятся. Если вы не можете ­что-то принять, то так и скажите Ему.

Но те места, которые нравятся, нужно внимательно отметить, потому что они говорят о настоящем нашем «я», где мы уже зачаточно едины со Христом. И никогда не поступайте против этого, потому что это самоубийство. Например, если вы читаете о страданиях Христа и у вас сердце горит, то никогда в жизни не поступайте против сострадания. А если такое случится, то принесите это на исповедь.

С митрополитом Антонием
С митрополитом Антонием


Суть всего

Владыка говорил, что молчание — это суть всего. Без безмолвия мы не можем узнать, что происходит в глубине нашей души, и в самой этой глубине найти Христа… Мы очень милые и как будто не безразличные, но мы не знаем и не видим друг друга. Коммуникации у нас в очень печальном положении. В метро в Москве почти все сидят, уткнувшись в телефон, и не видят никого перед собой, они все вне себя, в интернете. Господи, если бы все бросили телефоны и вошли в себя, какой мир, какая радость была бы. Владыка мог видеть человека. Он так взмолчал внутри себя, что видел человека, даже если встретил его на одну минуту, и всех помнил. Общение — это жизнь, если мы не будем видеть друг друга и общаться, то увидим много одиночества, депрессий и самоубийств.

В работе с больными и не только бывают разные способы коммуникации, и не в первую очередь через слова. Даже психически больные реагируют на рукопожатие, встречу глазами, даже в молчании. Безмолвие для владыки — это, когда ты сидишь с человеком, держать его перед лицом Божиим, молча, без проповедей просто пребывать.

Когда мы общаемся с больными, да и вообще с людьми, не следует давать советы. Все знают бабушек на скамейках, им всегда известно, как надо и как не надо. Мне кажется, это русская черта: обучать, объяснять, что можно и чего нельзя: стоит заболеть, и все начинают советовать, как лечиться. Это очень забавно, но постарайтесь так не поступать. Владыка Антоний дает прекрасный пример. Дух Святой — как робкая птица, которая сидит на ветке, и если мы неожиданно и слишком громко кричим, Он улетает. Он говорил, никто не может быть духовным отцом или вести человека к Богу, если он не видит, что Дух Святой творит в этом человеке. Надо очень трепетно относиться к людям, к каждому человеку, с которым мы встречаемся, потому что в нем образ Божий. Каждый человек создан по любви Божией.



Как вой­ти в себя?

Мы боимся хаоса, пустоты, которые в нас. Мы заполняем её гаджетами, компьютерами, разговорами, развлечениями и так далее. Владыка дает совет не бояться внутреннего хаоса, потому что это наши возможности. Если мы достаточно доверяем Богу, тогда Он ведет нас, и в самой сердцевине этого хаоса мы найдем Бога. Но только если у нас есть желание Его найти.

Как же вой­ти внутрь себя, чтобы вмолчаться? Владыка советует вой­ти в тишину и оставаться лицом к лицу с самими собой, не пытаться убежать от этой встречи с собой, ведя себя благочестиво. Мы можем быть ложно благочестивыми, чтобы не допустить до себя Бога или не принять самого себя, подавить то, что происходит внутри. Такое ложное благочестие — это рамки, контроль. Оно против внутренней свободы.

Это происходит повсеместно. В семьях контролируют детей вместо того, чтобы дать им расти как цветку и раскрыться, на работе контролируют коллег, страны контролируют друг друга. Важно отказаться от контроля, ведь это говорит о недоверии Богу: мы не даем Господу действовать. За контролем стоит страх. Будет трудно отпустить себя в руки Божии, когда такой контролер окажется перед переходом.

У владыки было любимое выражение: «Как хорошо сидеть под кожей своей». И ничего другого не требуется от нас. Но мы всё время реагируем на внешние происшествия и не умеем внутренне пребывать. Владыка Антоний с болью пишет об этом в книге «Христианство и церковничество». Мы живем вне себя. Заботы и страхи обступают нас. Мы настолько сбиты с толку, что требуется Божие вмешательство или продуманная дисциплина, чтобы мы пришли в себя и пустились в тот путь внутрь, который мы пройдем сквозь себя к самому Богу.

Я тоже пишу об этом. В моей книге три главы: первая о встрече с собой, вторая о встрече сквозь себя с Богом, а потом оттуда уже можно отправиться навстречу к людям, чтобы встреча состоялась не поверхностно, а глубоко. Люди так благодарны, когда чувствуют, что ­кто-то их увидел.



Мое настоящее «я»

Представьте, живет человек и планирует, куда он поедет летом, чем он будет занят, — и вдруг болезнь: ноги отказали, опухоль, он лежит в постели, ничего не осталось. Тумбочка, стакан воды, может быть, цветы или шоколад, больничная пижама. И это всё.

Иногда я спрашиваю у больных: кем вы были, что делали, было ли вам радостно? Да, было, но сейчас всего этого нет, отвечают они. И вопрос в том, где это «я», которое устойчиво, которое не зависит от того, что мы болеем, что вокруг нас всё рушится, что провалились все планы.

Владыка Антоний говорит об этом, что следует учиться быть, а не учиться делать. Наша задача научиться быть как Марфа и как Мария, сидящая у ног Христа. Стремиться к тому, чтобы делать внутри, где происходит встреча со Христом. Врачам это очень трудно, мы всё время делаем дела внешнего человека.

Владыка, когда был врачом и, конечно, когда был священником, до 15 часов в день принимал людей. Однажды я спросила его: как вы можете принимать так много людей с горем, печалью? А он ответил, что если бы он не видел в каждом человеке образ Христа и не общался бы с Ним, ему было бы очень скучно.

Сначала нужно узнать, что значит быть внутри себя. В общении с людьми сразу чувствуется, извне человек реагирует или изнутри. Когда вы найдете себя, вы, даже если себя потеряете, сможете вернуться и снова общаться с людьми изнутри. Мы всегда живем внешними атрибутами. Детьми, вещами, важными делами, работой, чем угодно. Следует чаще задавать себе вопрос: что во мне есть устойчивого, когда всё рушится вокруг? Неужели наша значимость только в том, что мы делаем в жизни, в успехе? Нет, важен не успех, а стремление души быть со Христом. Сам Христос был самым большим неудачником — с житейской точки зрения. Он был бродяга, не имел дохода, у Него не было дома, и когда Его распинали, Его никто не защитил. Но таким ли Он был внутренне?


Молитва

Владыка говорил, что наше сердце — сложный духовный орган. Оно меняется, так как каждый раз новый опыт входит в него. Поэтому единственная устойчивая сила, которая может держать сердце в гармонии, в полном порядке, — это молитва, соединяющая нас с Богом, Который неизменен и вместе с тем бесконечно, безгранично богат содержанием. Без молитвы нет жизни.

Молитва и молчание — это суть, мы не укоренены в Боге достаточно, чтобы знать, что мы любимы. Молитва — это предстояние и встреча со Христом, а не молитвословие. Молитвы утренние и вечерние — это крик души святых, а мы вычитываем их. Это неправильно.

В книге «Христианство или церковничество» на вопрос, почему люди не могут увидеть в нас, что Господь есть, владыка Антоний ответил, что мы говорим про Бога, но мы не бываем с Ним. Необходимо настраиваться и поставить себя в реальном присутствии Бога. Молчать до того, как ты начинаешь молиться, даже важнее, чем молитва. Попробуйте 5–10 минут без компьютера, без музыки и тому подобного просто быть наедине с собой перед лицом Божиим до того, как начнете молиться, как советовал владыка Антоний.


Заступничество

Книга Фредерики де Грааф «Открытость сердца. Встреча: „сквозь себя“ к Богу и человеку» вышла в издательстве «Никея» в 2022 году
Книга Фредерики де Грааф «Открытость сердца. Встреча: „сквозь себя“ к Богу и человеку» вышла в издательстве «Никея» в 2022 году

Однажды на лекции для волонтеров, молодых врачей и соцработников владыка задал вопрос: а не является ли наше горячее желание обратить людей к вере не доказательством нашей веры, но отсутствием её?

Мы очень сильно хотим, чтобы человек стал Христовым, крестился. Господи, мы знаем, как. Твои пути такие медлительные и непонятные, а мы видим, что нужно делать. Владыка советует молчать, чтобы не проповедовать, не стараться привлечь человека, а самим стать любовью Божией. «Покажите сиянием глаз, что Господь есть». Не говорить про Бога, а быть с Богом.

Мы можем собрать всех людей, с которыми встречаемся в течение дня, обратиться к Богу и сказать: «Господи! Вот здесь все те, кого я собрал в этот день. Посмотри на них, они такие убогие, больные, мы отдаем это Тебе, исцели их». Это вопрос заступничества.

Заступничество для владыки — это не напоминание Богу о том, как нужно поступить, а это стать в середине конфликта. Он дает пример. Один человек служил врачом в Африке. У него была фотография, на которой был он и молодая мама, протягивающая ему больного ребенка. Она не знала его языка и держала ребенка молча перед ним, отдавая его врачу с мольбой: исцели, ты всё можешь. Это образ, как мы можем доверять Богу, верить, что Он может.

Но доверие это возможно, только когда мы знаем Его. Узнать Христа можно через глубокое чтение Евангелия, таинства, молчание, молитву и воплощение в жизнь того, чего мы уже достигли. Без этого всё, по словам владыки, напрасно.

Доверие — это еще и сострадание. Не эмоциональное оханье и плач вместе с человеком. Я не говорю, что этого не нужно, но когда человек в горе, в страхе, он не нуждается в наших эмоциях и чтобы мы тащили его из ямы. Он нуждается, чтобы мы сели в его яме вместе с ним, чтобы мы были наравне с ним и не давали бы советов. Чтобы быть с ним рядом во Христе, если это возможно, молча.

Доверие — это суть всего. Я очень люблю Авраама. Какое доверие к Богу, чтобы пойти и взять своего сына Исаака на жертвоприношение! Бог ведет нас только в том случае, если мы пропускаем Его. Когда мы говорим: «Делай как хочешь, но я хочу быть с Тобой». Ему необходимо наше доверие, в хаосе, сверх непонимания и страхов, почти сверх надежды, потому что Он любовь.

Однажды к владыке пришел человек и попросил помочь ему познать Бога. Владыка спросил: для него это необходимо или это некое прибавление ко всем благам, что ему даны? Тот был честный человек и сказал: да, это нечто добавочное. Владыка ответил ему, что так он Бога никогда не увидит. Потому что если у нас нет такого стремления, что без Бога я не могу жить, то мы не сможем найти Его в глубине.абриэль Макс. Воскрешение дочери Иаира. 1879 год

абриэль Макс. Воскрешение дочери Иаира. 1879 год


Апостольское служение

Часто владыка говорил: идите в мир, туда, где темно, страшно, где Бога нет, там наше место. Он был против того, чтобы мы сидели вместе уютно в своих общинах, — это не по-апостольски. Ведь они шли в недружественный мир. Апостол Павел меня всегда поражает: он услышал Христа, уверовал, и много лет ходил и проповедовал среди язычников. Он не пошел к другим апостолам спрашивать, как и что ему делать, а пошел в мир сам, потому что доверял Богу.

Это и наша задача. У нас есть куда стремиться. Мы часто говорим о наших грехах и беспомощности.

Но владыка говорит, что ударение не на нас, а на том, чтобы выйти и быть в Его присутствии. Он цитирует, кажется, отца Сергия Булгакова, который говорит, что мы должны так соединиться со Христом, чтобы стать продлением Его воплощения на земле. Чтобы люди знали, что Он есть. Но как мы можем выйти, когда мы такие боязливые?

Это снова вопрос доверия к Богу. Он друг. Когда у нас есть друг в обыденной жизни, мы знаем, что делать. Когда мы хотим с ­кем-то познакомиться и подружиться, мы даем ему время, чтобы лучше узнать друг друга. Мы наряжаемся, хотим произвести хорошее впечатление, нам интересно услышать, что для него важно, что он любит, мы готовы молчать, чтобы познать его, стараемся не делать того, что ему не нравится.

Точно так же и со Христом. Мы можем дать Ему время. Нам кажется, что времени у нас мало, а на самом деле очень много. Можно молиться, спускаясь в метро на эскалаторе, можно молиться в очереди. Видишь на улице человека, которому трудно, и говоришь: «Господи, благослови его». Возможностей, чтобы быть перед лицом Божиим, найдется немало. Научитесь этому, и легче будет сосредоточиться на вечерней молитве. Феофан Затворник говорит о том же: если ты собран в течение дня, легче начать молиться вечером.


Открытость сердца

Открытость — это целый путь жизни и, как я вижу, это единственное, что имеет смысл. Это стремление убрать то, что мешает нам раскрыться себе, Богу и людям. И это нелегко. Когда вы видите, что замыкаетесь, то говорите: «Господи, помоги». До конца раскрыться трудно, это беззащитность, это способность не реагировать на то, что происходит вовне. Но в этом жизнь.

На вопрос «кто я?» многие говорят о себе «я врач», «я профессор», «я мама». Владыка Антоний говорил, что прежде всего я — человек. Христос стал человеком, Он — Путь.

Да, я грешник, но я призван к отношениям с Богом настолько великим, настолько невообразимым, что, по слову Писания, это отношения, в которых я являюсь членом Тела Христова, храмом Святаго Духа, Сыном или дочерью живого Бога. Причастником самой Божественной природы. Вот кем я призван быть и вот каким каждый из нас был изначально задуман. 


Статья подготовлена по стенограмме встречи с Фредерикой 9 апреля 2022 года в Просветительском центре Феодоровского собора. Встреча организована издательством «Никея»

.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ"