Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Отеческий дом: для бездомных и безотцовщины

Создать приют для бездомных с нуля — дело непростое, особенно если за него берутся миряне, никогда прежде не занимавшиеся социальной работой. Неизбежно на их пути возникают трудности, которые профессиональные благотворители преодолели бы без проблем. Тем интереснее узнать, что может получиться из такого проекта. Например, проекта «Отеческий дом», созданного на голом энтузиазме прихожанами Феодоровского собора
Раздел: Служение
Отеческий дом: для бездомных и безотцовщины
Журнал: № 3 (март) 2018Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 23 марта 2018

РОЖДЕНИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ ИЗ ДУХА КОРЫСТИ

Прихожанин Феодоровского собора Алексей Беляев создал «ВКонтакте» группу «Отеческий дом» несколько лет назад. Целью была заявлена помощь людям, оказавшимся в трудной ситуации. Но никакой конкретики или плана действий у создателя сообщества не было.

— Просто у меня появилось понимание, что я должен помогать другим. А как — я и сам не знал, — говорит Алексей.

Некогда он был довольно успешным агентом по недвижимости. В то время Алексей не имел никаких религиозных убеждений, целью в жизни было заработать деньги, лучше устроиться. Именно в те годы у него впервые родилась идея создать приют для пожилых людей:

— Ну, ты знаешь, как это бывает: ухаживаешь за стариком, он переписывает тебе квартиру. Никакого криминала, всё честно. Но цели корыстные. У меня один раз так получилось, дедушка оставил жилплощадь. Мне подумалось: а почему бы не поставить это на поток? Десять бабушек — десять квартир. Чем плохо?

С этим проектом тогда не вышло. Прошло 12 лет. Алексей воцерковился, бросил пить и курить, окончил Институт богословия и философии, стал по-другому смотреть на смысл жизни и свое место в ней.

— Я думать стал совсем в другом направлении. Громко сказано, но произошло изменение ума. Метанойя. Я закончил курсы социального работника, ходил по тюрьмам и больницам, пытался служить ближнему. Просто шел и что-то делал.

Тогда же Алексей Беляев решил создать группу «Отеческий дом», к которой присоединились его друзья, прихожане Феодоровского собора. Долгое время это виртуальное сообщество никак не проявляло себя в реальной жизни — пока помощь не потребовалась старому знакомому Алексея Владимиру, который после инсульта оказался прикован к кровати и не способен обслуживать сам себя.

Подопечных «ОТЕЧЕСКОГО ДОМА» окормляет священник Николаевского Морского собора в Кронштадте, директор Центра духовной культуры и образования Кронштадтского благочиния иерей Василий Бойко. «Мы познакомились с Алексеем Беляевым во время учебы в Институте богословия и философии, — рассказывает отец Василий. — Когда он пригласил меня принять участие в своем благотворительном начинании, я согласился не сразу: хотел сначала посмотреть, познакомиться со всеми подопечными, чтобы не давать пустых обещаний — дело все-таки очень важное. Но постепенно понял, что это мое, что сердце лежит. Стараюсь как минимум раз в месяц навещать приют, читаю с Юрием Евангелие, разбираем Его вместе, размышляем. Несколько раз причащал подопечных „Отеческого дома“, соборовал. Юрий — много повидавший на своем веку человек, он чувствует фальшь окружающего мира, поэтому даже сам тянется к Евангелию, старается вникнуть в понимание Писания Церковью. Вообще, у него есть чему поучиться». На это лето «Отеческий дом» планирует вывезти своего подопечного Юрия (или подопечных, если они появятся) на «дачу» в Псковскую область — на приход храма Николая Чудотворца на Чудском озере в деревне Каменный Конец Гдовского района. Церковь, в которой настоятельствует отец иерея Василия Бойко протоиерей Василий Бойко, находится в процессе реставрации, и подопечные «Отеческого дома» в качестве послушания смогут участвовать в посильных работах на территории прихода.

ВЗРОСЛЫЕ И ПОДРОСТКИ

— Он остался один, без сил, без помощи. Ухаживать за Володей было некому — сын алкоголик, сам он, впрочем, тоже, — говорит Алексей. — Ходил под себя, а убирать было некому. Мы вместе с еще одной нашей прихожанкой, Ольгой Юдиной, положили его в больницу. А по выписке взяли к себе, сняли комнату и поселили его там, навещали каждый день. Так движение «Отеческий дом» наконец-то стало проявлять себя.

Участники «Отеческого дома» считают, что случай с Владимиром задал им вектор: до этого момента, при большом желании помогать ближним, так и не было ясно, что же именно следует делать и на кого обращать внимание в первую очередь. Казалось бы, нуждающихся и обремененных вокруг предостаточно, но когда за плечами нет практики, начать действовать совсем непросто.

— Когда Лёша рассказал мне об идее «Отеческого дома», мы стали просить Господа, чтобы Он подсказал нам, направил нас, — вспоминает Ольга Юдина. — Я, например, очень вдохновлялась примером Иоанна Кронштадтского, хотела устроить приют для подростков, живущих на улице. А Алексей больше склонялся к помощи взрослым бездомным. Когда появился Володя, вопрос решился сам собой.

Впрочем, от идеи устроить приют для подростков «Отеческий дом» не отказался до сих пор. Правда, теперь прихожане больше рассуждают о реабилитации выпускников детских домов, которым трудно дается социализация.

— Но это всё на уровне замысла пока что, — говорит Алексей. — Никакого плана нет. Я не знаю, выйдет ли вообще что-то из этой идеи.


СОСЕДСКИЙ ПРИМЕР

Александр Новосёлов, тоже прихожанин Феодоровского собора, рассказал Алексею Беляеву историю своего соседа, который на зиму решился приютить в своей квартире бездомного.

— Представь себе, он может, а я — нет! — удивлялся Александр.

Летом этот бездомный вернулся на улицу. У него была злокачественная опухоль в последней стадии, то есть человек отправился на улицу умирать. Александр рассказал Алексею, что Николай (так звали бездомного) уже который день лежит под деревом, дела до него никому нет.

Отправившись на место, Алексей и Александр стали раздумывать, что делать. Происходящим заинтересовался проходивший мимо наряд полиции.

— Вызовете ему «скорую помощь»? — спросил у стражей порядка Алексей.

Отвертеться правоохранителям было непросто. Одно дело, когда под деревом лежит одинокий бомж: мало ли таких на улицах? И совсем другое — когда рядом стоят два прилично одетых человека и утверждают, что это их друг. Приехавшие медики долго ворчали, оформляя документы, но Николая все-таки в больницу забрали. Пролежал он там две недели, а после был выписан обратно умирать. «Проживет месяц», — сказали врачи и сдали пациента на руки Алексея.

— Вы бы хотели умирать в кустах? Вот и я подумал, что это не самая лучшая доля, — говорит Алексей. — Взяли его к себе в съемную комнату.

Прожил Николай вдвое больше, чем предрекали врачи, — два месяца. Всё это время волонтеры из «Отеческого дома» ухаживали за своими двумя подопечными. На Николая даже оформили пенсию, которую он так и не успел получить. Эти деньги пригодились в дальнейшем: Владимира положили в больницу святой Ксении Петербуржской, чтобы не тревожить его во время переезда в новую комнату — уже свою, купленную.


ЧЕЛОВЕК СО СКАМЕЙКИ

Редактор православной газеты «Вечный зов» Сергей Романов долго помогал своему соседу Юре, который волею судьбы в лице своей племянницы оказался на улице, — кормил его обедами, устроил в протестантский реабилитационный центр. Временами Юрий жил в подвале некогда собственного дома — даже вызывал сантехников, если текли трубы, — а иногда на скамейке во дворе. Реабилитация у протестантов не помогла Юрию встать на ноги — выйдя из реабцентра, он вновь оказался на улице.

— Все мы про этого Юру, конечно, знали, — рассказывает Алексей Беляев, — общаемся же друг с другом. Он по незнанию подписал документы, которые после смерти супруги передавали права на их совместную квартиру племяннице. Ну а та выставила Юру на улицу. Вот Оля мне и говорит: «Давай возьмем его к себе, что он пропадает?» Но я сопротивлялся, представляете? «Почему я должен брать этого Юру на себя? У него есть друг, Сергей Романов, пусть он и заботится».

Алексей признается, что ему и сейчас непросто бывает найти внутри ресурсы для служения людям. Приходится культивировать в себе качества, необходимые для работы с обездоленными:

— Вот, у нас богадельня. Я, пусть это громко сказано, делаю Божие дело, а Бог делает меня. Так что тут еще непонятно, кто кому больше помогает — мы своим подопечным или они нам. Мы служим им, но и они служат нам: помогают замечать наши недостатки, видеть себя со стороны. Сложно любить таких людей? Но Христос же к этому призывал!

Алексей все-таки поддался увещаниям и поехал за Юрием, а потом отвез его в Елизаветинскую больницу.


РЕКВИЗИТЫ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «ОТЕЧЕСКИЙ ДОМ»

БФ «ОТЕЧЕСКИЙ ДОМ»

Номер счета: 40703810055000000043

Банк получателя: СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ БАНК ПАО СБЕРБАНК

БИК: 044030653
Кор. счет: 30101810500000000653
ИНН: 7841065922
ОГРН: 1177800004766
КПП: 784101001

НОВЫЕ ЛЮДИ

В аптеке этой больницы работала еще одна прихожанка Феодоровского собора, Светлана Щербакова.

— Когда я увидела этого Юру, ужаснулась, — вспоминает она. — Избитый, весь в синяках и болячках — никакой.

Врачи Юру осмотрели, поставили диагнозы, но на лечение не взяли, а отправили в Георгиевскую больницу, где ему должны были провести операцию по удалению желчного пузыря и пупочной грыжи.

— Когда я после всех событий того дня возвращался домой, испытывал ни с чем не сравнимое чувство радости, — говорит Алексей Беляев. — А Юра после больницы пожил некоторое время в приюте святой Терезы, и мы забрали его в «Отеческий дом», в нашу собственную комнату на улице Жуковского. Получилось так, что тот, кого я сначала упирался брать к себе, первым переступил порог нового дома. А уже следом за ним я привез из больницы святой Ксении Петербургской Владимира.

Юрий оказался не только подопечным «Отеческого дома», но и его помощником. Повседневный гигиенический уход за Владимиром стал его обязанностью, которую он с готовностью выполнял.

Волонтеров «Отеческого дома» меж тем становилось больше. К команде присоединились Светлана Щербакова и Алевтина Боженко. Светлана мыла во всей квартире полы раз в неделю, завела цветы. Алевтина ответственна за приготовление обедов. Ольга проводит с обитателями «Отеческого дома» евангельские беседы. Алексей закупает продукты и координирует работу приюта.


КРИЗИС

Такие относительные спокойствие и определенность продолжались до тех пор, пока неожиданно для всех из жизни не ушел Владимир. В субботу вместе с Юрой и волонтерами он собирался идти на Литургию, но в пятницу его не стало. Средства на похороны собирали всем приходом.

— Хотелось похоронить его достойно, — вспоминают участники «Отеческого дома», — а не как безродного, в общей могиле.

А дальше, — говорит Алексей, — с Юрием произошло то, что и должно было случиться с человеком, который недавно выкарабкался из состояния бездомного, получил какие-никакие обязанности, но внезапно их потерял. По словам волонтеров «Отеческого дома», с уходом Владимира Юрий попытался поставить себя так, будто он всего лишь подопечный приюта, а остальные должны ему помогать, но не пытаться готовить к самостоятельной жизни. Похоже, что тема эта болезненна и для Юрия, и для самих волонтеров.

— Юрий, — обращается к нему Алексей Беляев, — смотри, как нехорошо получается. Вскоре у нас будет суд, на нем решится судьба твоей квартиры, в которой сейчас живет племянница. Мы бегаем, занимаемся документами, а ты говоришь, что тебе этого ничего не надо, что это я затеял судебные разбирательства, а тебе и так хорошо. По-моему, тебе надо определиться: либо ты остаешься в «Отеческом доме», либо, если суд встает на нашу сторону, прописываешься в квартире и покидаешь нас…

— Алексей, — отвечает Юрий, — мы же с тобой договорились, что мне от племянницы ничего не нужно, что я остаюсь здесь, а там — как Бог управит.

— Проблема в том, что последнее время управляли в твоей жизни мы: я, Ольга да Светлана. Сам ты не хочешь себе помогать. Говоришь, что мы должны за тобой ухаживать, а сам ты себе ничего не обязан. Давай тогда договоримся, что ты не просто наш подопечный, а мой помощник. Я директор снаружи, а ты — директор внутри.


НОВЫЕ ИДЕИ

«Отеческий дом» — благотворительный проект, начатый людьми, которые никогда раньше не занимались реабилитацией. На их пути неизбежны трудности и недопонимания в отношениях с подопечными, но, как верят сами волонтеры, всё это с Божией помощью будет преодолено.

— Сейчас очень трудно говорить о том, во что наше начинание превратится завтра, — рассуждает Алевтина Боженко. — Мы и сами еще не видим ясно перед собой цели. Действуем больше интуитивно.

Может, в приюте появятся новые взрослые постояльцы. И тогда Юрий станет своего рода комендантом. А может, как мечталось когда-то Ольге, здесь откроется адаптационный центр для выпускников детских домов?

— Мы сейчас думаем, с какой стороны к этому подступиться, — рассказывает Ольга Юдина. — В Тихвине работает социально-реабилитационный центр для безнадзорных детей и подростков. Они пригласили нас приехать и на месте ознакомиться с их работой.

Для создания подобной структуры понадобится сделать очень много, и даже при удачном стечении обстоятельств на это потребуется не один год. Впрочем, первые шаги уже делаются: недавно был зарегистрирован благотворительный фонд «Отеческий дом», так что теперь это официальная организация. Шестикомнатная коммуналка, в одной из комнат которой проживает сейчас Юрий, расселяется, скоро и остальные пять окажутся в собственности благотворительной организации.

— Но все-таки мы пока в кризисе, — говорит Алексей. — Из подопечных остался только Юра. Что будет дальше, непонятно. Напишите, что нам нужны люди, готовые вкладывать свое время и умения в социальное служение. Верю, что Господь управит.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "Служение"