Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

ОПК: итоги года

Целый учебный год в школах России преподается курс «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ). Прошлой весной наш журнал рассказывал о тех проблемах, которые сопровождали введение этого предмета в Санкт-Петербурге и области. Какие изменения принесли нам истекшие 12 месяцев? Об этом вновь мы беседуем с иереем Илией Макаровым, заместителем председателя Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской митрополии.
Раздел: АКТУАЛЬНО
ОПК: итоги года
Журнал: № 5 (май) 2013Авторы: Тимур Щукин, Владимир Иванов Опубликовано: 4 июня 2013
Целый учебный год в школах России преподается курс «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ). Прошлой весной наш журнал рассказывал о тех проблемах, которые сопровождали введение этого предмета в Санкт-Петербурге и области. Какие изменения принесли нам истекшие 12 месяцев? Об этом вновь мы беседуем с иереем Илией Макаровым, заместителем председателя Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской митрополии.

— Отец Илия, год назад вы назвали основной проблемой то, что комитет по образованию Санкт-Петербурга не обеспечил родителям свободу выбора. Видите ли вы положительные сдвиги?
— В наш отдел тогда поступали сведения о множестве нарушений. Директора выдавали анкеты с галочкой напротив «Основ светской этики» или всего с двумя пунктами — «ОСЭ» и «Основы мировых религиозных культур», принуждали родителей к выбору определенного модуля либо просто недостаточно их информировали. Например, выбору предшествует презентация, в которой должен участвовать носитель изучаемой религиозной культуры. В частности — православный священник. Его, к сожалению, приглашали далеко не всегда. Да и самой презентации зачастую не проводилось. Мы направляли сведения о нарушениях в комитет по образованию, но наши жалобы долгое время лежали там «мертвым грузом». Летом руководство комитета поменялось, и новые сотрудники попытались изучить ситуацию — правда ли, что в Санкт-Петербурге ОПК выбрали всего 9,5%? В ряде школ уже в сентябре был проведен повторный мониторинг, и 9,5% превратились в 12. Есть надежда, что в этом году комитету удастся организовать процедуру выбора более корректно.

— Нарушения, аналогичные прошлогодним, по-прежнему случаются?
— Да, ситуацию осложняет то, что директора школ находятся в двойном подчинении: у комитета по образованию и у администрации района. К тому же, они и сами могут выступать как достаточно самостоятельные субъекты. То есть от городских властей тоже не все зависит. И в нашу задачу входит выстраивать отношения на всех уровнях — от уровня школы до регионального. И в каждой ситуации — конечно, в сотрудничестве с комитетом — разбираться отдельно.

— Помимо жалоб в комитет, что еще делает отдел для исправления ситуации?
— К сожалению, и у директоров школ, и у преподавателей, и у родителей, и даже у большинства священнослужителей нет адекватного представления о том, что такое ОПК. Поэтому главная наша задача — информирование. В течение этого года мы неоднократно встречались с преподавателями ОРКСЭ и участвовали в их подготовке. Организовывали встречи с директорами школ всех районов, экскурсии в Александро-Невскую лавру и духовную академию. Мы даем возможность глубже погрузиться в мир православной культуры. Между прочим, этого погружения учителя зачастую боятся. Почему? Потому что это возлагает на них большую ответственность. Понимаете, и учителя, и родители опасаются, что дети, знакомясь с религиозной традицией, начнут думать и понимать, может быть, больше, чем взрослые. Те же самые опасения, я полагаю, стоят и за негативными откликами в СМИ.
С другой стороны, те учителя, что более вдумчиво подходят к преподаванию ОПК, желают получить консультацию именно у священника. Не у епархиального методиста — будь он тысячу раз прекрасным педагогом и специалистом в области богословия, — а именно у батюшки. Поэтому в наших встречах священники принимают участие часто. Эти беседы, надо сказать, проходят очень эмоционально и творчески. Пускай учителя приходят усталыми после долгого рабочего дня. Пускай священник — это, увы, не редкость — воспринимает учительское сообщество как среду полуатеистическую. Через 10–15 минут контакт обязательно налаживается.

— Есть ли какой-то эффект от преподавания курса — положительный или отрицательный?
— Эффект однозначно положительный. Дети действительно начинают мыслить по-другому. И не только мыслить, но и мотивировать свое поведение. У них появляется нравственная оценка того, что они говорят и делают. Помимо телевизора, интернета, родительского или учительского примера появляется иной угол зрения, с которого они могут на себя взглянуть. Разумеется, ОПК — это не волшебная пилюля от дурного поведения, но специалисты отмечают улучшение нравственного климата в школе. А второй плюс — я об этом сказал выше — контакт между Церковью и учительским сообществом.

— Накануне введения курса было опасение, что не хватит преподавателей. Как вы считаете, это опасение оправдалось?
— Хороших преподавателей так же мало, как и хороших священников, как и любых других специалистов. Конечно, нам хочется, чтобы именно в нашем классе ОПК вел такой учитель, который сам является носителем православной культуры, обладает высоким профессионализмом и при этом любим учениками. Но это идеал! Поэтому наши требования просты. Преподавать ОПК должен человек, который берет этот предмет не «в нагрузку», исключительно ради денег, а потому что ему интересно. Если педагогу интересно, остальное приложится. Кроме того, педагог должен по крайней мере сочувственно относиться к православной традиции.

— Бывали случаи, когда преподавание доверялось атеистам?
— Не только преподавание. Иногда и к подготовке учителей привлекались специалисты откровенно антихристиански настроенные. Мы, конечно, выступаем решительно против такой практики. Будем надеяться, что органы образования прислушаются к нашему голосу… Но, понимаете, сейчас к православным людям — и священникам, и мирянам — приковано внимание всего общества. И от того, как мы себя будем вести, зависит, в том числе, и успех этого курса.



_SVM7063.jpg

Маргарита Белова, методист Центра гуманитарного образования СПбАППО
Самая большая проблема, которая связана с преподаванием ОПК, по моему представлению, состоит в том, что учебный предмет «Основы религиозных культур и светской этики», содержащий в качестве одного из модулей этот курс, преподается в начальной школе. Курс был разработан таким образом, что половина учебного времени отводилась на четвертый класс, половина — на пятый. И был рассчитан именно на этот возраст учеников. Мы надеялись, что со временем курс будет перенесен в среднюю школу. Но в министерстве образования решили иначе. И учителям приходится втолковывать достаточно сложные богословские понятия четвероклассникам. К этому готовы далеко не все учителя младшей школы, хотя мы проводим необходимую методическую работу на кафедре филологического образования нашей академии.

Учителя недовольны и тем, что час, отведенный на основы религиозных культур, проводится за счет уроков чтения. Хотя урона чтению, на мой взгляд, все-таки нет: ведь ничто не мешает читать с детьми и на уроках ОПК хорошие тексты, открывающие детям важные истины. Здесь можно проявить гибкость.
Но ОПК в качестве курса выбирают немногие школы. Ему предпочитают модуль «Основы светской этики» или «Основы мировых религиозных культур». Тут срабатывает несколько факторов. Во‑первых, сложно организовать учебный процесс так, чтобы одна часть класса изучала ОПК, другая — светскую этику. Ищут компромиссный вариант — и родителям кажется, что «нейтральный предмет» предпочтительней. Во‑вторых, дети приходят из разных семей, в большинстве случаев — нерелигиозных. Родители боятся, что под видом ОПК педагоги станут заниматься миссионерством.

ab9cffde.jpg

Анна Грубская, заместитель начальника отдела образовательных учреждений комитета по образованию:
Нашим комитетом была проведена подготовка к введению ОРКСЭ: даны рекомендации районам по организации проведения родительских собраний, чтобы дать родителям возможность выбрать один из шести модулей курса. Результаты выбора зафиксированы в протоколах родительских собраний. Преподавание курса ОРКСЭ осуществляется по учебным пособиям, допущенным к использованию в образовательном процессе приказом Министерства образования и науки России. Все учащиеся обеспечены учебниками в соответствии с выбранным модулем. 

Подготовку учителей осуществляет СПбАППО. В прошлом году подготовлено 1605 педагогов. К преподаванию на курсах повышения квалификации учителей привлечены преподаватели СПбПДА: проводятся занятия, совместные круглые столы, консультации, семинары. Для повышения эффективности методической поддержки учителей, преподающих ОПК, проведен семинар-совещание «Взаимодействие благочиний и районных систем образования в организации преподавания основ православной культуры» с участием методистов информационно-методических центров и методистов благочиний.

В настоящее время в школах Санкт-Петербурга проводится информационная работа среди родителей учащихся третьих классов с целью ознакомления с особенностями преподавания каждого модуля, организовано посещение открытых уроков родителями.

Считаю, что реализация курса в школах Петербурга проходит успешно. 

Подготовили Владимир Иванов и Тимур Щукин

Поделиться

Другие статьи из рубрики "АКТУАЛЬНО"

24 февраля, пятница
rss

Последний номер

№ 2 (февраль) 2017
Обложка