Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

О тексте, розе и мироощущении незрячего человека

Интернет давно показал нам, что возможности коммуникации сегодня не ограничены расстоянием. И даже в замкнутом пространстве, в которое многих из нас загнала пандемия, есть возможность общаться и обучаться. Причем для многих из тех, у кого слова «ограниченные возможности» вписаны в документ, нынешние условия не стали чем-то необычным. Тем востребованнее оказался онлайн-проект «Твой.Текст», организованный Алексеем Виноградовым, руководителем автономной некоммерческой организации «София».
Раздел: ПОДРОБНО
О тексте, розе и мироощущении незрячего человека
Брайан Ри. Иллюстрация для издания catapult.co
Журнал: № 02 (февраль) 2021Страницы: 16-21 Опубликовано: 25 февраля 2021

Занятия онлайн-школы литературного мастерства «Твой.текст» проводились по четырем направлениям: «Основы сценарного мастерства», «Краткий курс начинающего автора», «Как написать рассказ» и «Основы журналистики».

— Мы провели большую подготовительную работу: общались, подбирали преподавателей, разрабатывали учебную программу, сняли и смонтировали 48 видеороликов. Занятия онлайн — только верхушка нашего айсберга. Пять месяцев воплощения идеи, более 80 слушателей, более 110 работ, присланных на наш литературный конкурс, — рассказывает Алексей Виноградов.

В проекте приняли участие люди с ограниченными возможностями здоровья из разных регионов: от Санкт-­Петербурга и Тулы до Нижневартовска, Красноярска и Алтайского края. Помимо лекций и освоения теоретического материала, школа предполагала выполнение домашних заданий. На курсе по сценарному мастерству, который вела сценарист и драматург Ольга Погодина-Кузмина, слушателям было предложено написать историю. Дальше на её основе они учились создавать сценарии. Писатель Валерий Айрапетян обучал мастерству написания короткого рассказа.

— Было интересно и удивительно, — рассказала Анна Ершова, член Союза журналистов Санкт-Петербурга, преподаватель курса «Основы журналистики». — Интересно было снимать видеолекции, интересно было вести курс для людей, далеких от журналистики. Интересно работать с людьми с ограниченными возможностями здоровья, с незрячими. Учишься у них многому: принятию, оптимизму, умению благодарить. Удивило легкое, с юмором отношение к своему недугу. На первом занятии мы обсуждали допустимость употребления слов «инвалид», «слепой», а один незрячий студент с улыбкой процитировал Шекспира: «Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови её, хоть нет».

А вот что именно оказалось интересно и удивительно слушателям курсов «Твой.Текст», они описали в своих авторских колонках.


Любовь Молодых. «Верните меня на прежнее место, пожалуйста»

Недавно я подсчитала, что за одну поездку на общественном транспорте в малознакомое место семь раз обращалась за помощью к окружающим. И ни разу мне не отказали. Люди охотно подсказывают направление, оставляют свой маршрут, чтобы проводить меня до места, где я могу сориентироваться.

При переходе улицы я каждый раз предпочитаю обращаться к чьей-то помощи. Согласитесь, страшно двинуться вслепую на проезжую часть, когда машины могут еще заканчивать маневр. А в общем шуме транспорта понять это на слух невозможно.

Много лет слепая, я постоянно вынуждена прибегать к помощи окружающих. По большей части мне везет на людей отзывчивых. Нередко люди сами предлагают мне помощь, если видят, что я остановилась в затруднении.

Но всегда ли эта помощь уместна?

Мой знакомый, колясочник, пытается проехать в дверь учреждения. Подбегает некто, молча хватается сзади за поручни кресла, решительно дергает, стараясь протиснуть коляску. И буквально вываливает инвалида из кресла в узком тамбуре.

Человек на костылях входит в магазин, и его ретиво ударяют створкой в стремлении пропустить вперед, пока он «возится» со своими костылями и сумкой.

Я иду, прощупывая путь белой тростью, подбегает женщина, хватает под руку и тянет куда-то, отрывая меня от моих привычных ориентиров. На вопрос «Куда вы меня?» уверенно отвечает: «Ну вы же в магазин идете? Так вы сбились!» Говорю, что иду в «Энергосети», и прошу вернуть меня на прежнее место, но она не слышит и не реагирует. А уяснив наконец, в чем дело, бросает меня и убегает. Я стою, возмущаясь и негодуя. Я не знаю, в какую сторону мне теперь двигаться, как выйти на прежний маршрут.

Или еще один постоянно повторяющийся эпизод: поднимаюсь в электричку, одной рукой держусь за поручень, в другой — трость, которой я прощупываю ступени. Человек рядом подхватывает меня за руку с тростью. Это всё равно как если бы вам закрыли на ступеньках глаза ладонью. Трость у слепого — это его глаза! Когда мило улыбаешься и просишь отпустить, как правило, не понимают и бодро сообщают, что им совсем не трудно. Я не сомневаюсь, что вам не трудно! Трудно мне, ведь на ступеньках в толпе счет идет даже не на секунды, а на мгновенья. Уже наученная, сразу огрызаюсь: «Отпустите немедленно!» Тогда отпускают, глубоко оскорбленные.

Прохожу в вагон, нахожу свободное место. Наклоняюсь — и всё повторяется. Сердобольная старушка дергает за руку, не давая нащупать сиденье: «Садитесь-садитесь, вот место!» Да мне же надо сначала к нему прикоснуться, как вам — увидеть!

Постоянно напоминаю себе, что если люди стремятся помочь — это прекрасно. Не дай Бог оказаться в мире, где никто не захочет помогать. Иногда кажется, что люди вроде меня, инвалиды, созданы Богом для того, чтобы окружающие имели возможность проявить лучшие качества своей души.

Дорогие наши Богом данные помощники! Пожалуйста, поймите одно непреложное правило: прежде чем помогать, спросите, нужна ли помощь и в чем именно она должна заключаться!

Выполняя это нехитрое правило, вы не навредите и действительно сделаете доброе дело.


Диана Андреева. «Голос фильма»

От чего зависит, будет ли успешен фильм в отдельно взятой стране? Вы скажете: сценарий, актерский состав, игра актеров, но я хочу напомнить о немаловажной составляющей — озвучке и дубляже.

Можете представить, как смотрит дублированный фильм незрячий человек? А ведь они тоже смотрят, я знаю это от своей незрячей подруги. Часто такой просмотр происходит в кругу семьи, это способ общения, проведения досуга вместе. И тут «глаза» незрячего — его уши, а качество фильма — это качество озвучки или дубляжа!

Часто слышу и от родных фразу: «Дубляж не тот, не буду смотреть». Да и сама переключаю даже любимый фильм: перевод не тот, голос странный… Дубляж может убить фильм!

При дубляже забивают голос самого актера, дают ему другой. Неправильно подобранный голос может «затушить» эмоциональность, убрать индивидуальность: нам приходится слепо верить тому, что говорит дублер.

Зрители фильма «Первый мститель: Противостояние» организовали петицию против нового голоса Человека-паука в этой ленте. Они посчитали, что актер дубляжа новичок Владимир Канухин наградил Питера Паркера cлишком детским, слишком высоким голосом с плохой дикцией, и я с ними согласна.

При озвучке перевод немного запаздывает, и возможно услышать голос актера фильма, почувствовать его настроение. Знающий язык зритель может даже поймать переводчика на ошибке. Смотреть такой фильм интереснее.

Недавно захотелось пересмотреть фильм «Кудряшка Сью» 1991 года. За столько лет это кино озвучивали и дублировали не раз: одноголосая озвучка, двухголосая, дубляж… Какое разнообразие! Пришлось потратить время, чтоб выбрать ту озвучку, при которой и перевод не режет слух, и характеры актеров не искажаются.

Включила первую ссылку — озвучка переводчика Алексея Михалёва. Её можно вспомнить по фильмам на кассетах VHS. Немного гнусавый голос и перевод, где мужчина не стесняется в выражениях, сделали переводчика крайне узнаваемым. Этот голос переводит всю ленту, озвучивая и мужчин, и женщин, и почти полностью перекрывая реплики актера. Мне — зрячему человеку — тяжело воспринимать один не отличающийся эмоциональностью мужской голос на протяжении всего фильма, а что делать слепым людям, которые не видят, мужчина или женщина произносит реплику?

Включила вторую ссылку — озвучка от канала РТР. Уже лучше, озвучено не одним голосом, но голос адвоката по разводам Грей Эллисон уж очень мягкий и не подходит одинокой бесчувственной, живущей на работе женщине. Да еще и перевод какой-то приторно сглаженный. Например, Грей Эллисон говорит клиентке миссис Арнольд: «Вы можете разорить своего мужа» и «Надо собрать факты о его сексуальных контактах».

Включила третью ссылку — озвучка дерзкая, голос героини более жесткий, и перевод больше подходит для характера адвоката по разводам. В упомянутых выше местах это звучит так: «Вы можете стереть вашего мужа в порошок» и «Мы найдем информацию о его самых вульгарных сексуальных пристрастиях».

Просто сравните! Когда я услышала третий голос и этот перевод, то поняла: «Ура! Это мое, буду смотреть!» Вот  что я называю «хорошая работа».

Какой дубляж, озвучку, перевод выбирать, — вопрос скорее привычки. Но очень хочется сказать: «Уважаемые переводчики и режиссеры дубляжа, делайте свою работу качественно, чтобы фразы героев разбирались на цитаты, а голоса заставляли пересматривать ленту».


Пётр Антонов. «Неслучайный библиотекарь»

Норман Роквелл. Мальчик, читающий приключенческий роман. 1923 год
Норман Роквелл. Мальчик, читающий приключенческий роман. 1923 год

Было ли случайностью то, что я стал библиотекарем? Трудно сказать, где у большой истории начало, как трудно определить начало большой реки…

Вокруг маленького меня читали все, читали вслух. Книги стояли в стеклянных шкафах, на самодельных полках, во всех комнатах. Читать было естественной потребностью, книга — неизъяснимым удовольствием. Прикосновение к новой книге, её волнующий запах и предвкушение приятных часов, проведенных вместе с героями на страницах перелистываемого мира. Или давно знакомые книги, как старые друзья и соседи, которых хорошо знаешь и в которых уверен.

А позже мне открылась целая сокровищница — детская библиотека. Жадно осматривать стеллажи и просто брать, листая, книги с полок — особое, несравнимое чувство. У каждой книги было лицо — лицо главного героя. Какие же прекрасные были те лица…

Наверное, под впечатлением, оставленным детской библиотекой, я хотел стать мультипликатором. Ожившие герои любимых книг! Что могло быть прекрасней в ребячьей жизни? Но жизнь течет, не спрашивая. Когда приходят болезни, какие-то пути закрываются, другие становятся более явными. Теряя зрение, я рассматривал судьбы Горлума и Воланда через увеличительное стекло. В общем-то, это книги об одном и том же. Книги, рекомендованные учителем литературы — бывшим школьным библиотекарем. Книги о вечном сосуществовании света и тьмы. О том, что это одно целое, неразделимое.

Жизнь продолжает течь и продолжает не спрашивать. Ох и трудно же по-мюнхгаузеновски тянуть себя из болота жалости к себе же! Ох и страшно! Все волосы выдернешь не единожды. Но как только почувствовал почву под ногами, сразу же в библиотеку. Теперь уже специальную — для незрячих. Лица книг стали рельефными, брайлевскими, а голоса — дикторскими. Библиотекарь теперь скорее нальет чай и выслушает, а вот книги принесет сразу домой. Даже ходить в библиотеку не обязательно. Но ходишь. Ходишь с удовольствием. За удовольствием общения, сокровищем встреч. И кому, как не специальному библиотекарю, знать, что «солнце продолжает светить» — как написал автор одноименной книги Владимир Ворошилов, летчик, потерявший зрение после ранения в бою с фашистами.

Затем был гуманитарный вуз. Я не знал зачем. Мне просто хотелось двигаться в русле прежней жизни. Смешно пробовать человеку повернуть реку времени вспять. А вот вернуться к старым добрым знакомым — идея куда как лучше! Чехов, «Мертвые души», «12 стульев» вызывали новый неподдельный интерес. И я вышел в новую, неведомую жизнь с дипломом учителя русского и литературы.

Конечно, я не работаю в школе. Теперь я работаю в библиотеке. 

В центральной городской, в отделе обслуживания инвалидов. Беседую с читателями за чаем, советую и выдаю книги. Я люблю свою работу. Я здесь нашел свою мечту. Мы с читателями и коллегами записываем аудиокниги… аудиоспектакли… Пусть моя детская мечта будет теперь называться аудиомультфильмами. Герои ожили голосами читателей и библиотекарей.

Наши читатели озвучивают героев, но они и сами герои. Они превратили течение своей жизни, несмотря на непредсказуемость поворотов и водоворотов, в путь к мечте. Они стали героями собственных историй. Невзирая на болезни.


Кристина Катаева. «Такие неудобные коляски»

На днях, когда я проходила через калитку детского сада, у коляски отломалось колесо. Такая легкая конструкция и такие маленькие колеса неудобны для прогулок по разбитой дороге.

К счастью, дома есть еще одна коляска с прогулочным блоком, с ней легче ходить по неровностям. Но она очень тяжелая. А в доме — ни пандуса, ни колясочной, поэтому нужно спускать и затаскивать коляску прямо на себе. Получается, чтобы спускаться по ступенькам, удобна одна коляска, а чтобы гулять — другая.

Молодым мамам сегодня приходится очень тяжело физически. Государство призывает к повышению рождаемости, но мало вникает в насущные потребности родителей и не пытается сделать их жизнь проще.

Всё еще много учреждений и магазинов, вход в которые — со двора через крыльцо со ступеньками, а пандуса нет. Интереснее всего, когда пандус всё же делается, но таким образом, что пользоваться им нельзя. Недавно я заезжала с коляской в банк: при входе была открыта дверь, которая полностью перегородила крыльцо. «Ладно, — подумала я. — Заеду, закрою дверь и как-нибудь войду». Наивная. Я доехала до окна рядом с дверью, но закрыть дверь и проехать по крыльцу ко входу не смогла. Пришла шальная мысль проехать через окно. В результате я руками сняла с пандуса коляску и прыгнула на ступеньки. Такая вот доступная среда.

Еще пример. Чтобы добраться до детской поликлиники, моей подруге нужно ехать с двумя пересадками. Несмотря на то, что у них немаленький район и идет активная застройка, детской поликлиники там пока не планируется. А до той, к которой относится их район, нет прямого маршрута.

Еще пример. Я иногда приезжаю в гости к маме в Подмосковье. До детской поликлиники от её дома тоже неблизко, причем путь идет через лес и железную дорогу. Автобусы ходят с интервалом 15–20 минут, но половина из них даже не имеет площадки, на которую можно было бы поставить коляску. В другой половине автобуса такая площадка есть, но забираться туда надо по ступенькам.

Норман Роквелл. Мальчик, читающий приключенческий роман. 1923 год
Норман Роквелл. Мальчик, читающий приключенческий роман. 1923 год


Однажды, когда я была у мамы, заболел мой ребенок. Я записала его к врачу на следующее утро. Ехать решили на такси. Минут сорок утром мы не могли найти у нашего оператора машину с детским крес­лом. Тогда мы вызвали такси другого оператора и указали в комментарии, что нужно детское кресло. Приехала машина с креслом, которое оказалось велико для ребенка, водитель поднял крик, что мы сами виноваты, и уехал. Мы плюнули, позвонили в поликлинику, перенесли прием на более позднее время — и пошли пешком. Через лес и железную дорогу.

Еще пример. Одна известная сеть детских магазинов почему-то все свои точки располагает на вторых этажах торговых центров, где нет лифта, а только эскалатор. Я жила и в Москве, и в Туле, но везде видела именно такое расположение магазинов этой сети. Причем бóльшая часть ассортимента у них предназначена для малышей от 0 до 3 лет. Простите, а как к вам с коляской-то попасть? Я, например, боюсь ездить с ней на эскалаторе. Или мне коляску оставить внизу, а ребенка положить в корзинку для покупок?

Есть и хорошие истории, когда владельцы бизнеса облегчают жизнь родителям с детьми.

Мне нравится, что в гипермаркетах сейчас используются тележки, в которые можно посадить ребенка. А если есть тележки в виде машинок, то это высший класс, действительно спасение для мам двухлеток, которые уже не хотят сидеть в коляске, а на пол их не спустишь — потеряются.

Мне нравится, что в ресторанах нередко можно увидеть детские стульчики, а иногда даже игровые автоматы и комнаты для детей. Но больше всего меня поразила детская раковина в туалете. Не нужно поднимать ребенка, чтобы он дотянулся до крана и смог помыть руки.

Мне нравится, что автобусы, которые возят людей к гипермаркетам, очень удобны для поездок с коляской. У них низкий порог без ступенек и много места внутри. Как правило, владельцы такого бизнеса проводят обширное исследование, изучают свою целевую аудиторию и делают всё, чтобы ни один покупатель не прошел мимо них.

Так не пора ли нашему государству, вот как владельцам европейских гипермаркетов, обратить внимание на трудности молодых мам и сделать городскую среду комфортной для них? Авось и рождаемость повысится. Или всё дело в таких неудобных колясках? 


Поделиться

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"