Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Няни с усами, или счастливые дети

О недостатке мужского воспитания современные психологи не просто говорят—кричат. Мужчина-учитель—находка для школы и повод гордиться. К хорошему тренеру-мужчине очередь из желающих. О том, чтобы в детских садах были мужчины-воспитатели, не приходит в голову даже мечтать. А между тем, именно эту идею решили воплотить в жизнь Фёдор Тарабукин и его друзья, такие же молодые и энергичные отцы. Так возник «Усатый нянь».
Журнал: № 6 (июнь) 2020Автор: Марина Ланская Опубликовано: 25 июня 2020

Мамы поют

Район Суздальских озер — это вроде и город, а вроде и не совсем. Дома сплошь частные, много зелени, мало машин. Пахнет соснами и печным дымом. Занятие «Усатого няня»— это группа дневного пребывания для дошкольников, где все воспитатели мужчины—проходит где-то там, на холме. Но еще по дороге туда невольно сворачиваешь к берегу, откуда доносятся чистые женские голоса, поющие что-то душевное, народное, исконно русское: мимо не пройти. 

Между двумя рублеными домиками, под рябиной, кружком стоят женщины. Одни кутаются в павловопосадские платки, другие натягивают капюшоны модных худи. Зябкое утро. Это мамы детей, которых привели в «Усатый нянь». Они охотно прерываются, чтобы рассказать, за что любят этот уникальный проект. 

Дарья Гринина привела четырехлетнего сына на занятия совсем недавно. Поиск подобного места начала, как сама признается, от своей «материнской боли». Муж любит ребенка и занимается с ним, но Дарья чувствовала, что сыну для нормального воспитания дополнительно нужна мужская среда. Сначала выбор пал на спортивную секцию, но жесткая дисциплина и соревновательный компонент занятий оказались не тем, чего бы хотелось. 

— Я прочла о проекте «Усатый нянь» еще год назад. Место, где детьми занимаются исключительно мужчины, да еще и через игру, мне показалось находкой. Но на занятия берут только с четырех лет. Пришлось ждать целый год. Зато теперь мы здесь, и я очень довольна,—поделилась Дарья Гринина. 

Довольна не только Дарья. Каждая мама готова смириться с тем, что ребенка ей вернут взмокшим, грязным и, может быть, даже с дыркой на коленке. Как ни странно, для них именно это показатель, что занятие прошло отлично. Мамы возвращаются к пению, а мы двигаемся дальше, туда, откуда доносится веселый детский визг.


Лучшие игрушки — палки да веревки 

Уже издали видно, что игра в самом разгаре. Двое мужчин держат веревку, с десяток детей то прыгают через нее, то проползают под ней на животе, прямо по земле. Смех и крики сливаются с залихватскими наигрышами на балалайке, которая будто и сама смеется под быстрыми пальцами третьего воспитателя. Да, в «Усатом няне» на десять детей бывает и трое воспитателей, но всегда не меньше двух.

Здесь, на Суздальском озере, занятия проходят раз в неделю. Еще в один день группа собирается на Юго-Западе города. Все пять часов дети проводят на улице. Снег, дождь, ветер—ничто не помеха. «Усатые няни» считают, комфортная среда воспитывать не может, а вот препятствия и сложности в этом деле неизменные помощники. По этой же причине на свою длительную прогулку дети и воспитатели выходят без игрушек. Куклы и машинки остаются дома, а на улице в ход идут палки, веревки и то, что найдется под ногами: в зависимости от времени года это может быть снег или опавшая листва. Во что можно часами играть с такими простыми вещами, вопрос не стоит—обычно ребятам и воспитателям и отведенного времени мало. При этом одна игра быстро перетекает в другую. 

Если что-то подобное и было где-то, то только в нашем детстве, когда улица манила, а фантазия не иссякала. Но одно существенное отличие всё же имеется: свободная игра проходит здесь под внимательным контролем, цель которого не только обезопасить детей, но и грамотно использовать каждую минуту для ненавязчивого и незаметного самим детям воспитания.


Необыкновенные дети 

Когда группа детей только идет на занятие, можно заметить, что она неоднородна. Бóльшая часть малышей бодро шагает в горку, они безропотно тащат свои рюкзачки, да еще и, к примеру, большую лопату: вдруг пригодится, или пироги для пикника. На их лицах улыбки, на щеках румянец, где таких детей взяли —загадка. Сзади тащится парочка малышей привычного вида: этим тяжело, они приседают под каждым деревом, норовят всучить свои вещи взрослым, потому что ручки болят, ножки не идут. Глядя на них, становится особенно интересно, как мужчины-воспитатели сумеют, не няньчась (а они только называются нянями, няньчиться же и не думают), управиться с малышами, в которых так легко узнать типичных современных маменькиных баловней. Да вот незадача: не успеешь начать приглядываться, а они уже изменились и через пару месяцев занятий превращаются в тех бодреньких и самостоятельных, которые поначалу казались детьми необыкновенными. И тут уж хочется начать выпытывать у воспитателей их секреты, не иначе как волшебные. 

— Никаких секретов, да и новшевств в нашей системе воспитания нет. всё уже придумано до нас. Мы просто взяли за основу традиционное воспитание и адаптировали под современную реальность. Перед нами не стоит задача какой-то этнографической правдоподобности. У нас много своих игр, не только народных. Главное, что позаимствовали—это правильная иерархия, ушли от привычной в наше время детоцентричности воспитания. Ну не нужно ребенку быть в центре, его самого эта роль тяготит. И родителям на самом деле скучно быть аниматорами, ведь развлекать ребенка—это трудно. Так и получается, что проще игрушками откупиться, ну или заставить себя заниматься с ребенком. Кому от этого польза? Ни ребенку, ни маме с папой,—считает Фёдор Тарабукин, руководитель и создатель проекта «Усатый нянь».

Наблюдая за работой «усатых нянь», легко угадать, что на их работу немало влияет православное мировоззрение. Но если один из преподавателей проекта — Алексей Русанов, работающий с детьми еще и в Екатерингофском военно-патриотическом клубе, открыто говорит о том, что не представляет, как воспитывать детей, не передавая непосредственно им свой опыт веры, Фёдор Тарабукин подходит к вопросу чуть иначе.

— Да, так вышло, что почти все наши воспитатели—люди верующие, воцерковленные, это не случайность, но и не правило. Есть среди наших инструкторов и сомневающиеся, и единичные неверующие, но при этом разделяющие наши взгляды на воспитание. К семьям тоже на этот счет у нас нет требований. По сути, никакой религиозной работы мы не ведем и задачи такой не ставим. Но принципы, которые мы реализуем, взялись у нас не просто так, они прямо проистекают из того, как мы смотрим на мир. Я, например, смотрю глазами верующего человека. 


Качественная радость 

Для Фёдора очевидно, что главная проблема воспитания лежит даже не в отсутствии в семьях мужчин, а в нарушенной иерархии, без восстановления которой ни одна воспитательная методика работать не будет.

— У нас что обычно выходит? Ребенок главный, и я должен его развлекать. Это неправильно. Главный я. И в первую очередь мне, как отцу и как педагогу, должно быть радостно, интересно, хорошо. Я в дееспособном состоянии и творю, сам обустраиваю жизненное пространство вокруг себя. А ребенок на это смотрит и хочет тоже так же научиться, присоединиться к этому. И тут у нас с ним получается игра: он хочет стать таким, как я. Я его не обслуживаю, просто приглашаю: дверь открыта. И для детей это намного заманчивей, и родитель не скучает, не «отбывает наказание» с ребенком. Им становится интересно друг с другом.

Всё, что говорит Фёдор, сразу же подтверждается наглядным примером. Пока дети заняты с одним из воспитателей сооружением качелей на дереве, двое других начинают бросать друг другу палку, постоянно усложняя свою импровизированную игру, то швыряя палку быстрым движением, то ловя левой рукой. Дети сначала заинтересованно поглядывают, а вскоре уже гурьбой бегут, чтобы присоединиться. И вот уже выстроилась змейка из малышей, кому-то воспитатель бросает палку почти как взрослому, резким движением, кому-то подбрасывает бережно, почти передает из рук в руки. Тут становится очевиден еще один принцип «Усатого няня». Заключается он в поступательном усложнении игры.

— В любой игре важно соблюдать баланс. С одной стороны, у ребенка должно получать - ся то, за что он взялся, с другой — не должно быть слишком просто, нужна небольшая, но преодолимая трудность. Когда слишком легко или слишком трудно, ребенок теряет интерес. А если интерес есть, мы можем управлять раз - витием как социальных, психологических, так и физических качеств ребенка. Он достиг чего-то, мы порадовались вместе с ним. Мы от - метили его, похвалили, а потом начинаем дви - гать границу преодоления, и ребенок двигается дальше, развивается. При этом, конечно, ребе - нок получает радость. Но радость не от того, что мы ему что-то дали, конфетку например, а от того, что он сделал шаг над собой. И это каче - ство радости совсем другое, —делится своими мыслями Фёдор.


Бегом на улицу 

«Ну хорошо, — скажет недоверчивый роди - тель, —научится ребенок бегать, прыгать и ло - вить палку, а не зажмуриваться, когда в него летит какой-нибудь предмет, и получать им по лбу. Какой в этом толк? Может, все-таки пусть читать учится и писать в первую очередь? Или пусть хотя бы „лего“ собирает, развивает мелкую моторику». Такому родителю есть что ответить.

— Современные дети и так, в основном, находятся в помещении: занятия —в комна - те, домашнее время —в комнате. Чем можно заниматься дома? Как раз развитием мелкой моторики: рисовать, лепить, что-то масте - рить. А вот крупная двигательная моторика развивается очень мало. Из-за этого дети бы - стро устают, у них плохая координация, они бьются обо все углы и не умеют правильно падать. Ребенку для нормального развития нужна улица. Пространство побуждает много двигаться, преодолевать большие расстояния, справляться с неожиданными трудностями, не пасовать перед препятствиями, —убежден Фёдор Тарабукин.

Фёдор свои воспитательные принципы чер - пает из собственных наблюдений. И потому каждое слово оказывается подкрепленным наглядным примером. Какие такие специфи - ческие трудности ребенок преодолевает на ули - це? И чем мужской подход в их преодолении отличается от женского?

Примеры на каждом шагу. Вот намочил ма - лыш ноги. Что делает в такой момент средне - статистическая мама? Быстрее ведет ребенка домой. Какой опыт получает ребенок? Он по - нимает: раз ослушался, залез в лужу, намочил ноги —конец прогулке, зато мама меня любит, заботится, переживает. Всё это правильно, но мужской подход совсем другой. Не лучше, не хуже, но без него полноценного воспитания нет. Что же делает среднестатистический папа, рассмотрим на примере одного из «усатых нянь». Воспитатель снимает с себя футболку и наматывает ребенку на мокрую ногу, как портянку, сверху надевает целлофановый пакет—и теперь мокрый ботинок прогулке не помеха. А ребенок видит, что сложности можно и нужно преодолевать, не давать им менять свои планы. Это и есть мужской подход.

— Наши «ветераны», старожилы легче относятся к трудностям, чем новенькие дети. Более гибко подходят к сложностям, которые на улице во время активных игр возникают постоянно: где-то упал, где-то на горку нужно забраться, где-то игра, в которой нужно подстроиться, понять правила, не обижаться, если игра предполагает физический контакт или если проигрываешь. Всё это наши дети как-то легче и проще воспринимают: куча мала — значит куча мала, если догонялки и упал, даже если уронили,—ничего страшного, встал, дальше побежал. Ко всему, что возникает в жизни, они подходят более самостоятельно, не пугаются трудностей. И это одна из целей нашей работы,—рассказал Иван Писарев, один из воспитателей в «Усатом няне».


Простые правила 

В «Усатом няне» очень простые правила, никакой зауми и сложных психологопедагогических конструкций. Несмотря на то, что в коллективе воспитателей есть и профессиональный педагог, и опытный тренер, опираются они все-таки в первую очередь на ту форму занятий, которая подразумевает естественную передачу мужских форм поведения. И потому их правила можно описать двумя пунктами: развитие самостоятельности и творческого подхода к жизни. А уже к этому прилагается умение понимать свои границы и не нарушать чужие, развивать психоэмоциональную устойчивость, коммуникативные навыки и желание созидать. В игре все эти задачи достигаются сами собой, если есть наставник, который поможет лидеру не подавлять других, тихоне не чувствовать себя лишним, слабосильному расти над собой, ловкому не заскучать.

— Мне не нравится повальное увлечение идеей, что из каждого ребенка надо сделать лидера. Не все это могут, да и не всем это надо. Соответственно, тот, кому в лидеры не выбиться, чувствует себя ущербно, а на самом деле он просто делает не свое дело. Вот мы как раз хотим, чтобы каждый ребенок развивался в своем направлении и темпе. Родитель должен помочь увидеть и раскрыть потенциал в ребенке, а не гнать его всё время куда-то, к каким-то только ему, родителю, нужным целям,— считает Фёдор.


Почему именно отцы 

Несмотря на то, что главная мысль проекта «Усатый нянь» состоит в том, что детям необходимо мужское воспитание (кстати, в группе девочек столько же, сколько и мальчиков), воспитатели не считают, что мамы воспитывают неправильно.

— Дело в том, что мамой ребенку проще манипулировать, получать свое, давя на жалость, выпрашивая, выклянчивая. Мама всегда пожалеет, приласкает. Плохо это? Наоборот, это прекрасно! Хуже, когда мама вдруг начинает брать на себя роль отца. Кто тогда обеспечит ребенка теплой материнской заботой, такой естественной и необходимой? Мы ни в коем случае не умаляем важность материнской формы воспитания, просто хотим компенсировать недостаток мужской, а он в наши дни очевиден,— поделился Фёдор. 

С Фёдором солидарны и все остальные воспитатели, собственно, они сошлись в этом проекте вследствие схожести взглядов. Вот что по этому поводу думает Игорь Зиновьев, воспитатель «Усатого няня» и по совместительству детский тренер по плаванию.

— Мы скорее хотим помочь мамам снять с себя хотя бы часть воспитательных задач. Мы делаем то, что можем, и то, что нам самим нравится. Поэтому и находим у них полную поддержку. Единственное, поначалу было много разговоров, что слишком грязная одежда, слишком быстро она рвется. Но, по-моему, зашить штаны проще, чем потом в 15 лет иметь инфантильного ребенка просто потому, что в какой-то момент начали его осекать и он не проявил свой исследовательский инстинкт. В лужу полез — его одернули: в этих штанишках в лужу наступать нельзя, и пачкать коленки нельзя, и залезать на дерево нельзя. Такие вещи, конечно, сначала давали о себе знать. Мы с мамами очень быстро договорились обо всем, дали понять, на какую перспективу мы работаем: наша задача как родителей— создать трамплин, чтобы наши дети, уже наработав определенные качества, реализовали себя в жизни полноценными, самостоятельными, успешными, жизнерадостными и счастливыми людьми.


Началось всё с дружбы 

Проект «Усатый нянь» начался с дружбы и мужской солидарности. Дети Фёдора и Игоря — друзей, соучредителей проекта—частенько оставались на них, пока мамы были заняты своими делами. Для большей эффективности они решили поступать так: сначала один папа сидит со всеми сразу детьми, потом—второй. Постепенно подтянулись дети из других семей, так прогулки пап с детьми стали регулярными, а потом переросли в целый проект. Сначала в группе были только мальчики, потом присоединились дочки воспитателей, а вскоре подтянулись и другие девочки. Результаты так радовали родителей, что «сарафанным радио» информация разнеслась по всему городу и даже за его пределы. Пришлось открыть еще одну группу. При этом у Фёдора есть и другие не менее успешные проекты. Подростки занимаются в «Богатырской школе», одна из групп занимается в семейном клубе при приходе храма страстотерпца царевича Алексия в Петергофе, отцы и деды с сыновьями и внуками выезжают в лесные лагеря—это проект «Отцы и дети», а на досуге Фёдор со всеми желающими присоединиться озеленяет наш город— это проект «Подари дерево». И все его инициативы предельно заразительны. Что же касается «Усатого няня», признаюсь, ни с одного их занятия так просто не уйти: сначала хочется наблюдать, слушать, учиться, и в конце концов — самой присоединиться и начать прыгать, бегать, кататься по земле и визжать от восторга вместе с детьми. Все-таки воспитание—это не всегда поджатые губы детсадовского воспитателя или указка в руках учителя, смотрящего поверх очков (а многим ведь не повезло!), воспитание—это беззаботное детство, где есть рядом уверенный умный и добрый взрослый, который знает, куда идти, и готов вести за собой.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"