Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

"Новая тяжелая утрата"

В Екатеринбургской митрополии ищут родственников убитого в 1918 году большевиками священника Александра Адрианова, чтобы с помощью ДНК-экспертизы подтвердить подлинность недавно обретенных мощей священномученика. По данным епархии, его прямые потомки могут проживать в Санкт-Петербурге. Мы поговорили с протоиереем Сергием Архиповым, который не один год занимался поиском материалов для канонизации отца Александра.
Раздел: ПОДРОБНО
"Новая тяжелая утрата"
Журнал: № 2 (февраль) 2020Страницы: 16-19 Автор: Евгений Перевалов Опубликовано: 27 февраля 2020

— Отец Сергий, как вы впервые узнали про подвиг отца Александ­ра Адрианова? С чего начался поиск материалов для его канонизации?

Иерей Сергий Архипов, занимавшийся сбором документов для канонизации отца Александра
Иерей Сергий Архипов, занимавшийся сбором документов для канонизации отца Александра

— С 2000 года я учился в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете в Москве. Писал дипломную работу по истории храма Трех святителей в Нижней Туре, где служил отец Александр. Тогда впервые и столкнулся с упоминаниями о нем. Узнал, что священник был расстрелян, и нашел его имя в помяннике, составленном в Екатеринбургской епархии в 1918–1919 годах: туда заносились имена священнослужителей, расстрелянных большевиками. Информацию собирал из разных источников. Например, в Российской государственной библиотеке в журнале «Вестник Екатеринбургской епархии», № 2 за 1919 год, нашел некролог отцу Александру, опубликованный в «Известиях Екатеринбургской епархии». Потом совершенно случайно я узнал, что отец Александр был женат на дочери священника Василия Любомудрова из села Меркушино. Так постепенно складывался портрет отца Александра. Долго по крупицам собирали мы информацию, пока, наконец, не отправили все данные в отдел канонизации Екатеринбургской епархии. Житие составили сестры Ново-Тихвинского монастыря, а в 2018 году отец Александр Адрианов был канонизирован.

справка

Иерей Александр Адрианов родился в 1858 году в семье священника Трехсвятительской церкви Нижне-Туринского завода. В 1881 году закончил Пермскую духовную семинарию и был направлен преподавателем Закона Божия в народное училище села Гаревско-Васильевское. В 1887 году вступил в брак. В 1892 году был переведен в Нижнетуринский завод, где стал первым заведующим двухклассным министерским училищем. В 1894 году рукоположен во диакона, затем — во священника. Стал служить в Трехсвятительской церкви, а в 1896 году стал её настоятелем. Расстрелян красноармейцами 25 ноября 1918 года на станции Выя. Причислен к лику новомучеников и исповедников Церкви Русской в 2018 году. 




— Правильно ли я понимаю, что к решению о канонизации отца Александра епархия пришла не сразу?

— Впервые мы задумались об этом, когда узнали о мотивах расстрела священника, о том, что он был убит за обличения жестокости красных по отношению к людям, жестокости продотрядов, свирепствовавших в деревнях Большая и Малая Именная, а также за чтение с амвона воззвания патриарха Тихона против безбожных властей. Красноармейцы ворвались в храм прямо во время богослужения, вывели отца Александра наружу, не дав даже одеться, хотя морозы стояли крепкие.


— После этого начался сбор материалов для жития?

— Я приступил к работе в архивах: мы искали информацию в Государственном архиве административных органов Свердловской области в Екатеринбурге, в архивах Перми и Нижнего Тагила, в музеях. Узнал, например, место рождения отца Александра. Ведь сначала мы не представляли, где именно он родился и вырос. Это выяснилось совершенно случайно — я делал запрос в архив совершенно по другому вопросу, искомую информацию мне не предоставили, но сообщили, что отец Александр появился на свет в 1858 году в Нижнетуринском заводе.


Храм Трех святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго — в Нижней Туре
Храм Трех святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго — в Нижней Туре

— Наверное, никаких официальных обвинительных документов, материалов следствия по делу отца Александра просто не существует в природе…

— Есть очень маленькая вероятность, что какие-то бумаги могут храниться в Центральном военном архиве. Но попасть туда очень тяжело. Скорее всего, мы там ничего и не найдем. Станция Выя, где был расстрелян отец Александр, в ночь с 29 на 30 ноября была окружена белыми, многих красноармейцев перебили, по некоторым источникам, потери красных составили полторы тысячи человек. К тому же, если во времена, например, «большого террора» следствие вело дела, то в Гражданскую войну расстреливали без суда и следствия.


— Откуда вы брали информацию о дореволюционном периоде жизни отца Александра?

— В основном, всё известно из газет: «Екатеринбургских епархиальных ведомостей», «Екатеринбургской недели», «Пермских губернских ведомостей».


— Откуда стало известно о мученической кончине отца Александ­ра? Как сохранились свидетельства о его гибели?

— Об этом известно во многом со слов очевидцев. Об аресте священника прямо на богослужении мне поведали люди, знавшие свидетелей тех событий. Прихожане не могли никак воспрепятствовать красноармейцам, потому что были безоружны, а те пришли с винтовками и штыками. Что-то удалось почерпнуть из периодических изданий. Например, о причинах ареста священника рассказал наш краевед Виктор Фёдорович Чернильцев. Он всю жизнь прожил в Нижней Туре и одно время был учеником отца Александра Адрианова. Своими воспоминаниями он делился в местной газете. Отца Александра, писал он, расстреляли за проповедь, обличающую жестокие расправы. Сохранились свидетельства, что отец Александр, когда его вели на расстрел на станции Выя, молился Господу. Об этом один из участников казни — красноармеец Шипицин — вспоминал в 1967 году во время открытия памятника Павлу Шиханову, основоположнику революционного движения в Нижней Туре. «Когда попа вели на расстрел, он твердил „Господи, помилуй, Господи, помилуй меня грешного!“», — говорил Шипицин. Кстати, памятник Шиханову открывали на месте храма Трех святителей, который был взорван в 1947 году.


Экзамен в церковно-приходской школе в Нижней Туре. 1916 год. Отец Александр Адрианов — крайний справа
Экзамен в церковно-приходской школе в Нижней Туре. 1916 год. Отец Александр Адрианов — крайний справа


— Этих свидетельств оказалось достаточно для рассмотрения вопроса о канонизации отца Александра?

— Да, основе этих воспоминаний было принято решение, что отец Александр достоин церковного прославления. И настало время заниматься поиском мощей новопрославленного святого. Необходимо было получить разрешение прокуратуры на вскрытие предполагаемой могилы, заручиться одобрением Синода на поиск мощей. Где искать, мы знали. Отца Александра расстреляли 25 ноября 1918 года, перед отступлением красных под натиском армии Колчака. Перед казнью его избили, размозжив прикладом голову, — этот факт нам пригодится в дальнейшем при поиске мощей священномученика. Хоронить его не стали, просто оставили тело на земле, слегка засыпав его снегом. Когда Нижнетуринский завод и станцию Выя заняли белые, они нашли тело священника. Из некролога, опубликованного в «Известиях Екатеринбургской епархии», известно, что руки убитого были крестообразно сложены на груди. Белые привезли тело священника в Трехсвятительскую церковь и похоронили. Точное место нам не было известно, но убедительная версия у нас была. В 2000 году памятник Павлу Шипилову демонтировали и началось восстановление храма Трех Святителей. Когда копали траншею под фундамент, обнаружили три могилы, в одной из которых был похоронен неизвестный священник. Захоронение перенесли на несколько десятков метров от прежнего места, процесс зафиксировали на кинопленку. Мне эту съемку показали. На записи виден священнический крест на покойном, лицевая часть черепа убитого разбита — это было лишним свидетельством в пользу того, что останки принадлежат именно отцу Александру Адрианову.


— И вскоре последовало обретение мощей. Как происходит эта процедура?

— На вскрытие захоронения приехали археологи из Екатеринбурга, областной судмедэксперт, член Синодальной комиссии по канонизации протоиерей Кирилл Каледа. Экспертиза останков длилась месяц, в ней принимали участие разные специалисты, не только судмедэксперт. Например, искусствовед Олег Бызов, специалист с большим опытом, оценивал сохранившиеся части священнического облачения. Когда мы сопоставили все полученные в результате исследований факты, сомнений почти не осталось — это останки отца Александра Адрианова. Судмедэкспертиза по зубам и швам черепа установила возраст убитого — примерно от 60 до 65 лет. По берцовой кости определили его рост — от 160 до 166 сантиметров. А самое главное, было проведено фотоналожение черепа почившего и лица отца Александра с сохранившихся снимков — всё совпало. Требуется только решение патриарха, чтобы мощи признали подлинными. Чтобы исключить даже малейшую возможность ошибки, можно провести ДНК-экспертизу, но для этого нужно найти прямых потомков отца Александра.


— Кто-то из них проживает в Санкт-Петербурге…

— Да, вероятнее всего. У отца Александра было трое детей: Сергей, Александр и Анна. Сергей, старший сын, пошел по стопам отца и в 1919 году стал священником. В этом же году он ушел с Колчаком в Сибирь, там его следы теряются. Родственники матушки отца Александра утверждают, что там он и погиб. Младший сын, Александр, до 1926 года проживал в Нижней Туре, потом, возможно, переехал в Ленинград. Дочь священника Анна вышла замуж за Александра Николаевича Мещерякова, тоже впоследствии священника, у них было двое детей, Борис и Лидия. Отец Александр Мещеряков умер в 1932 году после освобождения из мест заключения. Тогда же теряются следы и самой Анны Александ­ровны. Вероятное место её захоронения — деревня Маслово за Краснотурьинском, но сейчас найти могилу почти невозможно. Сын Мещеряковых Борис уехал в Ленинград — на завод, где инженером работал его дядя. А дочь Лидия оказалась в Донецкой области, но неизвестно даже, в каком населенном пункте. Больше о них нет никакой информации. Очень хорошо бы найти хоть кого-нибудь. И не только ради проведения ДНК-анализа. Может быть, в семье сохранились воспоминания об отце Александре, его фотографии, вещи.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"