Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Наследники Аккада, ученики Иоанна

Мандейская община в Ираке, её культура, быт, язык — замечательный источник по истории раннего христианства, иудаизма и даже ислама. Но прежде всего это живые люди: художники и полицейские, крестьяне и ассириологи. Люди, которые подвергаются гонениям, которые рассеяны по миру, но при этом сохраняют свой язык, свои священные книги, свою веру. Об этой малоизвестной культуре рассказывает востоковед Алексей Янковский-Дьяконов.
Журнал: № 03 (март) 2021Автор: Наталия Щукина Опубликовано: 5 апреля 2021

Где живут мандеи?

Левант, или восточное Средиземноморье, и Месопотамия… В древности люди волнами, одна за другой, шли из Восточной Африки и проходили через эти места. Поэтому они очень насыщены историей, с далеких дописьменных времен и до наших дней. Когда мы говорим о Леванте, следует помнить, что левантийцы так или иначе «выплескивались» через северную Месопотамию в Междуречье. И наоборот, люди, идеи и материальная культура из Междуречья достигали Леванта. Это тесно связанные регионы.

Земли в Южном Ираке замечательны… своими болотами. Плоский, как стол, участок суши, равнина Тигра и Евфрата, немного не доходя до моря, слегка приподымается, затрудняя сток вод. Реки, стремящиеся в море, растекаются, образуя большие болотные территории, на которых есть и пресноводные озера, и тростниковые болота, и сельскохозяйственные земли. Именно здесь когда-то появились первые шумерские города, впервые появилась письменность. Это место хорошо очерчивается геологически. Геология нам диктует очень много. Так называемая Евфратская субъединица Месопотамской равнины совпадает с очертаниями Болотной зоны в древности. Болотная зона постоянно меняется, и в наши дни её территория существенно уменьшилась. В нашу эпоху Тигр и Евфрат сливаются вместе у города Курна, дальше реки образуют одно русло, это река Шатт-эль-Араб, которая течет в Персидский залив. С северо-востока находится Хузестан, его раньше называли Арабистан, арабская часть Ирана, местность, во многом похожая на Месопотамию. Там тоже есть две реки, Кархе и Карун, которые текут в сторону Персидского залива и образуют свою болотную область, похожую на Двуречье.

Наша Российско-Иракская комплексная экспедиция, возглавляемая ведущим научным сотрудником Института археологии РАН Шахмарданом Амировым и мной, работает на двух археологических памятниках. Ваджеф — поселение, которое функционировало как минимум с IV тысячелетия до Р. Х. и было, видимо, связано с очень древними поселениями в долине Дех Луран выше по течению небольшой реки Тиб, уже на территории Ирана, а не Ирака; там с VIII тысячелетия до Р. Х. жили люди. Спускаясь по Тибу (в Иране он называется Меймех), они оказывались в нашей Болотной области. Наш Ваджеф с очень красивой керамикой, очевидно, стоял на их пути. С другой стороны Болотной области Южного Ирака — город II тысячелетия до Р. Х., Телль Дехайла, второе поселение, в котором работает наша экспедиция. Город процветал тогда, когда шумерский мир подходил к концу, наступал кризис II тысячелетия.

Со стороны Ваджефа, с запада, встает горная система Загрос, с месопотамской равнины она выглядит как пологая лестница, где складки Загроса, одна выше другой, поднимаются, как ступени. Такой её описал еще Диодор Сицилийский. В этих городах находился древний Элам.

Со стороны Дехайлы находится город-миллионник Насирия, четвертый по величине в Ираке. Он был основан в XIX веке, но вокруг него расположены очень древние поселения. Совсем рядом, в 15 км от Насирии, находится знаменитый Ур. В Насирии — насыщенная культурная и интеллектуальная жизнь, там есть союз писателей, книжные магазины, книгоиздатели. Однажды нас пригласили в «Мандейский дом», который стоит на набережной Евфрата и является неотъемлемой частью насирийского интеллектуального пейзажа, на международный фестиваль Хабиб-Алла («Любовь к Богу») и семинар о мирном сосуществовании. В нем участвовала большая часть насирийской интеллигенции. В основном участники выступали с позиций шиитского ислама.


Алексей Янковский

научный сотрудник Института восточных рукописей РАН. Родился в Ленинграде. Окончил исторический факультет Ленинградского государственного университета. В 1999–2015 годах — координатор, куратор и руководитель международных культурных проектов, в том числе с участием музея Бойманс (Роттердам), Лувра, Национального музея Катара. В 2016 году — организатор международной конференции «Перед лицом хаоса» в Институте восточных рукописей РАН. Соруководитель Российско-Иракской комплексной экспедиции. Область научных интересов: историческая география Южного Ирака, компьютерные технологии в исторической картографии, охрана материального и нематериального культурно-исторического наследия.



 

Сколько их?

На юге Ирака жило, по некоторым подсчетам, около 100 000 мандеев. Сосчитать их в любое время было трудно, потому что заявлять властям о себе как о мандее не всегда бывало безопасно. В 2003 году, после американского вторжения, в Ираке было нарушено хрупкое, но все-таки равновесие между конфессиями. Воспряли те силы, которые надеялись нажить политический капитал на радикальном исламе. Многим не-шиитам пришлось бежать, в том числе христианам, евреям и мандеям. Однако почти непрерывные военные бедствия продолжались, начиная еще с 1980 года, с Ирано-иракской войны. Город Хорремшехр, один из главных мандейских городов на территории Ирана, был полностью разрушен, как Сталинград в Великую Отечественную войну. На иракском Юге мир по-настоящему воцарился только к 2008 году. За это время часть мандеев, которые были вынуждены уехать из Ирана и Ирака, осели в Сирии, как раз накануне того, как война разразилась уже там. Многие расселились в англоязычных странах: они есть в Европе; в США, Канаде и Австралии мандейская диаспора теперь достаточно значительная. В этих странах их могут быть десятки тысяч.

 


Какой веры они придерживаются?

У мандеев существует обширная священная литература. Для двух наиболее важных книг, «Великая сокровищница» (Ginza Rba) и «Учение Иоанна» (Draša d-Yahya), доступны критические издания и переводы, соответственно, на немецкий и английский языки. Извлечь из этих книг сюжетную священную историю, как мы извлекаем её из Ветхого и Нового Заветов, было бы очень трудно. Можно понять некоторые основные вещи, и по сумме этих умозаключений учение мандеев принято относить к гностицизму. Хотя сама вероучительная конструкция — гностическая, сами мандеи себя гностиками не называют, вопреки распространенному мнению. Действительно, manda῾ — общеарамейское слово, означающее «знание», можно было бы поставить знак равенства между ним и γνώσις. Однако в классическом мандейском языке это слово в таком значении не используется, а те контексты, где оно встречается, не располагают к обобщению: mandaya — «миряне», в отличие от священства (tarmidiya или ganzibriya); bit manda, «Дом Манда» — ритуальное сооружение, и Manda d-Hiya, «Манда Жизни» — один из мифологических персонажей.

В системе мандейского вероучения главенствующее место занимает Первая Великая Жизнь, или Царство Света. От этой Первой Великой Жизни исходит несколько эманаций. Четвертая эманация — персонаж по имени Птахиль, в котором сочетаются египетский Птах и семитский Иль. Это бог-творец, но «несанкционированный»: его творения не входили в замыслы Первой Великой Жизни. За это творение он отправлен во мрак до конца времен. В творении кроме него участвовали и другие силы: Дух (ruha) и планеты, в результате чего получился наш мир (tibil). Но поскольку творец несовершенен, творение, возникшее в сложных и драматических условиях, тем более несовершенно. Чтобы попасть из него в Царство Света, нужна связь (laufa). Чтобы была связь, нужна yardna — вода, текущая, бегущая вода жизни. Она дает возможность время от времени осуществлять связь со Светом. И потом, после смерти, при выполнении нужных ритуалов душа, часть человеческого существа, соединится с другой его частью — духом, и вместе они отправятся к Свету, — если только не задержатся на одной из «станций»-планет. Там они могут надолго задержаться, и потребуются специальные ритуалы, чтобы их оттуда вызволить. Для связи с Великой Жизнью нужны омовения. Эти омовения проводятся как можно чаще, хотя бы раз в неделю, и обязательно по всем важным случаям, таким как свадьба, похороны, посвящение в священство.

В прошлом году вышло критическое издание «Учения Иоанна», его подготовил главный специалист по мандеям и мандейскому языку Чарльз Хэберл. Критическое издание «Великой сокровищницы» было сделано в середине XIX века, сейчас мандеи сами перевели её на английский, но это не отменяет необходимости нового критического издания. В целом, процесс перевода, изучения и критического издания мандейской литературы находится если не в самом начале, то не очень далеко от него, и простор для работы здесь огромный.

 

Письменность и язык

Буквы мандейского алфавита
Буквы мандейского алфавита

Алфавит мандеев — удивительное явление. Все семитские языки пользуются консонантным письмом, когда выписываются все согласные, а из гласных на письме выражаются только долгие. В мандейском пишутся все звуки, и гласные, и согласные. Облик этого алфавита совершенно необычен. Откуда он пришел — на этот счет есть разные мнения. Чарльз Хэберл считает, что истоки мандейского алфавита нужно искать в парфянском письме I века. К мандейскому близки черепки из Нисы с исходным парфянским письмом, которым у нас занимались В.А. Лившиц и И.М. Дьяконов. Самыми древними считаются свинцовые пластинки-амулеты первых веков по Р. Х., их сейчас немало опубликовано. Плюс множество совершенно неизвестных хранится в музейных коллекциях. Один из замечательных исследователей мандеев Дж. Бакли, учитель Чарльза Хэберла, видел у одного из руководителей мандейской общины в Иране свинцовую «Книгу Иоанна». Не единичный амулет, а целую книгу из свинцовых страниц. Дальнейшая судьба её нам неизвестна. Другие древние памятники мандейской письменности — чаши с надписями, содержащими заклинания. Они надписывались по просьбе мирян для того, чтобы защищать от злых духов. Чаши надо было закапывать в четыре углах помещения или под четырьмя ножками кровати. Эти чаши составляют важную часть корпуса мандейских текстов.

Из парфянского же происходит еще один интересный алфавит — харакенский. Харакена — это область, расположенная на тех же самых Болотах, примерно соответствующая современной мухафазе (области) Басра. Памятники этой письменности исчерпываются надписями на монетах. Надо сказать, что для этой огромной области Месопотамии мы имеем хорошо документированную древность вплоть до I века по Р. Х., когда кончается клинописная традиция. Дальше письменных источников гораздо меньше, они гораздо менее разнообразны и в жанровом отношении, и по содержанию. Соответственно, любые крохи письменных свидетельств о I тысячелетия по Р. Х. очень ценны.

Мандейский алфавит, по-видимому, произошел от парфянского где-то в I веке по Р. Х. О том, что мандейский текстовый корпус надо датировать где-то с этого времени, есть еще и другие внутренние свидетельства. Сами рукописи поздние, например древнейшая рукопись Гинзы — это первая половина XVI века. Но мандеи, переписывая поколение за поколением свои тексты, копировали колофоны, и делали это очень прилежно. По ним мы можем проследить историю некоторых рукописей очень далеко, до 200 года. Для нас это еще один замечательный источник по истории Двуречья.

В своей классической форме мандейский язык, вероятно, должен был появиться не позже начала I тысячелетия по Р. Х., а новомандейский (современный мандейский) — результат его эволюции. Арамейские языки — это мост между древностью, где в Двуречье использовался аккадский язык с шумерской письменностью, и современным состоянием, где используются арабский язык и письменность. Об этом арамейском «промежуточном» состоянии, которое нельзя считать в полной мере законченным, мандейский язык и мандейская община дают нам важные свидетельства.

  


Откуда пришли мандеи?

В научной литературе о мандеях общепринято мнение, что они пришли в Южный Ирак из Леванта. Этому есть разные внутренние и внешние доказательства. Есть мандейский текст под названием Haran Gawaita, «Внутренний Харран», в котором говорится, что они пришли из области под названием Харрана. Согласно этому тексту, они жили изначально в Леванте, откуда им пришлось бежать из-за распрей с соседями-иудеями. Затем один из Аршакидов, парфянских царей, помог им, они некоторое время пребывали в Харране, а потом оттуда спустились на юг через Вавилон. В этом тексте мандеи называются naṣuraia, то есть назореи; при этом они с христианами ни в коей мере себя не отождествляют. С христианством у них вообще сложные отношения. В «Книге Иоанна», действительно, присутствует Иоанн Креститель, без сомнения, тот самый, но хотя связь с Иоанном и его последователями несомненна, бóльшая часть книги о другом. Что касается Иисуса, то у мандеев с Ним полное непонимание. В их учении это какая-то карикатурная личность, Его фигура присутствует в настолько искаженном виде, что мы можем предположить: это следствие какого-то острого конфликта с христианской общиной.

Где может находиться «внутренний Харран», не вполне понятно; Хэберл предполагает, что здесь произошло смешение с Вади Хауран в центральной Месопотамии, что достаточно близко от одной из аршакидских столиц, Ктесифона. Оттуда действительно не очень далеко до нижнего течения Тигра и Евфрата, где мандеи живут в наши дни.

Но есть и аргументы против того, что мандеи вообще должны были откуда-то прийти в Южную Вавилонию. Первое и самое главное — это совершенно необыкновенное письмо, которое не могло появиться случайно и совсем не похоже на левантийское. Второе — их связь с водой. Мандеи селятся вдоль рек, совершают свои ритуалы в реках. Принято считать, что они селятся вдоль рек для того, чтобы иметь возможность совершать свои ритуалы, требующие проточной воды. Не может ли быть наоборот — что ритуалы, требующие проточной воды, и возникли у людей, постоянно живущих при реках? Один из первых вопросов, который люди задают, узнав о мандеях, — «почему они сохранились, настоящие гностики со сложным вероучением, со своим языком, который является прямым потомком языка Вавилонского талмуда?» С моей точки зрения, это указывает на автохтонное, исконное население Южного Двуречья, органичное для этой местности, которое постепенно ассимилируется под всевозможными воздействиями, но всё же остается самобытным. Когда исчезает много по себе оставившая значимая культурная общность вроде древнегреческой или аккадской, то очень трудно представить после нее совершенно пустое место. Если так кажется, значит, мы работаем не с теми источниками или не так их интерпретируем. Как можно уничтожить полностью носителей такой развитой, многотысячелетней традиции, как шумеро-аккадская? Было бы логично предположить, что мандеи в их нынешнем виде — это далекий отзвук местного южно-месопотамского аккадского наследия, которое сменило язык на арамейский, когда аккадский ушел в прошлое.

Сейчас мы свидетели исчезновения уже арамейского языка: на своем ново-мандейском языке мандеи уже почти не говорят, к сожалению. Классическим языком владеет только священство. Колофоны, которые нужны, чтобы сохранять историю рукописей, они пишут по-новомандейски. Существует еще raṭnā — иногда так называют новомандейский, в других контекстах это слово означает жаргон на основе новомандейского, который используют мандеи, когда не хотят, чтобы их понимали чужие. Современные мандеи в подавляющем большинстве говорят по-арабски.

 

Два свидетельства

Приведу цитату из Корана:

Воистину, верующим, а также иудеям, христианам и сабиям, которые уверовали в Аллаха и в Последний день и поступали праведно, уготована награда у их Господа. Они не познают страха и не будут опечалены (2:62).

Многие конфессиональные сообщества приписывали себя к этим «сабиям». У мандеев на это есть особое право, потому что они сами себя называют subba. Возможно, это название происходит от арамейского глагола ṣb῾, означающего «окунать, макать». Есть мнение, что «Учение Иоанна» будто бы специально было написано в VIII веке после исламского завоевания для того, чтобы доказать мусульманам, что мандеи — «люди книги» и потому не должны преследоваться. Но по внутренним свидетельствам текста получается, что это не так, в нем есть значительно более ранние фрагменты.

Вот то, что известно о последователях Иоанна из книги Деяний:

Во время пребывания Аполлоса в Коринфе Павел, пройдя верхние страны, прибыл в Ефес и, найдя там некоторых учеников, сказал им: приняли ли вы Святаго Духа, уверовав? Они же сказали ему: мы даже и не слыхали, есть ли Дух Святый. Он сказал им: во что же вы крестились? Они отвечали: во Иоанново крещение. Павел сказал: Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса. Услышав это, они крестились во имя Господа Иисуса, и, когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святый, и они стали говорить иными языками и пророчествовать (Деян. 19, 1–6).

Вот это Иоанново крещение, в котором нет Духа Святого, возможно, и указывает в сторону мандеев, потому что с Духом Святым у мандеев непросто. Ruha является одной из действующих сил мандейского писания, но при этом его роль очень противоречива. В любом случае связь мандеев с раннехристианской общиной заслуживает дальнейших исследований.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ"