Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Накормить и обогреть. Новая православная инициатива в Кингисеппе

Еще одна «православная инициатива» в Кингисеппе! Мы уже писали о том, как местные прихожане помогают выживать обездвиженным инвалидам, оставленным родней и близкими. А совсем недавно появился пункт обогрева для бездомных, который, как планируют его создатели, со временем превратится в ночлежку по западному образцу.
Раздел: Проект
Накормить и обогреть. Новая православная инициатива в Кингисеппе
Журнал: № 1 (январь) 2018Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 15 января 2018

ИХ ТУТ НЕТ

Рассказывают, что в городской администрации Кингисеппа когда-то состоялся следующий разговор:

— Предоставьте нам место, а мы с помощью волонтеров попытаемся решить проблему бездомных в городе.

— А в Кингисеппе нет такой проблемы. Мы с ней справились еще несколько лет назад.

— Как справились? А кто эти тридцать человек, которые каждую неделю приходят за бесплатным обедом к старому зданию железнодорожного вокзала?

— Это приезжие. Прибыли на заработки и решили остаться. Но бездомных у нас нет.

Конечно, бездомные в Кингисеппе есть. И это видно любому жителю города. Да и чиновники об этом знают. Руководитель городской администрации Виктор Гешеле пообещал, что сделает всё возможное, чтобы под дом для бездомных отдали бывшее здание ветеринарной станции у старого кладбища — с лета этого года ветеринары переехали в новое помещение, и деревянный почти столетний дом пустует без дела.


ТАКИЕ РАЗНЫЕ БОГОМОЛЬЦЫ

Рядом с городским храмом Всех святых, в земле Санкт-Петербургской просиявших, в субботу к 14 часам собирается много народу. Скоро начнут читать акафист перед иконой Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Пришли в основном бездомные, но есть и обыкновенные горожане, страдающие от пристрастия к спиртному.

К моему удивлению, мимо проходит мальчик лет 14 и протягивает руку:

— Здравствуйте, — говорит он и как-то по-хозяйски приглашает зайти внутрь. — Проходите к нам.

— У нас вот еще проблема добавилась, — замечает мое удивление настоятель храма иерей Тимофей Смирнов. — Дети стали приходить за бесплатными обедами. Они из обычных семей, не бездомные, но родители то без работы сидят, то денег им не платят. Трудно.

Этот мальчик, по всей видимости, пришел на молебен затем, чтобы после поучаствовать в общей для всех молящихся трапезе. На следующий день я видел его выходящим из кингисеппской лютеранской кирхи.

Вот мужчина на костыле, улыбается в полный рот.

— Это Леонид, — говорит отец Тимофей. — Уроженец Украины, теперь территория Донецкой Народной Республики. Отсидел в тюрьме 11 лет, потерял документы и не может их восстановить.

За Леонидом бодро и с каким-то азартом в глазах торопливо шагает человек, которого никак нельзя заподозрить в том, что он бездомный: одет прилично, по лицу не заметно, чтобы злоупотреблял спиртным.

— А так и есть. Этот Сергей, бывший дальнобойщик, — комментирует священник. — Родился в Средней Азии, по-моему, в Туркменистане. После развала Советского Союза не стал менять старый советский паспорт на новый документ. А когда он его потерял, то доказать свою личность не смог. Вот сейчас собирает документы, приводит свидетелей, удостоверяющих суд в том, что он — это он. Живет вон в той строительной бытовке рядом с храмом.

За Сергеем, опустив голову, идет человек, который, кажется, наоборот, совсем отчаялся.

— А это Денис, — представляет его священник. — Он в Чечне воевал. Проходил реабилитацию в Сологубовке, после работал, но вот опять сорвался. Мы ему помогаем. Денис, сможешь про службу свою рассказать?

— Нет. Про Чечню не смогу. Про что угодно, только не про Чечню.У Дениса сегодня день рождения, а потому на стол постелена небольшая белая скатерка, а по её центру стоит свеча Каждая бытовка рассчитана на восемь мест, но в первые дни сюда успели заселиться только четыре человека. Впрочем, остальные вряд ли заставят себя долго ждать

У Дениса сегодня день рождения, а потому на стол постелена небольшая белая скатерка, а по её центру стоит свеча

НЕ УМРУ, НО ЖИВ БУДУ

Два года назад приход храма Всех святых, в земле Санкт-Петербургской просиявших, получил грантовую поддержку конкурса «Православная инициатива». С той поры недалеко от старого вокзала два раза в неделю по вечерам стала появляться полевая кухня, где любой может получить свою порцию горячей еды. «Сарафанное радио» работает хорошо, и очень скоро за тарелкой ужина стали выстраиваться очереди бездомных и неимущих. Для некоторых это двухразовое (то есть два раза в неделю) питание стало чуть ли не единственной возможностью поесть нормальной пищи, а не отбросов с помойки. Люди приходили, ели и спрашивали: «А может, есть в Кингисеппе место, где можно переночевать? Нет?»

— И бездомные просили, и мои помощники уговаривали поставить какие-нибудь вагончики для бездомных, — говорит отец Тимофей. — Только откуда я их возьму, вагончики? И куда поставлю? Рядом с храмом — нельзя, вокруг частная застройка, много домов состоятельных людей, будут жаловаться, что мы «разводим бомжатник».

Некоторых людей, тех, кому жилье было необходимо на время, а не навсегда, приходу все-таки удавалось приютить — в той самой оставшейся со времен строительства храма бытовке, в которой сейчас проживает «дальнобойщик» Сергей.

— Вот недавно пришла к нам женщина с тремя детьми. Говорит: «Батюшка, пусти под кров, деваться некуда». И куда я её с тремя детьми? Отправил к ней на переговоры помощницу, будем все вместе думать, как быть.

И лишь когда в 2016 году приход выиграл грант «Православной инициативы» во второй раз, наконец-то появилась возможность осуществить то, о чем так давно просят его подопечные: устроить бездомным дом.


НАСУЩНАЯ ЗАДАЧА

Принадлежавшее некогда ветеринарной станции деревянное двухэтажное строение расположено на противоположной от храма стороне города, рядом со старым кладбищем и напротив местного отделения ГИБДД. Когда подходишь к дому, сквозь ветви деревьев, уже потерявших листву, видны развалины кладбищенской церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», построенной в середине XIX века и разрушенной во время Великой Отечественной войны.

Рядом с деревянным домом стоят перпендикулярно друг другу два синих вагончика — это и есть ночлежка для бездомных. На момент нашего визита она была открыта лишь несколько дней, и постояльцев в ней было пока всего четыре человека: Марк, «Прошка», Денис и староста Леонид, тот самый, что уроженец Донецкой области.

— Конечно, я староста. Меня слушаются беспрекословно, никогда не перечат, — объясняет с видимым чувством удовлетворения Леонид. — Я ведь с ними как обхожусь: придут они часиков в восемь-девять вечера, я им чаю сладкого сделаю. И утром так же. Они же несамостоятельны совсем, им нужно руководство, еду приготовить, воды вскипятить, ужин приготовить. Вот вчера мне запариков (лапша быстрого приготовления. — Прим. ред.) принесли добрые люди, но она не понадобилась: у нас картошка была, мы сварили, с тушенкой перемешали.

Отец Тимофей и его подопечные называют эти вагончики пунктом обогрева. Их действительно нельзя назвать полноценным жильем — даже не потому, что это «всего лишь» вагончики, а потому что находиться здесь можно только с вечера до утра. Дольше не может сам староста Леонид — помогает в других приходских делах. А о том, чтобы доверять ключи самим постояльцам, не идет и речи.

— У нас насущная задача — понять, как мы будем кормить тех, кто ночует в нашем пункте обогрева, — говорит отец Тимофей. — Пока что по средам еду нам предоставляет кафе, а по субботам для пришедших на молебен мы готовим сами. Этим занимаются, в основном, наши прихожанки. Теперь нужно будет готовить каждый день. И это сейчас обитателей здесь четверо, скоро их станет намного больше: каждый вагончик рассчитан на восемь человек, значит, всего будет 16 постояльцев. То есть каждый день надо будет кормить 16 человек! Я пока не знаю, как этот процесс наладить, но думаю, всё получится, помощники найдутся.

Кстати, картошка, которую бездомные едят в эти дни, была собрана ими самостоятельно с огорода инока Савватия, который проживает в деревне Котлы неподалеку. Уговор был такой: подопечные отца Тимофея помогают монаху убрать урожай, а он дарит им каждый десятый мешок.


СУББОТНИЙ ОБЕД

После каждого субботнего молебна все собираются на общую трапезу под широкий деревянный навес рядом с храмом.

А сегодня у молившихся еще и особый повод — день рождения одного из товарищей, Дениса. По этому поводу на стол постелена небольшая белая скатерка, а по её центру стоит свеча. Помощница отца Тимофея и руководитель сектора по работе с бездомными социального отдела Гатчинской епархии Любовь Богословская собирается произнести поздравительную речь. По-моему, сам именинник несколько смущен таким вниманием к своей персоне.

— Когда я познакомилась с Денисом, моя жизнь изменилась к лучшему. Потому что я многому у него научилась. Помню, как он долго собирался в реабилитационный центр, и вот — собрался. И прошел полный курс реабилитации. Но вернулся обратно в ту среду, из которой вышел, и жизнь его, конечно, не обходится без срывов. Но он всё равно держится и очень старается: хоть и падает — снова встает. Говорят, что сильный не тот, кто не упал, а тот, кто встал и пошел. Да, Дионисий?

Дионисий молчит. Остальные тоже молчат, а кто-то уже принялся за свою порцию горячего супа. Любовь Богословская продолжает:

— Я считаю, что у Дионисия, как и у каждого из людей, есть свое предназначение в жизни. И я верю, что он свое предназначение выполнит.

Пропев «Многая лета», сомолитвенники принимаются за еду (кто-то, впрочем, продолжает). На первое — кислые щи. На второе — сладкий чай и бутерброд с колбасой. Священники — отец Тимофей и иерей Вадим Кавалерчик из собора святой великомученицы Екатерины, который служил сегодня молебен, — трапезничают вместе со всеми.

— Люба, твои щи такие кислые, будто ты их уксусом заправила, — шутит отец Тимофей.

Поев супа и выпив горячего чая, все совершают благодарственную молитву и расходятся по своим делам. Они вновь встретятся в среду, у бывшего здания железнодорожного вокзала, чтобы получить свою порцию бесплатного ужина.

— А с теми, кто пойдет вечером в пункт обогрева, увидимся на месте, — говорит на прощание отец Тимофей.Каждая бытовка рассчитана на восемь мест, но в первые дни сюда успели заселиться только четыре человека. Впрочем, остальные вряд ли заставят себя долго ждать

Каждая бытовка рассчитана на восемь мест, но в первые дни сюда успели заселиться только четыре человека. Впрочем, остальные вряд ли заставят себя долго ждать

КАК В ЕВРОПЕ

К вечеру Леонид уже растопил печку в одном из вагончиков и ждет постояльцев. Постепенно они подтягиваются, чтобы готовиться к ночлегу. Подходит и отец Тимофей — больше, конечно, для нас, чтобы показать, как и чем живут здесь его подопечные.

— Видите дом? — показывает он на бывшее здание ветлечебницы. — Вот его нам и обещали. Скоро узнаем, отдадут или нет. Думаю, до января вопрос должен быть решен.

Недавно в дом пробрались воры и украли чугунные вьюшки и дверцы с печей. За них в пункте приема цветных металлов они получат гроши в сравнении с тем, сколько денег понадобится, чтобы купить новые.

— Думаю, на дом, кроме нас, есть и другие претенденты. Но раз Виктор Гешеле обещал, значит, должен выполнить, — говорит священник. — Если всё получится, я хочу устроить у нас ночлежку по европейскому образцу.

Согласно планам отца Тимофея, кингисеппская ночлежка для бездомных будет работать по следующей схеме:

1. Вагончики продолжат работать в нынешнем режиме и так и останутся пунктом обогрева. Прийти на ночевку сюда сможет любой желающий, как и к пункту раздачи обедов, лишь бы ноги донесли. Ни в коем случае нельзя проявлять агрессию и распивать спиртное, за соблюдением этого правила должен смотреть дежурный. Священник рассказывает, что у него есть договоренность с казаками: в случае конфликта они приедут на помощь.

2. Если человек проявляет интерес, старается и соблюдает все правила, ему предоставляют лучшие условия. Если власти отдадут дом, таким вторым этапом для желающего перестать жить на улице может стать комната на несколько человек.

3. А если бездомный из состояния потребителя перейдет в состояние помощника — получит и отдельную комнату, может быть, даже с телевизором, и ключ от нее. Но стоит ему сорваться и нарушить правила — вернется в пункт обогрева.

— Таким образом, у тех, кто «засиделся» на улице, появится стимул становиться лучше, — говорит отец Тимофей. — Но это, конечно, пока что только далекие планы.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "Проект"