Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

На земле царицы Савской

Об Эфиопии мы не знаем почти ничего, кроме редких упоминаний в новостях, посвященных по преимуществу войнам и стихийным бедствиям. Но это печальная современность, а в древности на территории Эфиопии и тесно связанной с ней Южной Аравии существовали государства с оригинальной культурой, традициями, языком. Об этих государствах, по-прежнему таинственных и недоизученных, об их истории, экономике, верованиях, политическом устройстве рассказывает доктор исторических наук Сергей Французов.
Языческое святилище в деревне Йеха. Район Тыграй, Эфиопия. VIII—VII века до Р. Х.
Журнал: № 04 (апрель) 2021Автор: Наталия Щукина Опубликовано: 30 апреля 2021

Истоки цивилизации

Нет сомнений в том, что письменность и религию на Африканский Рог принесли создатели южноаравийской цивилизации. Они пришли из Сиро-Палестинского региона на рубеже II–I тысячелетий до Р. Х. Об этом свидетельствует, в частности, порядок алфавитного письма, так называемый южносемитский, который первый отечественный сабеист А. Г. Лундин открыл на выполненной алфавитным клинописным письмом табличке из Бейт-Шемеша, относящейся к XIII в. до Р. Х. Этот порядок, утвердившийся в Южной Аравии, совершенно отличен от привычного нам северосемитского, который лежит в основе греческого, кириллического, латинского алфавитов. Расположение знаков эфиопского алфасиллабического (вторичное слоговое) письма также следует несколько измененному южносемитскому порядку.

Создатели южноаравийской цивилизации пришли на юг Аравии не на пустое место. Там существовала весьма развитая культура бронзового века, которую называют по городищу Сабр (это — средневековое арабское название), расположенному в окрестностях современного города Аден в Южном Йемене. Эта культура погибла насильственным образом, о чем свидетельствуют следы пожаров IX века до Р. Х. Как раз с этого времени и начинается подъем древней южноаравийской цивилизации. К сожалению, по целому ряду причин она известна гораздо меньше, чем цивилизации Древнего Египта или Месопотамии. Изучать её начали позже: ведь Йемен долгое время оставался труднодоступным для европейских ученых. Письменность Южной Аравии открыли только в 1810 году, а тексты, достаточно длинные для проведения дешифровки, были найдены лишь в 1834 году.

Сергей Французов

Родился в 1963 году в Ленинграде. В 1985 году закончил Bосточный факультет ЛГУ, получив квалификацию востоковеда-историка (история арабских стран). В 1990 году в ЛО ИВ АН СССР защитил кандидатскую диссертацию на тему «Социально-политическая история Хадрамаута в раннее средневековье». В 2010 году защитил докторскую диссертацию на тему «Общество и государство в древнем Хадрамауте (начало I тысячелетия до н. э. — середина I тысячелетия н. э.)». С 2013 года — заведующий отделом Ближнего и Среднего Востока ИВР РАН. Автор книг «История Хадрамаута с древнейших времен до конца британского владычества» (2014), двух монографий на французском языке, монографии на арабском языке и более 200 научных работ (статей, рецензий, статей для энциклопедий и т. п.) на шести языках.



Мирра и ладан — основа процветания

По площади Аравийский полуостров превосходит Индостан. Когда-то это был благодатный край: саванны, текущие реки, озера и животный мир, судя по наскальным рисункам, такие же, как в Кении или Танзании. Но 8000 лет тому назад резко пошли процессы аридизации (истощения водных ресурсов), и примерно 5000 лет назад Аравия стала такой, какой мы её сегодня видим. В ней не осталось ни одной постоянно текущей реки, только русла высохших рек; местами это каменистая, местами песчаная пустыня. Дважды в год в горах Йемена проливаются муссонные дожди. Потоки текут либо в сторону Красного моря и Индийского океана, либо в сторону пустыни, которая в средневековых арабских источниках называлась Сайхад. Как раз на краю пустыни и возникла древняя южноаравийская цивилизация. Использование потоков с помощью разного рода водоотводных сооружений, самым грандиозным из которых была Марибская плотина, дало возможность развивать сельское хозяйство, а значит — прокормить значительно большее число людей, чем в других частях Аравийского полуострова. В Йемене накануне эры ислама жило от 2,5 до 3 миллионов человек. Это больше, чем на всем остальном полуострове, потому что там сколько-нибудь значительная концентрация населения возможна только в оазисах. Само по себе сельское хозяйство не позволило сложиться цивилизации. Она возникла благодаря тому, что будущий Йемен включился в международную торговлю благовониями и пряностями.

Здесь добывали мирру и ладан — ценные смолы кустарниковых растений. В древности они были куда более востребованы, больше, чем в Средние века. На этом и поднялись государства древней Южной Аравии и возникла цивилизация. Представления об их богатстве, конечно, очень преувеличены, но это был достаточно цветущий край. Пряности шли транзитом через Южную Аравию из Восточной Африки и Индии. Ладан и мирра произрастали по обоим берегам Красного моря и прилегающей к нему части Аравийского моря. Аденский залив не столько разъединял, сколько объединял Йемен и Африканский Рог. На территории нынешнего Северного Сомали также произрастали ладан и мирра, и есть все основания полагать, что это и есть знаменитая страна Пунт, известная из древнеегипетских источников. В Древнем Египте в конце II тысячелетия до Р. Х. наступает период смут и раздробленности, крушение Нового Царства, — и его влияние в этом регионе замещает южноаравийская цивилизация.

Каменные плиты с сабейскими надписями. Йеха
Каменные плиты с сабейскими надписями. ЙехаЭ


Первая крупная надпись Сабейского царства

В декабре 2005 года немецкие археологи открыли древнейшую историческую надпись, происходящую из Южной Аравии: её удалось датировать приблизительно 715 годом до Р. Х. Когда её обнаружили, то не сразу поняли, что это не просто большая балка, а надпись, упавшая с постамента, поскольку она лежала текстом вниз. Её длина более семи метров, и чтобы поднять её, потребовался мощный подъемный кран. Строк немного, но они очень длинные. Первая строка справа налево, следующая слева направо — такое направление письма называется бустрофедон («поворот быка» — как при распашке поля). Она найдена в Сирвахе, это древний религиозный центр Сабейского царства (Сабы), существовавшего в I тысячелетии до Р. Х. в южной части Аравийского полуострова. Саба с самого начала доминировала среди остальных государств Южной Аравии, не всегда в политическом отношении, но всегда в культурном.

Существовала ли в реальности царица Савская из Третьей книги Царств, ответить сложно. По надписям она нам не известна. Её нет среди многочисленных монархов Южной Аравии, которых на сегодняшний день известно несколько десятков, хотя полных их списков ни для одного государства нет. Мы знаем одну даму по имени Маликхалак, которая носила этот титул (маликат) в начале III века по Р. Х., которая была сестрой одного царя (сабейского) и женой другого (хадрамаутского), но она не правила реально. Это не значит, что женщин-правителей быть не могло. Возьмем историю Древнего Египта: там в основном были цари-мужчины, но иногда престол занимали женщины (например, та же Хатшепсут, снаряжавшая экспедиции в страну Пунт). Возможно, мы еще найдем настоящих южноаравийских цариц. Следует иметь в виду, что политическая история Южной Аравиии начала I тысячелетия до Р. Х. известна крайне фрагментарно.

Алебастровая скульптура сабейской жрицы. I век до Р. Х.
Алебастровая скульптура сабейской жрицы. I век до Р. Х.

Но вернемся к надписи. Чем она интересна? Её автор, сабейский мукарриб и царь Йаса‘’амар Ватар бен Йакрубмалик, с большой долей вероятности может быть идентифицирован с «сабейцем Ити’амару», упомянутым в ассирийских анналах, что позволяет датировать надпись. Из надписи мы узнаём, что помимо Сабы в Южной Аравии тогда было еще с десяток городов-государств, расположенных на той территории, где буквально через пару десятилетий после того, как была составлена надпись, возникло второе крупное государство Южной Аравии, Катабан. До открытия археологами этой надписи процесс государствообразования в древней Южной Аравии нам практически не был известен.

В политическом отношении Южная Аравия гораздо больше напоминает Месопотамию, нежели Египет. Единого централизованного государства здесь, за исключением последних столетий существования Южной Аравии, то есть начиная с IV века по Р. Х., никогда не было. Существовало несколько крупных территориальных государств: Саба, Катабан, Аусан, Хадрамаут, — и множество мелких городов-государств. Из надписи мы узнаём, что Саба пытается установить контроль над всей Южной Аравией. Восточнее лежит Аусан, и автору этой надписи не удалось его разгромить. Следовательно, основные районы, где произрастали растения, дающие ладан и мирру, оставались под контролем Аусана. По всей видимости, тогда для поиска новых ареалов произрастания, дающих ценные смолы растений, сабейцы переправились на другой берег Красного моря. Это было в VIII веке до Р. Х. В течение 100–150 лет на северо-востоке Африканского Рога существовали сабейские колонии, или, может быть, одна крупная колония Сабейского царства.


Уникальное святилище

Генри Солт (1780–1827), английский путешественник, художник, собиратель древностей, дипломат и египтолог, первооткрыватель древнеаравийских надписей в Эфопии
Генри Солт (1780–1827), английский путешественник, художник, собиратель древностей, дипломат и египтолог, первооткрыватель древнеаравийских надписей в Эфопии

На территории Африканского Рога по надписям нам известна страна Да‘мат / Даамат (VIII–VII века до Р. Х.), сложившаяся под влиянием выходцев из Южной Аравии, и её вероятная столица Хавв, которая скорее всего соответствует современному поселению Йеха в области Тыграй в Эфиопии. Именно в Йехе сохранилось уникальное для Йемена и Африканского Рога древнее языческое святилище. Именно там была открыта южноаравийская цивилизация. 12 мая 1810 года британский консул в Каире Генри Солт во время своего путешествия обнаружил здесь первые надписи, выполненные монументальным письмом. Чуть позже в самом Йемене такого рода надписи нашел Ульрих Яспер Зеетцен, сын крестьянина, получивший прекрасное университетское образование, очень талантливый арабист, коллекционер арабских рукописей, которые сейчас хранятся в Германии. Он попал в Йемен, выдавая себя за мусульманина, и был убит буквально через год после открытия южноаравийских надписей.
Святилищу в Йехе 2800 лет. Сохранилось всё, кроме кровли. В Средние века там была церковь, посвященная эфиопскому святому Афце. Уже насколько десятилетий, как построена новая его церковь, а старое здание сохраняется как уникальный археологический памятник. Размеры его примерно 30 на 20 метров.


Малики и мукаррибы

Из Йехи происходят так называемые царские надписи, — надписи правителей древней Эфиопии. И на Африканском Роге, и в древней Южной (точнее, Юго-Западной) Аравии мы находим одни и те же титулы верховных правителей: малик и мукарриб. Титул малик переводят обычно как «царь». В арабском и иврите оно звучит почти так же, это общесемитское слово. Второй титул — мукарриб, имеет две возможные этимологии. Первая — «объединитель, создатель федерации», а вторая — «приносящий священные жертвы». В Сабе мукаррибы носили табуированные для остальных жителей страны имена и выполняли определенные церемонии: устраивали сакральную трапезу и руководили священной охотой на горного козла. В храме в Сирвахе десятки изображений этих парнокопытных. Может быть, благодаря своему священному статусу горные козлы — одни из немногих относительно крупных диких млекопитающих, сохранившихся на юге Аравии. А сакральная охота на них до наших дней сохранилась в Хадрамауте, хотя мусульманские законоведы с полным правом осуждают этот обычай как языческий. В любой гостинице Хадрамаута при входе можно увидеть рогатый череп горного козла, убитого хозяином.

Власть мукарриба передавалась не от отца к сыну, а довольно сложным образом, согласно системе возрастных классов. Эта система, вернее её пережитки, известна в разных районах нашей планеты в позднепервобытном обществе, в частности на Африканском Роге. Возрастные классы — это те стадии, которые в своей жизни проходит человек. Первые восемь лет — ребенок, который живет на женской половине дома, с 8 до 16 — подросток, который готовится стать полноправным молодым членом племени, в 16 лет он проходит инициацию. Основная ударная сила племен — это молодые люди в возрасте от 16 до 24 лет. После 24 лет, как правило, они находят супругу и становятся главами семейств. Дальше — как повезет: средняя продолжительность жизни была немногим более 30 лет, хотя некоторые доживали до 60 и больше. Каждый возрастной класс — это отдельная группа со своими законами и правилами. По свидетельству Страбона, который в данном случае передавал сведения Диодора Сицилийского, в Южной Аравии наследником правителя становится не его сын, а сын знатной женщины из определенного круга семейств. Когда очередной правитель вступал на престол, под наблюдение брались все эти женщины, ожидающие ребенка, и первый новорожденный мальчик становился следующим правителем. Власть мукарриба, возможно, не была пожизненной. Мукаррибы никогда не выполняли военной функции.

Малик — это прежде всего военный предводитель, что специально обговаривалось в надписях, например, «Кариб’ил Ватара, сын Замар‘али, будучи царем, предпринял поход». В небольших городах-государствах очень быстро складываются династии местных царей.

Немногочисленные надписи правителей Даамат отличаются от надписей сабейских мукаррибов тем, что не все эти правители носят титул мукарриба: есть просто цари, и еще здесь упоминаются их супруги. Они называются «подругами», но скорее всего это женщины, наделенные верховной властью. В Южной Аравии есть некоторые признаки того, что женщина занимала более высокое положение, чем в патриархальных аравийских племенах. На это указывает существование такой редко встречающейся формы брака, как полиандрия, подтвержденное Страбоном и косвенно эпиграфическими данными. Но на Африканском Роге, таким образом, женщины упоминаются как представители власти.

Карта с указанием топонимов из «Перипла Эритрейского моря». 1597 год
Карта с указанием топонимов из «Перипла Эритрейского моря». 1597 год


Божества Аравии

Приведем одну из надписей (RIEth. 1):

1. Ва‘ран Хайвад, царь сражающийся из рода

2. Салима Фатран, и Сами‘ат, супру-

3. га, дочь Сабхана, возвели дом,

4. Хобаса, владыки ‘Азата, когда воцарили

5. их ‘Астар, Хобас, Альмаках

6. и Зат Химйам и Зат Ба‘дан. А

7. отец твой — Вадд.

Мукаррибы никогда не упоминают свою родовую принадлежность, а здесь она явно представлена. «Отец твой Вадд» — сакральная формула, распространенная по всей древней Аравии. Вадд — один из языческих богов. Упомянутые пять божеств — это основные боги сабейского пантеона. Каковы были их функции, мы не можем сказать. Нам известны имена сотни аравийских божеств, но об их функциях и взаимоотношениях, кто кому супруг, например, мы не имеем представления. Чтобы восполнить этот пробел, сабеисты с момента зарождения этой науки и до 1980-х годов прошлого века этимологизировали эти имена. Например, Зат Химйам — от глагола «быть горячим». Наверняка это богиня горячего летнего Солнца. Зат Ба‘дан — «быть далеким»; тоже, вероятно, богиня Солнца, но только зимнего. Есть теория, что Альмаках — бог Луны, Зат Химйам — Солнца, а ‘Астар — их сын, божество Венеры. Но потом выяснилось, что ‘Астар — скорее всего верховное божество всей Южной Аравии и, по всей видимости, Альмаках — это его сын, бог-покровитель сабейского государства. На Африканском Роге больше почитался Хобас, о котором мы мало знаем. Только из этих надписей мы узнаем, что Хобас был мужским божеством. Пол божества тоже бывает трудно установить. Альмакаху посвящали довольно много надписей, связанных с участием в военных походах: раз это бог государства, то такие походы проходили под его покровительством.

В 2004, 2005 и 2007 годах мне довелось участвовать в раскопках городища Райбун в Хадрамауте, где найдено более 1000 надписей, которые посвящены богине Зат Химйам, заимствованной в хадрамаутский пантеон из сабейского, но я не могу сказать, за что она отвечала. Вероятно, земельные отношения находилсь в её ведении, но не только они. Надписи-посвящения божествам очень однообразны и стандартны и мало что дают.


Кто жил в стране Да‘мат (Даамат)?

Еще одна надпись (RIEth. 9), весьма информативная:
1. Рада’, царь сражающийся… мукарриб Да‘мата из
2. Салима Фатрана и Йари‘ат, супруга, возвели алтарь
3. Господину, владыке… когда они пра-
4. вили Д’аматом, востоком и западом, сабей-
5. цами и теми, кто за морем, «красными» и черными, с
6. Согласия ‘Астара, Хобаса, Альмака (х) а, Зат Хаман и
7. Зат Ба‘дан. А отец твой — Вадд…

Эти цари правили теми, кто за морем, буквально «на той стороне», условно скажем — «евреями» (корень тот же — ‘BR), «красными», то есть смуглыми, и черными. В Эфиопии до сих пор различаются смуглые, но не черные, и чернокожие, причем смуглые считаются потомками истинного Израиля.


Когда сабейцы ушли?

Остановимся подробнее на завоеваниях мукарриба и царя Кариб’ила Ватара, сына Замар‘али в 680-х годах до Р. Х., потому, что они достаточно хорошо известны. Надпись о его походах из того же Сирваха не упала, а продолжала стоять, её открыл Эдуард Глазер в 1880-х годах. В ней повествуется о восьми военных кампаниях, о том, как Саба превратилась в гегемона в Южной Аравии. Государство Аусан разгромлено, царский дворец сожжен, причем как называлась столица, не упомянуто. Катабан и Хадрамаут, которым были щедро розданы земли, принадлежавшие Аусану, стали союзниками Сабы. Благодаря этому Саба сосредоточила в своих руках контроль над всеми районами, где произрастали ладан и мирра, и отправляться на противоположный берег Красного моря стало незачем. Обратим внимание, что эти поселения были не на побережье, а на нагорье, потому что климат на побережье абсолютно не подходил создателям южноаравийской цивилизации. Там жара и так много болезней, что привыкшим к сравнительно комфортным условиям пограничья пустыни и предгорий там просто невозможно было жить. В горах и в Эфиопии легче, там даже дожди периодически идут и есть постоянные реки. Складывается впечатление, что после успешных походов Кариб’ила Ватара из Эфиопии уходят сабейцы, которые и принесли туда культуру.

Это видно по сохранившимся надписям, на которых указано авторство. Вот два человека носят почетное прозвище мастера-каменотеса, один из них сабеец, а другой местный житель, претендующий на то же звание. Если сравнить их работы, то мы увидим, что у второго из-под резца вышли просто грубые каракули.


Аксумское царство

Стелла царя Эзаны. Аксум, Эфиопия. IV век
Стелла царя Эзаны. Аксум, Эфиопия. IV век

На Африканском Роге ранние сложившиеся под влиянием сабейцев государства не сохранились, но почитание южноаравийских божеств не исчезло. Имя ‘Астар встречалось очень долго, вплоть до того, что в раннем переводе книги Есфирь Единый Бог был назван ‘Астар. Альмакаха мы не знаем, но похоже, что Махрам, буквально «нечто запретное», явно мужское божество, бог-воитель, известный нам по аксумским языческим надписям середины IV века по Р. Х., — это, вполне вероятно, тот же самый Альмаках. Известно очень много граффити, посвященных Зат Химйам, которую переиначили в Зат Хаман. Не забыто оказалось и письмо. Оно было искажено, изменились очертания некоторых букв, они оказались повернуты на 90° или на 180°.

Возрождению государств на Африканском Роге поспособствовали завоевания Александра Македонского и возникновение державы Птолемеев, которая взяла под свой контроль весь красноморский бассейн. Главным противником Птолемеев были Селевкиды. Начиная с Селевка I, основной ударной силой у последних были боевые слоны. Для того, чтобы их добыть, территории, завоеванные на Северо-Западе Индии были возвращены индийским правителям, а те стали поставлять Селевкидам боевых слонов. Чтобы им успешно противостоять, Птолемеи отправляются за слонами на Африканский Рог. Об этом мы узнали благодаря надписям, дошедшим до нас в пересказе Космы Индикоплова в его книге «Христианская топография». В середине VI века по Р. Х. он оказался в порту Адулис (от Аксумского царства нам известны два населенных пункта — Аксум и Адулис). И наместник Адулиса попросил Косму прочесть обнаруженные надписи. Косма их прочел и решил, что это две части одной надписи, но он ошибся. Первая, сравнительно короткая — надпись Птолемея III. Современные ученые точно установили её датировку, между сентябрем 245 и июлем 243 года до Р. Х. Таким образом мы узнали, что Адулис в это время уже существовал. Вторая надпись составлена неизвестным нам аксумским царям, видимо, I или II веков по Р. Х.

Первые упоминания об Аксуме мы встречаем в замечательном памятнике «Перипл Эритрейского моря». Текст сохранился в двух средневековых рукописях. Одна списана с другой. Хорошее издание было осуществлено только в 1920-х годах. Русский перевод с комментариями был сделан сравнительно недавно, уже в начале этого века, М. Д. Бухариным. Составлен «Перипл» между ­­50 и 70 годами по Р. Х. Он написан на греческом койне человеком, много повидавшем на своем веку, но не очень дружившим с греческой грамматикой. Памятник небольшой, но там рассказано обо всей известной тогда акватории Индийского океана. Начинается текст с упоминания Аксума и его царя Зоскала, о котором сказано следующее: «жадный до владений и склонный к излишествам, благородный же во всем остальном и начитанный в эллинских сочинениях». Вряд ли Зоскал был основателем царства, мы не знаем, когда был основан Аксум. Может быть и до Рождества Христова. На странном предмете, напоминающем бумеранг, видимо, каком-то скипетре, до нас дошло наиболее раннее эпиграфическое свидетельство о царе Аксума — о царе по имени Гадара. В другой из надписей (примерно 200 год по Р. Х.) говорится о союзе того же Гадары с царями Сабы и Хадрамаута против Химьяра.

Первые века по Рождестве Христовом в истории Южной Аравии вообще значительно лучше документированы, мы знаем почти всех правителей, во всяком случае сабейских и химьяритских. Эти века прошли под знаменем борьбы за объединение Южной Аравии. В I веке по Р. Х. возникает единое сабейско-химьяритское царство, но ученые до сих пор спорят, какая династия была правящей, сабейская или химьяритская. Правитель носил титул «царь Сабы и Райдана», а Райдан — это царский замок химьяритов. В конце I века царство распадается, но правители обоих новообразованных государств сохраняют за собой этот титул, что очень запутывает. Борьба за право именоваться «царем Сабы и Райдана» составляет суть истории Южной Аравии I–II веков. В 270-х годах Химьяр полностью поглотил Сабу, причем это было не жесткое военное завоевание, а скорее вновь воссоздание двуединого государства. Сабейская знать сохранила все свои позиции, сохранился сабейский язык. Возможно, был и химьяритский язык, но он был бесписьменный. Аксум и Хадрамаут тоже участвовали в этой борьбе. Аксумиты высаживали свои отряды на побережье Красного моря. Но это продолжалось недолго — с конца II в и до 270 года. Потом аксумиты ушли из Южной Аравии, и мы не знаем, почему. Претензии на власть над ней они сохраняли, это известно из надписей. Вероятно, на то были внутренние причины, но всё, что мы знаем из истории Аксума для III века по Р. Х., нам известно по сабейским надписям об участии аксумитов в борьбе за гегемонию в Южной Аравии. В последние десятилетия немецкие, французские, итальянские археологические экспедиции работали в Эфиопии очень плотно. Многое нашли, раскопали городища явно аксумийские по керамике, но эпиграфических аксумийских источников нет. Только пара надписей ранней эпохи.

Есть три типа источников, из которых мы знаем о ранних царях Аксума. Первый — это эпиграфика и ранние литературные свидетельства. Зоскал (50–70-е годы) — известен из «Перипла Эритрейского моря». Сембрут (I–II века по Р. Х.) — благодаря краткой греческой надписи из Эритреи, составленной на 24 году его правления. Эзана (середина IV века) — благодаря многочисленным надписям из города Аксума.

Второй источник — золотые аксумские монеты. Они есть в собрании Эрмитажа, появляются на аукционах и очень ценятся коллекционерами. Если в Южной Аравии ходило исключительно серебро, то Аксум имел доступ к золотым рудникам. Это было богатое государство, активно вовлеченное в международную торговлю. По монетам нам известны и другие цари. Легенды на монетах в основном греческие, но встречаются уже и консонантные эфиопские. Если на монете крест, то понятно, что она уже христианского периода, но расположить все эти монеты в хронологическом порядке мы не можем.

Третий источник — средневековые списки аксумских царей, которые дошли в трех основных вариантах, имеющих подварианты. И они не сходятся друг с другом, не говоря уже о данных эпиграики и нумизматики.


Первый христианский царь

Надписи Эзаны переведены на русский язык и откомментированы в очень хорошей хрестоматии «История Африки в древних и средневековых источниках» под редакцией О. К. Дрейера (2-е изд. М., 1990). Полтора года назад во Франции под эгидой Академии надписей и изящной словесности был завершен грандиозный проект — издание всех доаксумских и аксумских надписей Эфиопии. Это четыре тома разного размера. Первый том — тексты надписей, второй — доступные фотографии, третий — переводы греческих надписей, четвертый — переводы остальных надписей (сабейских и эфиопских).

Относительно Эзаны мы имеем языческие надписи с инвокациями ‘Астару, Махрему и другим божествам. Речь в них в основном идет о военных походах. В некоторых случаях начало надписи разрушено, но имя Эзаны восстанавливается достаточно надежно. Видимо, этот царь объединил под своей властью северную часть Африканского Рога. Надписи выполнены эфиопским консонантным письмом и сабейским письмом, но на раннем геэзе (древнеэфиопский язык). Потом появляются вокализованные языческие надписи, затем с упоминанием Господина Небес и Земли, а в единственной греческой надписи упоминается Христос. Нет сомнения в том, что Эзана сам и, видимо, часть двора приняли христианство. Нельзя не отметить, что Эфиопия обратилась в монотеистическую религию раньше, чем Южная Аравия, чем Химьяритское царство.

При этом, хотя имя Эзаны встречается во всех средневековых списках, как царь, принесший христианство в Эфиопию, он не фигурирует. В эфиопской традиции христианство принимают два брата-царя, Абраха и Ацбэха, но это явно легендарные фигуры, причем взятые из другого исторического периода, из начала VI века. Абраха — это один из полководцев царя Калеба, тронное имя которого Элла Ацбэха. Абраха основал собственную династию в завоеванной Южной Аравии.

По преданию, христианство в Эфиопию принесли в конце V — начале VI веков «Девять преподобных», девять византийских монахов, во многом легендарные персонажи. Имя одного из них, того самого Афцэ из Йехи, имеет явные южноаравийские корни: это имя Афса, оно известно по одной из надписей о завоевании Хадрамаута начала IV века по Р. Х. Это имя носит один из племенных вождей на территории Хадрамаута, который достаточно успешно сопротивлялся химьяритам. Другой преподобный, Гарима, носит имя, зафиксированное в дохристианской эпиграфике. Так что о том, кто и когда принес христианство в Эфиопию, говорить сложно. 


Материал подготовлен на основе лекции, прочитанной в рамках проекта «Восток свыше. Изучение и продвижение христианской культуры Востока».



Поделиться

Другие статьи из рубрики "СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ"