Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Матушка с фотоаппаратом. Инокиня Ксения (Белова) и ее серьёзное хобби.

В этом году инокине Ксении (Беловой), насельнице Введено-Оятского монастыря, исполняется 70 лет. Десять лет назад она впервые взяла в руки фотоаппарат. Сама училась обрабатывать фотографии по скачанным из интернета урокам. И вот не так давно в Новой Ладоге прошла её первая выставка, переместившаяся после в Тихвин. Может, кто-нибудь проложит для экспозиции дальнейший маршрут?
Журнал: № 4 (апрель) 2017Автор: Татьяна Мазепина Опубликовано: 14 апреля 2017

КИЛОМЕТРЫ, РУБЛИ, ЛЮДИ

Кошки в деревне, в отличие от городских, не просто бегут тебе навстречу — они ластятся, трутся о ноги, даже виляют хвостом. На них благотворно влияет природа, кошки умеют ценить человеческое внимание, проникнуты доверием, потому что окружены исключительно хорошими людьми.

Стоит отъехать от Санкт-Петербурга на 100 километров, и кажется, что с уменьшением количества людей повышается их качество. Водитель рейсового автобуса из Петербурга забыл высадить меня на нужной остановке и провез лишние километров 20, не извинившись и даже не чувствуя себя виноватым. Я вышла там, где спохватилась — на отрезке трассы между Питером и Лодейным Полем, среди заснеженных равнин под ясным синим небом. Мне ничего не оставалось, как перейти дорогу и поднять руку, положившись на понимание проезжающих водителей. Тут же остановилась машина и быстро вернула меня к нужному повороту. До монастыря оставалось еще 6 километров. Вначале за 500 рублей, потом за 100, а потом и бесплатно меня вызвались довезти местные жители. Но водитель, которого послали за мной из монастыря, оказывается, дождался меня — и благополучно доставил в обитель.


ХОББИ ВО СПАСЕНИЕ

Инокиня Ксения (Белова), к которой я приехала в гости, начала фотографировать, уже несколько лет прожив в обители. Тогда ей было 60 лет. У матушки профессиональная камера, она овладела «Фотошопом», на нескольких сайтах для фотографов завела свою страничку. Любимый жанр — портрет.

— Самое интересное — сфотографировать человека так, чтобы сквозь его внешнюю красоту люди могли видеть внутреннюю, — делится она.

  Но часто, чтобы увидеть и ту и другую, нужен не только глаз фотографа, но и сердце инокини.

— Когда я вышла на пенсию, то уже знала, что уйду в монастырь или буду работать где-то при храме, — рассказывает матушка Ксения. — Вначале два года проработала свечницей на подворье Введено-Оятского монастыря в храме святойблаговерной княгини Анны Кашинской на Выборгской стороне. А потом игумения Иоанна (Егорова) предложила мне постриг. Я согласилась и переехала в монастырь.

В советские годы обитель использовали под агробазу. Водитель, который меня подвозил, работал на ней. Директор совхоза даже выделил ему участок земли недалеко от монастыря, на котором он построил домик и продолжает трудиться практически на прежнем месте, только преобразовавшемся.

Совхоз перевели в 1989-м, а около 1990 года начали восстанавливать монастырь. Сейчас в нем 12 инокинь, столько же, сколько числилось иноков до революции: век назад Введено-Оятская обитель была мужской.

— Известно, что когда собираешься в монастырь, кажется, что там все ангелы. Но это, конечно, не так, — рассказывает матушка Ксения. — Первые год-два — самые тяжелые. Некоторые не выдерживают, уходят. Честно сказать, я тожесобиралась уйти.

У матушки был мудрый, несмотря на молодой возраст, духовный отец — иеромонах Илиан (Мешков). Он посоветовал ей заняться чем-то для души. Отец Илиан сам фотографировал, что и определило выбор хобби для матушки.

— Вместе с ним мы пошли покупать мне фотоаппарат, компьютер. Батюшка учил меня тому, что умел. Подбадривал, поддерживал.

Отец Илиан умер четыре года назад, ему было всего 42. Его друг, игумен Антоний (Кузнецов), председатель архитектурной комиссии Тихвинской епархии, в прошлом году предложил матушке поучаствовать в конкурсе фото- и видеоработ «Тихвинская епархия — вчера, сегодня, завтра», где инокиня неожиданно для себя самой победила сразу в нескольких номинациях. После была устроена выставка её фотографий в соборе Рождества Пресвятой Богородицы в Новой Ладоге, затем в выставочном зале культурно-информационного центра имени Тэффи в Тихвине.

  

ОХОТА НА ЖИВОЕ 

— Матушка, а как на улице реагируют люди на инокиню с фотоаппаратом? — спрашиваю я, ожидая специфических подробностей. Воображение рисует романтический сценарий: люди удивляются, проникаются симпатией, идут на контакт. Какой миссионерской работе можно дать ход!

— К тому моменту, как они собираются высказать свою реакцию, я испаряюсь, — неожиданно отвечает матушка.

Чаще всего людям не нравится, что их снимают. Они сердятся, ворчат, предъявляют претензии.

К тому же, вне стен монастыря матушка не носит подчеркнуто монашеское облачение, то есть вместо апостольника надевает простой головной убор.

— До революции постоянно быть в облачении считалось обязательным для монашествующих и церковнослужителей. Но потом за рясу могли просто убить. И надевать облачение стали только на богослужение. Так и осталось, человек решаетсам, — поясняет она.

В наше время всё намного проще, можно отделаться лишь насмешками и косыми взглядами.

— Если ты можешь вытерпеть их, не чувствуя отчуждения и не прячась за высокомерие, то пожалуйста, — считает инокиня. — А если нет, то, по мне, лучше не надевать.

Лучшие портреты, по словам матушки, получаются в храме и на территории монастыря. Здесь не нужно никого ловить. Люди видят, что инокиня фотографирует, но всё равно не позируют при этом.

— В храме или монастыре лицо человека меняется. В лучшую сторону, конечно. Злое или грустное выражение лица сходит само собой. Появляется благоговение.

К тому же все уже привыкли к матушкиному фотоаппарату и не обращают внимания. Видно, что ей полностью доверяют, из-за этого портреты получаются естественными. Но, как ни странно, одним из любимых мест съемки инокини был угол Невского и канала Грибоедова, выход со станции «Гостиный двор».

— Люди там буквально вываливаются из метро, — с азартом вспоминает она. — У них на лицах эмоции, люди точно в этот момент ничего не видят, тем более меня, можно сказать, лица у них в какой-то мере полоумные. И мне это нравилось, потому что они живые.



ДЕТИ ФЕВРАЛЯ

Матушка Ксения только что переехала в новую келью. Она успела её немного обустроить, хотя ночевать будет впервые. Чувствуется, что предметы небогатой обстановки подобраны со вкусом. Хочется наградить комнату непривычным для монашеской кельи эпитетом «стильная».

Новая келья не замедлила наполниться гостями. Остается удивляться, как она вместила десять человек, да еще в открытых дверях стояла инвалидная коляска одной из посетительниц. В гости к инокине приехал фотоклуб «Дети февраля»из Новой Ладоги. Он существует уже более 10 лет и успел тесно подружиться с приходом собора Рождества Пресвятой Богородицы, прихожанами которого являются некоторые участники клуба. Именно настоятель собора протоиерей АлексийВолков, председатель миссионерского отдела Тихвинской епархии, первым и обратил внимание на фотографа Ксению (Белову) во время епархиального конкурса. А руководитель фотоклуба Татьяна Чурова не преминула завязать с победительницей знакомство.

Оживленная беседа сопровождается непрестанным щелканьем затворов. Видимо, фотографы не умеют разговаривать, не иллюстрируя процесс. Когда матушка рассказывает, как любит ловить кадры, оставаясь незамеченной, один из посетителей советует перевести камеру в беззвучный или почти беззвучный режим. Матушка с удовольствием соглашается. На время устанавливается тишина, оказывается, не одна монахиня предпочитает действовать бесшумно, все роются в меню своих камер.

Возможно, желающих пообщаться с матушкой было бы намного больше, если бы кто-нибудь еще знал о её деятельности. Но ни на сайте монастыря, ни на сайте епархии, ни в монастырских или епархиальных буклетах нет работ матушки Ксении.

— Для того чтобы какое-то дело пошло, одного человека недостаточно, нужна команда, — объясняет она. Я могу снимать, обрабатывать фотографии, но мне нужна помощь в их распространении.



КРАСОТА В ГЛАЗАХ СМОТРЯЩЕГО

Нельзя не обратить внимание на матушкино облачение. Черная длинная выглаженная юбка и черный апостольник гармонично и очень красиво разделены темно-синей шерстяной кофтой. Монашеское облачение может радовать глаз. При том,что главная его функция — скрыть красоту человеческого тела.


Почему-то достаточно часто в храме, в проповедях, в не совсем грамотных церковных изданиях красота противопоставляется нравственности. Словно красота не является одним из атрибутов Бога, которым Творец постарался поделиться со Своим творением, словно мы не продолжаем любоваться из тысячелетия в тысячелетие закатом солнца, детской улыбкой, женским лицом.

— Просто внешнюю красоту нельзя ставить на первое место, — рассуждает на эту тему матушка.

— Конечно, лучше некрасивая, но добрая жена, чем красивая, но злая, — иронизирую я (кстати, снова ухватываясь за расхожее противопоставление).

— Лучше, конечно, красивая и добрая, — не соглашается матушка. — На самом деле, откровенно некрасивых женщин не так уж и много. Но, по большому счету, всё зависит от человека, который смотрит. Если он любит эту женщину, то не замечает недостатков, лицо любимой кажется ему прекрасным. И наоборот.

Татьяна Чурова о работах матушки именно так и говорит:

— Они сделаны любящим сердцем. Это самое главное их достоинство. Я имею в виду любовь к человеку как к созданию Божию.

Особенно это видно на портретах людей с тяжелой судьбой. Таких людей немало в наших храмах и монастырях. Какими выразительными и прекрасными предстают их лица! 

— Этой вечной темы скорби о человеческих грехах матушка касается очень деликатно, как бы изнутри самого человека. Достаточно посмотреть на лица простых людей на её портретах. Они несут на себе печать пройденного, всегда непростого, часто неблагополучного пути, — продолжает Татьяна Чурова. — Хорошо, когда на таких лицах читается осознание и раскаяние. И хорошо, если фотограф умеет это увидеть. Матушка умеет.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"

18 октября, среда
rss

№ 4 (апрель) 2017

Обложка

Статьи номера

ПОДРОБНО
В новом формате. Клуб интеллектуального общения "Ортодокс"
Плоды "Причастия". Молодежная община Смольного собора
Улицы ждут. Александр Антонюк о проекте "Атриум"
Что такое современное миссионерство? Круглый стол о православной миссии в современном мире
Проповедь с чистого листа
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
Ленинская вера. Почему Володя Ульянов порвал с Церковью?
/ Имена / Человек своего революционного времени
/ Умный разговор / Отцы и деды: между зависимостью и разрывом. Психолог о том, как правильно выстроить отношения с дедушками и бабушками
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
Матушка с фотоаппаратом. Инокиня Ксения (Белова) и ее серьёзное хобби.
Больничная симфония. Храм святой Марии Магдалины в детской больнице № 2
Рокер у престола. Рассказ иерея Александра Видякина о себе
Еще вчера средь нас. Памяти Юрия Петровича Костыгова
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
«Путь независимости»: как избавиться от шопоголизма и трудоголизма
Выставки в апреле
Музыка в апреле