Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Маленький музей невидимого храма

При воскресной школе храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала с недавних пор действует маленький музей. Школьным музеем никого не удивишь — необычно то, что посвящен он не самому Воскресенскому храму, при всей примечательности его истории, а… Николаевскому кавалерийскому училищу и его домовому храму Сошествия Святого Духа на апостолов. В апреле исполняется 195 лет со дня его освящения. Храм ныне не действует, но основатель музея протоиерей Георгий Пименов надеется, что созданный музей поможет сохранению памяти о храме и училище.
Журнал: № 04 (апрель) 2022Автор: Татьяна КириллинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 30 апреля 2022

Возник из небытия… на целый год

— Отправной точкой была неожиданная находка, — рассказывает протоиерей Георгий Пименов. — 26 марта 2019 года я шел по 12-й Красноармейской улице, и вдруг передо мной выросло здание храма, которого раньше не было. В храме Воскресения Христова я служу более двадцати лет, столько же времени по этой улице хожу, и вот — как будто с неба появился храм.

Оказалось, что храм долгое время закрывало здание мебельной фабрики, которое недавно снесли. Сама фабрика, в свою очередь, была построена на бывшем плацу Николаевского кавалерийского училища, а храм — домовый храм Сошествия Святого Духа на апостолов при училище. Самым известным выпускником училища был Михаил Юрьевич Лермонтов.

— Я никогда прежде не слышал ни про этот храм, ни про училище, не понимал, почему тут стоит памятник Лермонтову, почему Лермонтовский проспект так называется… — продолжает отец Георгий. — Мы тогда попытались проникнуть в храм, но здание занимал военный завод, и это было совершенно невозможно. Но потом здание было продано, и новые владельцы — большое им спасибо! — разрешили нам отслужить там несколько молебнов и одну Литургию. Это был 2021 год. Вид на храм открылся почти на год, сейчас там опять всё застроено, в здании идет ремонт.

Церковь Сошествия Святого Духа на апостолов при Николаевском кавалерийском училище занимала выступающую во двор часть второго этажа главного корпуса. Это был двусветный храм с хорами и деревянным куполом, освятил его 26 марта (7 апреля) 1827 года епископ Ревельский Никанор. Молебном перед образами святых Александра Невского и Николая Чудотворца отмечался день основания училища. На стенах были помещены доски черного мрамора с именами павших воспитанников, по которым ежегодно при выпуске юнкеров служилась панихида. Эти мемориальные доски сохранились до сего дня.

В 1917 году на апсиде храма был установлен гипсовый барельеф работы скульптора Игоря Крестовского. Композиция увековечила память юнкеров — выпускников училища, погибших в Первую мировую. В центре композиции святой Георгий Победоносец, поражающий дракона, над ним — два орла, несущие венок славы, по бокам — ангелы на облаках, в тимпане. До 2014 года это был единственный памятник героям Первой мировой войны в Санкт-Петербурге.

— В этом храме на хорах пел юнкер Модест Мусоргский, здесь мог бы быть музей русской культуры, — говорит протоиерей Георгий Пименов. — Очень жаль, что этот храм никому неизвестен, его нет на картах города. Надеюсь, что храм не исчезнет — здание находится под охранной грамотой КГИОПа.

   Славная школа

Николаевское кавалерийское училище было учреждено в Санкт-Петербурге в 1823 году как Школа гвардейских подпрапорщиков. С 1826 года называлось «Школа гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров», с 1859-го — «Николаевское училище гвардейских юнкеров», с 1864-го — «Николаевское кавалерийское училище». Лермонтов учился в нем в 1832–1834 годах, когда училище находилось по другому адресу. Первоначально оно располагалось в казармах лейб-гвардии Измайловского полка (1823–1825), потом в доме графа Чернышева у Синего моста (1825–1839; впоследствии здание было перестроено, ныне это Мариинский дворец), а нынешнее здание школа занимала с 1839-го по 1917 годы. Помимо Лермонтова среди известных выпускников Николаевского кавалерийского училища можно назвать композитора Модеста Мусоргского, географа Петра Семёнова-Тян-Шанского, генералов Петра Врангеля, Владимира Каппеля, Николая Слепцова, которому был поставлен памятник перед зданием училища, ныне снесенный, героев обороны Севастополя Павла Вревского и Платона Воейкова, генерала Дмитрия Скобелева (отца Михаила Скобелева, русского военачальника при освобождении Болгарии в 1877–1878 годы).

Изначально училище готовило офицеров для регулярной кавалерии, но после того как в 1890 году была организована казачья сотня, здесь стали готовить офицеров и для казачьих войск. С тех пор училище фактически состояло из двух отделений, «эскадрона» и «сотни»: практические занятия по военной подготовке у них велись раздельно, а теоретические занятия — совместно. Вместе с казачьей сотней штат Николаевского кавалерийского училища в начале 1914 года насчитывал 335 юнкеров: 215 — в эскадроне и 120 — в сотне.

Учащиеся и выпускники называли училище «Славной школой» или просто «Школой». Память великого поэта особо чтили: в училище существовали Лермонтовский взвод, «Лермонтовская карусель» — военно-спортивные состязания в манеже. Девиз училища: «И были дружною семьею солдат, корнет и генерал». Слова эти, приписываемые, конечно же, Лермонтову, были выгравированы на кольцах, которые носили выпускники. В декабре 1883 года при училище был основан Лермонтовский музей, а 1 октября 1913 года во дворе открыли памятник поэту работы скульптора Бориса Микешина. «Памятник к 100-летию со дня рождения Лермонтова поставлен на средства выпускников и учащихся, то есть он действительно народный», — подчеркивает протоиерей Георгий Пименов. На открытии присутствовал великий князь Константин Константинович (К. Р.) — «отец всех кадет», а освящал монумент училищный протоиерей Иоанн Еленевский, который стал новомучеником — он был расстрелян в 1918 году.

Лермонтова считали и изобретателем цука — особого рода «неуставных отношений». Юнкера младшего курса назывались «сугубыми зверями» и поступали в полное распоряжение старшего курса. Младшие по велению старших должны были в любое время суток выполнять различные упражнения: приседания, повороты направо, налево и кругом. Кроме того, по первому требованию младшие должны были отвечать на вопросы старших.

   «Мы, к примеру, должны были, если к нам обращался корнет, встать по стойке „смирно“, демонстрируя уважение к старшему, и мгновенно вскакивать, если корнет заходил в комнату, — пишет в своих воспоминаниях Владимир Литтауэр (1892–1989), участник Первой мировой войны, ставший в США экспертом и преподавателем иппологии. — Кроме того, „звери“ должны были знать некоторые факты из истории русской кавалерии, которые не являлась частью обязательной программы обучения. Например, имена командующих всех кавалерийских полков, где дислоцировались их полки; уметь до малейших подробностей описать их форму и т. д. и т. п. Мало того, мы должны были запомнить имена любимых девушек всех корнетов. Девушки постоянно менялись, и не было конца этой изнурительной процедуре запоминания девичьих имен. Корнеты наказывали „зверей“ за хмурый взгляд, недовольный ответ, невыученное имя и еще за массу подобных „провинностей“. Наказание главным образом сводилось к отжиманию от пола или приседаниям; нормой считалось сто приседаний или отжиманий, но иногда доходило и до пятисот».

Но даже сами «звери» считали, что такое воспитание было скорее полезным для будущих офицеров, чем вредным: «Эти принудительные физические упражнения и то, что практически постоянно приходилось принимать строевую стойку, ужасно выматывали и морально, и физически, зато с точки зрения армии оказывали положительное воздействие, развивая уважение младших к старшим по званию — даже если они поступили в школу всего на год раньше», — утверждает Владимир Литтауэр.

Как подчеркивает отец Георгий, цук не имел ничего общего с дедовщиной, получившей распространение в Советской армии. Не допускались никакие личные оскорбления, не говоря о физическом воздействии: за драку обе стороны немедленно отчислялись из училища. Юнкер первого года обучения имел право сообщить в «корнетский комитет» обо всём, в чем можно было усмотреть издевательство над его личностью. В этот комитет, возглавляемый выборным председателем, входили все юнкера старшего курса. О своем житье-бытье будущие гвардейцы писали в рукописный сборник «Звериада» — именно с этой книгой в руках и изваян, по мнению юнкеров, Лермонтов перед фасадом училища.


О прошлом — для будущего

— Все прошедшие три года я искал, есть ли точки соприкосновения между нашим храмом Воскресения Христова и храмом Николаевского кавалерийского училища, — продолжает рассказ отец Георгий. — Конечно, связывает нас святая Царская семья: они покровительствовали и нашему храму, и Николаевскому училищу. Первым покровителем Николаевского училища был цесаревич Александр Николаевич, поскольку император Николай Первый, еще в бытность великим князем, занимался устройством этого училища. И в дальнейшем наследник престола становился покровителем училища, поэтому в ХХ веке покровителем был цесаревич Алексей, который к тому же был атаманом всех казачьих войск, а при училище была организована казачья сотня. Офицером-трезвенником был выпускник училища Борис Панаев, старший из знаменитых героев Великой войны братьев Панаевых.

 По благословению настоятеля храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала архимандрита Исидора (Минаева) отец Георгий начал создавать на приходе музей истории училища и собирать материалы: «В училище в свое время был музей Лермонтова — первый в России, и мы решили хоть в какой-то мере воссоздать его для наших детей, поскольку это здание воскресной школы».

В одном из помещений школы был сделан ремонт, установлены витрины. Постепенно складывалась экспозиция: энтузиасты написали портрет великого князя Иоанна Константиновича — тоже выпускника училища, столяр-краснодеревщик изготовил точную копию лермонтовской шашки: лезвие, конечно, ненастоящее, а вот ножны — один в один.

— За три года я понял, что музей — это мощная культурологическая составляющая нашей жизни, — рассказывает отец Георгий. — Первая выставка, которая здесь состоялась, — почившей монахини Иустинианы (Омельченко). Выставлялись её живописные работы и иконы. В настоящее время в школьном музее проходит выставка «А. Ф. Маркс и журнал „Нива“», с подлинными экземплярами журнала и книжными приложениями к нему. Вместе с книгами прославленного издательства рассказывается о книгах нашего храма и действовавшей при нем типографии, экспонируется прижизненный том творений святого праведного Иоанна Кронштадтского.
Важная тема в экспозиции музея — Алапаевские мученики: одним из выпускников училища был князь Иоанн Константинович. Его брат князь Гавриил Константинович тоже окончил училище; он, к счастью, выжил — чудом удалось уехать. В музее собирают библиотеку, которая посвящена М. Ю. Лермонтову, Николаевскому училищу, его истории, военной истории России.

— Я отвечаю в музее за литературную часть, — рассказывает Наталья Соловьёва, сотрудница Всероссийского музея А. С. Пушкина. — В прошлом году организовала литературные беседы-встречи для прихожан. Одна из них называлась «Лермонтовские места России», а другая была посвящена «грузинскому Лермонтову» — поэту Николозу Бараташвили. На этих встречах звучали стихи, демонстрировалось видео. Я нашла несколько документальных фильмов про Бараташвили, сама смонтировала отрывки, получился видеоролик. Недавно предложила отцу Георгию еще несколько тем для встреч. Нынешней осенью записали радиопередачу для цикла «Ветер в окно», который выходит на Радио России. Нам очень понравилась передача: прекрасно подобрана музыка, звучат романсы на стихи Лермонтова.

Анна Логинова, ведущий библиотекарь библиотеки «Измайловская» МЦБС имени М. Ю. Лермонтова, — многолетний друг воскресной школы, а теперь и музея.

— Когда рассматриваешь скромные экспонаты, посвященные истории Николаевского кавалерийского училища, Михаилу Юрьевичу Лермонтову, району Измайловских рот, невольно ощущаешь тепло и любовь людей, которые собирали и готовили экспозицию. Как создавался музей? Общаясь с протоиереем Георгием, люди заражались его искренним, по-детски восторженным отношением к истории. Школьники приносили свои работы и коллекции солдатиков, прихожане несли книги и картины, историки и литературоведы делились своими познаниями, проводили и проводят свои экскурсии. Увлеченные прихожане начинали изучать историю и становились настоящими знатоками истории Николаевского кавалерийского училища. Сотрудники нашей библиотеки «Измайловская» дарили книги, собранные на «книговороте», представляли свою площадку и свои ресурсы для выступлений. Ролики с рассказами отца Георгия о Николаевском кавалерийском училище и Михаиле Юрьевиче Лермонтове, короткий фильм о музее в группе «ВКонтакте» «Книжная табакерка» набрал множество просмотров. Прихожане храма и отец Георгий принимали участие и в исторических чтениях «Александр Невский — прошлое в настоящем» в прошлом году. Встречи и лекции будут проводиться и в этом году. Этот музей — пример того, как много может сделать неравнодушие единомышленников, и будем надеяться, что он будет и дальше пополняться новыми экспонатами, а интерес к нему будет возрастать. Музей при храме — это локальное звено коллективной памяти.

 Анастасия Дементьева занимается историей училища. «Оказалось, она всё знает, нашла храм раньше меня», — говорит отец Георгий.

— Отец Георгий очень удивился, увидев фотографию храма у меня в телефоне, — уточняет Анастасия. — Я, как и он, случайно увидела здание, похожее на храм, и стала искать информацию в интернете. Но, конечно, более подробно изучать историю я стала уже в процессе создания музея. Оказалось, на эту тему есть много книг, кроме того, множество известных людей учились здесь. Печально, что про это место никто не знает, люди видят памятник Лермонтову, но не понимают, почему он там стоит. История училища — это билет в удивительный мир. Отдельный цикл можно сделать по героям Белого движения: здесь учились и Врангель, и Каппель. Начальником училища в 1910–1912 годах был генерал-майор Евгений Карлович Миллер, известный деятель Белого движения, похищенный из Парижа советской разведкой и расстрелянный на Лубянке. Я познакомилась со многими замечательными людьми, связанными с училищем, открываются новые и новые имена. Среди недавно поступивших экспонатов — кирпич, изготовленный на заводе, принадлежавшем нашему выпускнику. Его фамилия была Печинский, его потомок ныне здравствует, живет в Бельгии. С ним даже была небольшая телепередача, он рассказывал про свое родовое имение в России.

Еще одним из выпускников училища, рассказала Анастасия, был князь Дмитрий Петрович Багратион (1863–1919), потомок знаменитого участника Отечественной войны 1812 года. В отличие от многих однокашников, он принял революцию: в декабре 1918 года вступил в РККА. Умер 21 октября 1919 года, был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

Владимир Васильевич Угодников отвечает в музее за военную часть, потому что он сам военный. Он же работает с детьми: проводит беседы и экскурсии для учеников воскресной школы. «Наш музей предназначен в первую очередь для учеников воскресной школы, чтобы им всё рассказывать, показывать. Даже малышей мы сюда приводим. Конечно, воспринять какую-то сложную информацию маленький ребенок пока не в состоянии, но он потрогает шашку, посмотрит на солдатиков, и у него останутся какие-то воспоминания. С детьми приходят папы и мамы, они тоже интересуются историей и нашего города, и нашего района. Поднимая былое, мы укрепляем настоящее». 



Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"