Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ликвидация

В чем особенность дореволюционного домового храма? Почему большевикам особенно неприятны были именно такие «культовые сооружения»? И почему далеко не все из них были закрыты сразу после революции? На эти вопросы отвечали участники дискуссии о судьбах домовых храмов в годы Гражданской войны. 
Раздел: ПОДРОБНО
Ликвидация
Домовый храм святых Александра Невского и Сергия Радонежского при доме московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. 1892 год
Журнал: № 9 (сентябрь) 2019Страницы: 8-9 Автор: Елизавета Трофимова Опубликовано: 23 сентября 2019

Протоиерей Георгий Митрофанов

ПРОФЕССОР СПБДА, НАСТОЯТЕЛЬ ДОМОВОГО ХРАМА ПЕТРА И ПАВЛА ПРИ АКАДЕМИИ ПОСТДИПЛОМНОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Зачем вообще нужны домовые храмы? До революции среди них превалировали церкви, действовавшие при больничных или учебных заведениях. Почему? Учебные заведения, активно открывавшиеся со второй половины XVIII века, посещали преимущественно православные ученики. Заведения были закрытыми, и ученики обычно окормлялись у священнослужителей, которые вели у них занятия по Закону Божиему. Этот предмет преподавался во все годы обучения — начиная от истории Ветхого и Нового Завета и заканчивая церковной историей и догматическим богословием. Естественным образом складывался приход из числа именно учащихся и преподавателей. Атмосфера там была приятной: учащиеся и члены их семей — люди образованные, духовенство тоже хорошее, и это помогало им не раствориться в жизненной рутине. Ведь что особенно хорошо в таких храмах — в них практически нет «захожан», а есть прихожане, активный приход.

Домовые храмы были не при всех учебных заведениях — в частности, наш храм Петра и Павла при Коммерческом училище был освящен в 1838 году, когда здание приобрело после реставрации законченный вид. Здесь же молились учащиеся Мариинской гимназии, и это был один из самых богатых храмов при среднем учебном заведении. Когда вышел декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, домовый храм уже не мог существовать. Он превратился из домового в приходской — это был единственный способ его спасти, — но уже 19 января 1919 года его закрыли. Сейчас наш храм находится в новом здании, а от прежнего практически ничего не осталось — всё было разрушено после превращения храма в клуб.


Никита Крылов

ГЛАВНЫЙ СПЕЦИАЛИСТ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО АРХИВА

Впервые закрытие домовых храмов состоялось после выхода петровского указа от 12 апреля 1722 года, когда было закрыто сразу 17 храмов, принадлежавших видным московским князьям и боярам. Также были введены жесткие ограничения: предписывалось закрыть все домовые храмы, кроме тех, что принадлежат знатным персонам, которые не могут добираться до других храмов по состоянию здоровья. Им разрешалось оставлять эти храмы только до тех пор, пока они живы, а после их смерти имущество храма должно было быть передано в приходскую церковь. На самом деле у храма не должно было быть никаких внешних признаков — ни купола, ни креста, вообще ничего. К этому же указу апеллировали и в 1870-х годах: когда человек хотел открыть домовый храм, ему сообщали, что он недостаточно знатного чина! Впрочем, были и случаи, когда эти постановления нарушались. Это касалось частных храмов, а в петровское время заведения обычно и не посягали на то, чтобы иметь свой храм. Но послереволюционные закрытия — это совсем другая история.

Интересны случаи Сенатской и Синодальной церквей. Святейший Синод в 1917 году перебрался в Москву для проведения Поместного Собора, а в Петрограде осталась Синодальная контора. Оставалось очень мало времени для богослужений — в основном, работа носила бюрократический характер. Сенат был ликвидирован указом Совнаркома от 27 ноября 1917 года. 27 мая 1918 года диакон церкви святого Александра Невского при Правительствующем Сенате Николай Богомолов обратился с просьбой её восстановить: началась переписка, было получено разрешение, и богослужения совершались до осени 1919 года. Точных сведений о закрытии храма в нашем архиве найти не удалось. Прихожане храма Святых отцов семи Вселенских Соборов при Святейшем Синоде почти одновременно с прихожанами Сенатской церкви подали прошение об открытии прихода. Прошение подписал протоиерей Димитрий Беликов, но на это прошение последовал отказ, потому что, по мнению уполномоченных, бóльшая часть прихожан жила далеко от здания Синода. 18 октября 1919 года было официально сообщено о закрытии церкви. В 1922 году и в Сенатскую, и в Синодальную церковь явилась комиссия, которая описала имущество Сенатской церкви и обозначила 14 предметов для передачи власти, но изъятия не произошло. В Синодальной церкви изъяли семь предметов, причем это было даже не серебро — церковь была очень бедной, — забрали шитье и одну икону. Но что важно: в акте изъятия содержалась приписка «Существует приход». А это 1922 год, когда формально церковь не существует! Не знаю, как точно трактовать данный случай, но теоретически такое вполне могло быть, потому что тогда всем зданием Синода распоряжался Константин Здравомыслов, последний начальник Синодального архива в генеральском звании. Он был хорошо знаком с выдающимся историком Сергеем Фёдоровичем Платоновым, заведующим Петроградским отделением Глав­архива. Благодаря покровительству последнего Константин Яковлевич сумел наладить порядок в своем архиве и собрать под своим крылом целую плеяду петроградских священников. Имущество церквей было вывезено только в 1924 году. Сейчас обе церкви восстановлены, в них проводятся богослужения.


Сергей Фирсов

ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР РГПУ

После революции прежде всего закрывались минис­терские храмы, храмы военного ведомства. Всё непросто было с домовыми храмами крупнейших высших учебных заведений, например с храмом Императорского университета: старостами были люди с серьезными именами, к которым новая власть не могла подойти достаточно грубо и жестко. Декларация и желание большевиков реализовать свою религиозную программу и их актуальные технические возможности, по крайней мере в первый период Гражданской войны, не совпадали. Надо смотреть каждый конкретный случай, обстоятельства могли быть разными, но был общий принцип: храмы должны быть закрыты. Все. Изгнаны из учебных заведений и государственных служб. В марте 1918 года большевики переехали в Москву, и новые министерства — наркоматы — существовали уже без всяких домовых храмов. Вопрос о закрытии домовых церквей при министерствах поэтому был условно-актуальным. Вопрос же посещения храмов людьми «с улицы» решался достаточно парадоксально. Еще до революции в таких храмах было много прихожан, не приписанных ни к какой общине, и это был весьма важный вопрос, не решенный вплоть до 1917 года. Некоторые министры до революции посещали не храмы при своих министерствах, а конкретных священнослужителей или другие храмы. Здесь всё индивидуально, и нужно брать конкретный домовый храм и изучать его — общие теории тут вряд ли применимы. Реформа прихода тогда была актуальной проблемой и остается, по-моему, таковой до сегодняшнего дня. Потому и вопрос о домовых храмах и приходах продолжает быть актуальным, не только историческим.


Диакон Антон Молоток

КЛИРИК ХРАМА ПРИ РГПУ, РУКОВОДИТЕЛЬ ЕПАРХИАЛЬНОГО КООРДИНАЦИОННОГО ЦЕНТРА ПО РАБОТЕ С ГЛУХИМИ, СЛЕПЫМИ И СЛЕПОГЛУХИМИ

Наш храм необычный и имеет особую историю: всё началось с того, что императрица Мария Феодоровна за границей посещала разные благотворительные учреждения, и во Франции попала в школу, где обучали глухонемых детей. Она была впечатлена этим опытом и решила внед­рить его в России. Бытует такая легенда: императрица прогуливалась по Павловскому парку, обронила платочек, и маленький глухонемой мальчик подал ей его. В 1806 году открылось первое училище для глухонемых в Павловске. Там обучали по методике аббата Ш. –М. де л’Эпе, первым в истории выучившего жестовый язык. В 1820 году императрица купила здание на Гороховой, 18, — это корпус, в котором сейчас находится наш храм. Там организовали классы и столярные мастерские, чтобы обучать детей ремеслам и наукам. В 1821 году был построен храм в честь апостола Петра. Сейчас у нас храм Петропавловский, потому что после пожара 1840 года его освятили в честь апостолов Петра и Павла. Он стал цитаделью отечественной сурдопедагогики. Там служил замечательный священник и сурдопедагог Александр Братолюбов, который ввел некоторые части жестового языка и в богослужение, что позволило неслышащим детям участвовать в Литургии. С течением времени при училище появилась своя типография, были изданы актуаль­ные до сих пор пособия по занятиям с детьми в храме. После издания декрета об отделении храм существовал довольно долго — благодаря специальному указу о том, что в храме разрабатывалась особая программа коммуникации, которой больше не было нигде, а потому закрывать его было нельзя. Однако в 1921 году из Центральной швейной фабрики (она располагалась напротив, на Гороховой, 15) поступила докладная о том, что неслышащих в храме больше нет, и храм закрыли.

ВСТРЕЧА-БЕСЕДА «ЛИКВИДАЦИЯ ДОМОВЫХ ХРАМОВ» ПРОШЛА 12 ИЮНЯ В ЦЕНТРЕ ИСКУССТВ «ЛАВКА ХУДОЖНИКА» В РАМКАХ ЦИКЛА «СТОЛЕТНИЕ ЮБИЛЕИ: ИСТОРИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ».ЕЁ ОРГАНИЗАТОРАМИ ВЫСТУПИЛИ СВЯТО-ФИЛАРЕТОВСКИЙ ПРАВОСЛАВНО-ХРИСТИАНСКИЙ ИНСТИТУТ, КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР «ПОКРОВСКИЙ ОСТРОВ» И ЦЕНТР ИСКУССТВ «ЛАВКА ХУДОЖНИКА».

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"