Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Летнее приключение "летучей рыбы"

Что такое журналистика? Профессия? Призвание? «Не только!» — говорит о родной стихии петербургский журналист Дарья Завьялова. Она уверена: подрастающему поколению журналистское творчество помогает понять окружающий мир и свое место в нем. Она вместе с коллегами даже организовала для детей и подростков летнюю школу журналиста «Летучая рыба». О том, как два десятка ребят из Петербурга и Ярославля целую неделю пробовали себя в роли «акул пера» и что из этого вышло, рассказывает сама организатор проекта.
Журнал: № 10 (октябрь) 2016Страницы: 29-35 Автор: Елена МиловидоваФотографы: Светлана Горюнова, Светлана Завьялова Опубликовано: 31 октября 2016

ШАНС ДЛЯ ИНИЦИАТИВНЫХ

Как возник этот проект? Вместе с соорганизатором проекта Алексеем Сизовым мы работаем на канале «Союз». Сотрудничаем мы и в рамках студии «Летучая рыба» при Богоявленском соборе в Ярославле — снимаем фильмы. Кроме того, я давно работаю с детьми, в том числе и в детских лагерях. Мы с Алексеем решили: почему бы не совместить эти сферы деятельности — журналистику и организацию детского досуга? Ну и, конечно, нам оченьпомогло, что мы выиграли грант в конкурсе «Православная инициатива». Алексей родом из Ярославля, одно время мы были там в творческой командировке, снимая серию документальных фильмов о сельских священниках — опять же по гранту «Правинициативы». Поэтому хорошо знаем этот город, в нем осталось много связей и знакомств. Именно в Ярославской области мы и решили устроить творческий лагерь для подростков. Детей набирали по объявлениям в приходах. Был обязательный творческий конкурс, все писали сочинения: программа насыщенная, требующая большой творческой мотивации. Приехали ребята из Петербурга, мои бывшие ученики: в нашем городе я вела детскую школу журналистики при социальном отделе епархии. Присоединились и очень талантливые дети из клуба краеведов при храме Спаса Нерукотворного Образа в Парголово со своим педагогом Светланой Завьяловой (это моя мама). Всего было двадцать ребят от 12 до 17 лет. И четверо взрослых: мы с Алексеем и две Светланы, Завьялова и Горюнова, — наш волонтер и хороший фотограф.

В Спасо-Яковлевском монастыре Ростова ребята жили в купейном вагоне, куда обычно селят паломников
В Спасо-Яковлевском монастыре Ростова ребята жили в купейном вагоне, куда обычно селят паломников
 

«ПРОБРАЛО» НА ЖУРНАЛИСТИКУ

Мы не ставили задачу сделать из ребят журналистов. Журналистика, на наш взгляд, — хороший способ смотреть на мир, думать о нем и сразу же высказываться. Хочется помочь ребятам научиться формулировать мысли, находить смыслы в окружающем пространстве, заставлять себя думать и уметь результаты изящно и красиво выразить. Тем более что социальные сети сегодня задают такую потребность: уметь высказываться и выделяться этим.

Журналист должен чутко относиться к другим людям. В 17 лет это сложно, в этом возрасте человек пропускает всё через себя. Но ребятам понравилось, что свои эмоции, впечатления, знакомства, открытия можно делать важными для других людей и они могут это оценить.

Юные журналисты снимают сюжет о пострадавших в XX веке храмах
Юные журналисты снимают сюжет о пострадавших в XX веке храмах

Некоторых неожиданно «пробрало» на журналистику. Они говорили при расставании, что и в Петербурге им хочется так же подходить на улице к незнакомым людям, задавать вопросы. Мне кажется, их не только собственно журналистика привлекла. Им нравилось чувствовать себя неотделенными от остального мира, нравилось, что рушатся барьеры между ними и другими людьми: ведь для жителей мегаполиса проблема отчуждения действительно актуальна.


ВОКРУГ ЯРОСЛАВЛЯ

В Рыбинске мы жили на архиерейском подворье. Спасибо епископу Рыбинскому и Даниловскому Вениамину, который нас приютил и благословил лагерь! За восемь дней работы успели побывать в Рыбинске, Тутаеве, Ярославле, Ростове, Угличе и селе Хопылево, где был крещен адмирал Феодор Ушаков. Каждый день — новый город, новая тема и новое задание. Дети работали по творческим группам: в каждой был ответственный фотограф, видеооператор и интервьюер. Совместная работа сплачивала их, помогала быстрее сдружиться и лучше выполнить задание.

Собранный за день материал приходилось обрабатывать до позднего вечера
Собранный за день материал приходилось обрабатывать до позднего вечера

Выезжали мы утром. День проводили в городе, на подворье возвращались уже под вечер, ужинали и допоздна обрабатывали материалы. Такой напряженный график довольно тяжел даже для взрослого, чего уж говорить о детях. Но они сразу включились в работу, стали очень дисциплинированными. Нам было важно, чтобы они не воспринимали школу журналистики как развлечение, тусовку. Мы хотели, чтобы им был интересен результат. И у нас получилось. В Ростове, например, ребята сами собрались в группу. Впервые в жизни им надо было зайти в деревенский дом к незнакомому человеку. Им было известно только, что его зовут Урман и что он занимается гончарным делом. Надо было взять у него интервью, пофотографировать и сделать репортаж. Они вернулись в восторге. Для них было огромным потрясением, что можно подходить к кому угодно, задавать любые вопросы и иметь право получить на них ответ. И при этом критически относиться к ответу, требовать уточнений, развития мысли.

ДЕТСКИЙ РЕПОРТАЖ О ГОНЧАРЕ УРМАНЕ

Старый покосившийся ростовский дом с резными наличниками, облупившаяся краска на низком деревянном заборе. Внутри бегает смуглый темноволосый мальчик лет трех. Шорты — единственная его одежда — и ручки перемазаны красной глиной, лицо перепачкано. За ним идет Урман — коротко стриженый мужчина якутской внешности в зеленой футболке и джинсах, еще более грязных, чем ручки сына. — Все представляют гончара этаким мужиком с длинными волосами, бородищей и очельником на голове. Но это — не жизнь. Жизнь не терпит штампов. Рыжий кот прыгнул и задел один из готовых кувшинов, которые здесь повсюду. Урман привычно поправил изделие. Кот нырнул под печку. — Я с детства люблю лепить. Помню, натаскаю глины, грязный весь сижу, леплю чудиков всяких… я их еще обжигать пытался в бане, ну, они разлетались, я расстраивался очень. Понятно, я же их не сушил, вот они и взрывались. Учился Урман на факультете керамики в Красноярске, там и встретил свою жену — Наташу. Потом работал в Москве, но ее ритм не совпадал с движениями его гончарного круга, и они стали искать город, который примет их вместе с глиняными горшками. Этим городом оказался Ростов Великий, где они живут уже шесть лет. Здесь он нашел комфорт и источники вдохновения. — А эти вот чайнички мне принесли. Их вообще много приносят, — Урман указывает рукой на полки с аккуратно расставленными чайниками разных цветов, форм и размеров. Свои изделия он лепит по образцам древних горшков, найденных при раскопках, — в этом старинном городе всё пропитано историей. Даже этот дом стоит на месте Введенской церкви XIII века. Чтобы понять примерный объем будущего изделия, Урман осторожно кладет увесистый кусок красной глины на весы, а потом начинает с силой его разминать. Минута — и глина крутится на гончарном круге, под ловкими пальцами Урмана принимая форму кувшина. Под малейшим движением руки изделие меняет свою форму, гончар будто играется, заставляя кувшин становиться то ýже, то выше, на его поверхности появляются и исчезают непохожие друг на друга орнаменты. Всё пространство в доме заполнено горшками. На первый взгляд это — сплошная пестрая масса, но, присмотревшись, можно увидеть не только глиняные горшки, но и индивидуальные произведения искусства, которые требуют много времени, усилий и творчества. — У него две грамоты лучшего гончара есть, вот скоро третью получать будет, — незаметно входит жена гончара с ребенком на руках. Малышу от силы годик, он, как и все в этом доме, замазан глиной с ног до головы. Ребенок задумчиво грызет кабачок с глиняными отпечатками ладошек. У Наташи голубые глаза и русые волосы, она выглядит, как славянская девушка, какими их принято изображать на картинках. Гончарным ремеслом занимаются втроем: Урману помогают жена и теща. На самом деле лепить горшки не так легко, как может показаться на первый взгляд. Скорость — 10 горшков в час, но это только лепка, через сутки, когда изделие высохнет, мастер прилепляет ручки. Снова сутки ожидания, лощение 2 часа, первый обжиг, через 24 часа — второй. — Скажите, а на то, чтобы зарабатывать, вдохновения хватает? — Работаешь, потому что надо, а вдохновение выходит из работы, — просто ответил мастер. В этом старинном доме выросли многие поколения, и сейчас в нем растет, процветает и создает новые формы гончарного дела молодая семья. Дом уже древний и ветхий, а семья крепкая, и гончарное ремесло поможет ей построить новый, уже более прочный дом. На этом небольшом участке сосредоточено всё самое дорогое для Урмана: любящая жена, дети и любимая работа. Для этой профессии мало простого интереса, здесь нужно истинное стремление души. — Не я выбрал профессию, она выбрала меня.

Авторы: Анастасия Левина, Анна Романова, Анна Завьялова, Юрий Михайлов

 Дети обычно априори считают, что взрослый умнее. Мы же стремились показать, что со всеми можно вести диалог на равных. Мне кажется, детям такой опыт пригодится.

Конечно, не одной лишь журналистикой жили ребята в эти дни: они изучали историю этих мест
Конечно, не одной лишь журналистикой жили ребята в эти дни: они изучали историю этих мест

В Ростове нас принял Спасо-Яковлевский монастырь. Жили мы в купейном вагоне, куда обычно заселяют паломников (трудники, кстати, живут в плацкартных). Так вот, стоящий на месте, никуда не едущий вагон рядом с храмом, около него допоздна под звездами сидим мы, поем песни…

В Угличе мы проводили фотокросс. Одна из тем соревнований называлась «Углич в Смутное время». Дети спрашивали: «А что снимать?». И вдруг порыв ветра, гроза, падают деревья, с колоколен слетают кресты —сильнейший ураган. Сразу же появились фотографии на тему Смутного времени.

А еще петербургских ребят просто изумила открытость и легкость местных священников.

За восемь дней ребята побывали в нескольких городах с богатейшей историей
За восемь дней ребята побывали в нескольких городах с богатейшей историей


НА ЛЮБОЙ УРОВЕНЬ

По уровню сложности задания были очень разными: начиная от учебных этюдных работ, заканчивая большими тематическими репортажами. К нам приезжал фотограф Артем Костров из Санкт-Петербурга, долго работавший в «Воде живой», — он учил ребят создавать тематические фотосерии. Кто-то снимал крыши Ярославля, кто-то — город в лужах, другие — изображения медведей (медведь — символ Ярославля, он изображен на гербе и флаге города).

Была у нас замечательная встреча в студии знаменитого мультипликатора Александра Петрова в Ярославле. Его сын Дмитрий провел экскурсию, показал нам коммерческие фильмы, которые редко видят простые зрители. Мы увидели уникальный станок, на котором делался фильм «Старик и море». После экскурсии разгоряченные «журналисты» беседовали с Дмитрием полтора часа — задавали вопросы, но больше даже не для материала, а просто потому, что разговор их увлек. Познакомились и с самим маэстро Александром Константиновичем.

Получилось пообщаться и с создателями музея святого Феодора Ушакова, и с музыкантом Митей Кузнецовым, который на родине адмирала организовал патриотический фестиваль культуры и искусства «Ушаковъ». Во время фестиваля мы провели видеоисследование на тему «Чем духовная музыка отличается от недуховной». Ну и пытались понять, как получается, что имя того или иного исторического деятеля становится актуальным для современной эпохи. Не просто ведь потому, что адмирал Ушаков — святой праведный воин. За святостью скрываются определенные дела, тип, способ поступка. Так и с патриотизмом — что понимать под этим словом? Просто лишьконстатацию факта любви к Родине? А что именно вы делаете для своей страны, города? Мы хотели научить ребят не изъясняться абстрактными понятиями, а говорить о конкретных вещах. Подросткам это было трудно.


КОГДА ПРОВИНЦИЯ НЕ СТРЕСС

Никакой ментальной разницы между петербуржцами и жителями провинции мы не заметили. Но небольшие отличия между ребятами все-таки есть. Ребята из глубинки проще, быстрее выходят на дружественное общение, а наши чуть более замкнутые. Зато у них выше планка требований к себе, к дисциплине. И когда их объединили, получилась золотая середина. Такой межкультурный диалог, мне кажется, обогащал всех.

В свободное время старались почаще купаться
В свободное время старались почаще купаться

Для городских ребят выезд в провинцию — стресс. Что тут делать? Но они увидели, как взрослые люди находят себя вдали от мегаполисов. Один кожевенник из Петербурга приехал в маленький Тутаев, занимается своим ремеслом. Человек обрел призвание, семью, счастье. Ребята поняли, что важно не место — важен внутренний стержень. Им сразу же хочется быть такими же. Опыт других людей вдохновлял их на проработку себя. На то, что мир огромен, разнообразен и нет предела собственным возможностям.

  

«ГРАДУС ПРАВОСЛАВИЯ»

У нас большой опыт проведения православных лагерей. Но насколько православный лагерь должен быть православным? Я в этом вопросе солидарна с протоиереем Львом Большаковым из Карелии: утреннее, вечернее правило и молитва перед едой. И Литургия. Мы не говорили: кто хочет, может не ходить. Мы просто шли, но никого не заставляли стоять на службе или причащаться.

  

На Литургии в Ярославле — а мы там оказались почти одни — молодой священник отец Вячеслав Нефёдов сказал проповедь именно на детском языке, для подростков. Он говорил, что сейчас может быть тяжело в отношениях с родителями, что сложно принимать волю старшего. Но нужно подождать, потерпеть. И что важно, священник говорил не с позиции наставника и учителя, а как человек, сам не так уж давно прошедший через этот возраст. Этупроповедь дети потом полдня обсуждали. Не потому, что они православные (у многих как раз скорее время протеста против своих слишком церковных родителей) — их просто «зацепило». И это здорово.


МАЛЕНЬКАЯ НАРНИЯ

Замечательно, что у нас подобралась команда единомышленников. Мы, педагоги, взрослые рядом с ними, всегда всё делаем вместе — это наше главное правило. И ребята это видели. Они постепенно переставали покупать себе мороженое, когда другие, у кого нет денег, не покупали. Мы, взрослые, жили в одинаковых с ними условиях. Спали, где они, ели тоже. Лишь так и можно проводить творческий лагерь: чтобы все были внимательны друг к другу, в атмосфере полного взаимного доверия. Когда взрослые — незаметные руководители, их слушаются. Мы создали детям условия, максимально приближенные к нормальной человеческой жизни, где не надо себя защищать, позиционировать. Где маленькая Нарния. Самое важное, что ребята должны, по нашему мнению, вынести из поездки — даже не навыки журналистики, а опыт здоровой, нормальной работы в коллективе, общения с другими. Надеюсь, им это пригодится.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"

27 марта, понедельник
rss

Последний номер

№ 3 (март) 2017
Обложка

Статьи номера

ПОДРОБНО
Несколько месяцев свободы
Пять сердец и девять рук. Фонд "Вера и надежда" помогает подопечным ПНИ
Всем скорбящим помощь. Храм Иверской иконы Божией Матери при ПНИ № 10
Их молитва мгновенно доходит до Бога. Храм Иоанна Кронштадтского при ПНИ № 7
Психиатрия в церковной ограде. Протоиерей Григорьев Григорьев об окормлении душевнобольных
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Имена / Обер-охранитель. К юбилею К.П. Победоносцева
/ Умный разговор / Святыни Запада и вера Востока. Михаэль Хесеманн о христианских реликвиях
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
Музей между землей и небом. Церковный музей в Новой Ладоге
/ По душам / Лужский рубеж русского православия. Воспоминания протоиерея Николая Денисенко
/ Приход / Единственный государев. Феодоровский собор в Царском Селе
/ Служение / "Вера и свет" меняет жизнь. Община для людей с ментальными ограничениями
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
Музыка в марте
Идеал и реальность в Русском музее