Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Кино как подспорье в духовной жизни

Если кто-то слушал проповеди протоиерея Евгения Горячева, лекции или радиопередачи с его участием, присутствовал на огласительных беседах в соборе Благовещения Пресвятой Богородицы в Шлиссельбурге, то наверняка обратил внимание, как часто он использует, чтобы донести свои мысли до разношерстной публики, кинематографический материал. Отец Евгений и правда очень любит кино, хорошо его знает, и его соображения об «искусстве экрана» наверняка многим окажутся полезными.
Раздел: По душам
Кино как подспорье в духовной жизни
Журнал: № 6 (июнь) 2018Автор: Татьяна Мазепина Опубликовано: 4 июня 2018

НЕ ВСЕГДА БОГОПОДОБНОЕ ТВОРЧЕСТВО

— Какие отношения у вас с кино? Вы любитель? Исследователь? Критик?

— Конечно любитель, поскольку никакого специального образования у меня нет. Что касается моих отношений с кинематографом (а такие отношения, согласимся, могут быть даже и у непрофессионалов), то я бы назвал их заинтересованными, вдумчивыми и поэтому неоднородными.

Мой интерес к хорошему кино, как правило, персоналистичен. Если некий фильм задел меня за живое, затронул во мне какую-то религиозную глубину, я всегда благодарно думаю не только о понравившемся сюжете, но и о его создателе. Эти размышления бывают иногда почти трепетными, ибо создатель киношедевра, как и любой настоящий художник, в творческом процессе уподобляется Богу (ср. Быт. 2, 19–20). Но поскольку «чистого» богоподобного творчества в падшем мире очень мало, мое изучение выходящего на экраны киноматериала связано также с критикой. Увы, не всякое творчество состоятельно. Талант, оторвавшийся от своего Первоисточника, может быть провальным. И тогда это либо очередной манифест «самовыражающейся пустоты», либо даже проповедь чего-то инфернального…

— Немного предыстории. Когда кино стало для вас чем-то важным?

— Думаю, с детства. Душа любого человека не может жить без впечатлений, так же как его тело не может обходиться без пищи. Будучи обычным подростком, я, в силу своих предпочтений, утолял душевный голод либо книгами, либо кинофильмами, как наиболее сильными средствами эмоционального насыщения. Другое дело, что тогда, сорок лет назад, я, весьма молодой и к тому же нерелигиозный, был практически всеядным, что, естественно, не раз приводило меняк ментальным и чувственным отравлениям. И всё же доброго здравого смысла, героизации жертвенности и отваги, любви и преданности в моих ранних взаимоотношениях с литературой и кинематографом было значительно больше, нежеличего-то противоположного. С моей стороны это была интуитивная, во многом неосознанная тяга к высшей универсальной Правде и её посильному земному осуществлению. Мне кажется, эти переживания целых поколений советских школьников очень точно описаны Владимиром Высоцким:

И во веки веков, и во все времена

Трус-предатель всегда призираем.

Враг есть враг, и война всё равно

есть война,

И темница тесна, и свобода одна,

И всегда на нее уповаем.

Время эти понятья не стерло.

Нужно только поднять

верхний пласт —

И дымящейся кровью из горла

Чувства вечные хлынут из нас.

КИНЕМАТОГРАФ В ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ

— Как священнослужитель вы считаете, что кино — ваше хобби, или это часть жизни, влияющая, в том числе, на её духовную составляющую?

— Полный отказ от влияния на наш внутренний мир чужого творчества — фильмов, книг, музыки и так далее, равно как и отказ от непосредственного созерцания окружающего нас бытия, равносилен постепенному самоуничтожению. Как говорится, «если отнять у нас всё, чем мы обязаны другим, может ничего и не остаться». Даже подвижник, уходя от мира в пустыню, уходит вовсе не пустым, и уж тем более не в пустоту…

Я воспринимаю хорошее кино (как и любое выдающееся творчество) в качестве существенного подспорья для своей духовной жизни хотя бы потому, что на этом настаивает апостол Павел: «Братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте» (Фил. 4, 8). Следовательно, наше христианское отношение к киноискусству, как к неотъемлемой части творческого культурного созидания человечества, должно быть связано с попыткой увидеть в любой картине нечто такое, что соответствовало бы апостольскому критерию. И в этом разница между моей всеядной кино-молодостью и нынешней культурной избирательностью. По-прежнему довольно часто, взирая на экран, я поддаюсь глубинному влиянию только тех сюжетов и образов, которые опознаются мною как прямые или косвенные религиозные свидетельства.

— Существует ли «христианское кино»? Каково ваше отношение к нему? В чем разница между режиссерами-христианами и режиссерами, использующими христианские сюжеты?

— Мои самые большие претензии — к экранизации библейских сюжетов. На мой взгляд, действительные творческие удачи в этой области (причем повсеместно, на протяжении всего ХХ века) можно сосчитать по пальцам. И конечно, это сделано теми, кто действительно предстоит или когда-то предстоял Богу. Фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы» — один из таких благодатных шедевров. Картина потрясает зрителя своей ожившей библейской буквальностью и одновременно концентрированным символизмом. Я убежден, что с момента выхода фильма на мировые экраны евангельское описание Страстной седмицы навсегда переместилось из области частного религиозного воображения и богослужебных поэтических интуиций (увы, во многом абстрактных) в область согласного коллективного созерцания.

Если же художник не ограничивается Священным Писанием и распространяет свой творческий интерес на всё многообразие христианской жизни в истории, то здесь режиссерских удач намного больше. Тут и «Голгофа» Джона Макдонаха, и «Остров» Павла Лунгина, сюда же можно отнести и «Третье чудо» Агнешки Холланд или, например, мини-сериал «Сломленный» Эшли Пирса.

А вот вышедший в 2016 году фильм «Монах и бес» Николая Досталя, на мой взгляд, задуман и воплощен скорее как сказочно-развлекательный, нежели правдивый духовный материал. В плане достоверности изображения взаимоотношений традиционного христианства с демоническим миром картина «Изгоняющий дьявола» Уильяма Фридкина по-прежнему вне конкуренции.

Что же касается определения, то я бы назвал «христианским кино» такое искусство, которое опознается верующим зрителем в целом или в своих отдельных частях именно как христианское. И дело здесь, конечно, не в названии фильма,а в идеях, которые он содержит. «Последнее искушение Христа» Мартина Скорсезе с точки зрения наименования вполне аутентично, но по факту это симулякр, художественная имитация Истины. И наоборот, «Общество мертвых поэтов»Питера Уира в плане названия не вызывает у нас особого восторга, но по существу это явный шедевр христианского мировосприятия.

«Голгофа» (реж. Джон Майкл МакДона), 2013 год
«Голгофа» (реж. Джон Майкл МакДона), 2013 год

 

СОЦИАЛЬНОЕ И РАЗВЛЕКАТЕЛЬНОЕ

— Каково ваше отношение к социальному кино?

— Для художника создание произведений выраженной социальной направленности — тяжелый, часто неблагодарный труд, и всё же такое кино и литература совершенно необходимы. В лучших образцах этого вида авторского творчества мне видится отчасти пророческое служение. Говорю «отчасти», потому что истинный пророк — всегда носитель воли Божией. Художник же вполне самостоятелен, то есть направляется в своем творческом гражданском и социальном высказывании только собственной совестью и разумением. Так что здесь возможны и неудачи. Библейские пророчества, как известно, были бескомпромиссным вызовом духовному неблагополучию израильской нации и одновременно советом, подсказкой «заболевшему» обществу, что необходимо сделать, чтобы жизнь иудеев наладилась, вошла в правильную колею.

Нечто подобное можно встретить и в мировой новозаветной культуре, причем не только в сугубо церковной. Например, в далеком 1987 году строки знаменитого «Поезда в огне» казались многим из нас просто удачной авторской находкой Бориса Гребенщикова. Но сегодня эти слова всё больше и больше напоминают мне пророчество:

А кругом горят факелы, —

это сбор всех погибших частей,

И люди, стрелявшие в наших отцов,

строят планы на наших детей.

Нас рожали под звуки маршей,

нас пугали тюрьмой,

Но если мы хотим, чтобы было

куда вернуться, —

Время вернуться домой…

Возвращаясь к социальному кино, могу сказать, что, к примеру, «Левиафан» Андрея Звягинцева лично мне напоминает «Бесов» Достоевского. Понятно, что Россия времен Фёдора Михайловича не сводилась к одним Ставрогиным и Верховенским, но они в ней были и вели себя очень активно. Достоевский пророчески указывал обществу на то, что может случиться со страной, если такие люди возобладают. Звягинцев, по сути, делает то же самое, и поэтому упрекать его в клевете на нашу действительность просто абсурдно.

— Можно ли христианину ходить в кино, чтобы просто отдохнуть и развлечься? Не думать, не размышлять, не анализировать, не стараться что-то вынести, а просто насладиться?

— У меня не получается. Сознание не отделено от области чувств. Даже созерцание природы или восприятие музыки у здорового трезвого человека непременно сопровождается какой-то умственной работой. Думаю, создатели «развлекательного» коммерческого кино это хорошо понимают, поэтому душевные переживания придуманных ими персонажей — «мстителей», «бэтменов», «джедаев» и прочих фантастических героев, равно как и их антиподов, хоть и упрощаются, но вполне человечны. И что самое главное, моральные акценты расставляются режиссерами и сценаристами (даже в далеких галактиках, даже для амбивалентного поведения Халка) в пользу христианских представлений о добре и зле. Но мой взгляд, только этим и объясняется секрет успеха данного жанра у современного зрителя.

— Стоит ли пытаться увидеть христианские ценности там, где они так не названы, но безусловно присутствуют?

— Конечно, стоит. Больше того, опять-таки вспоминая апостола Павла (Фил. 4, 8), только так нам и нужно воспринимать жизнь вообще и человеческое творчество в частности! Повторяю, в широком смысле христианский кинематограф — это не то, что создано христианами, а то, что опознано зрителями как нечто христианское…«Недруги» (реж. Скотт Купер), 2017 год

«Недруги» (реж. Скотт Купер), 2017 год


АМЕРИКАНСКАЯ КУЛЬТУРА И СОВЕТСКАЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ

— На протяжении уже почти трех десятилетий мы в России воспринимаем американскую культуру через американский кинематограф. Это оказывает на нас влияние? И если да, то какое?

— Во-первых, я бы все-таки увеличил срок до полувека. И да, американский кинематограф очень влиятелен. Хорошо это или плохо? Убежден, что хорошо, когда речь идет о чем-то серьезном, духовно содержательном. Обычно в российских культурных элитах принято нещадно ругать современный Голливуд за смысловую упрощенность сценариев, преобладание технического оформления над эмоциональной стороной повествования, запланированную рентабельность большинства проектов и т. д. И это справедливо, но Голливуд — это всего лишь люди с их идеалами и возможностями. А поскольку люди всегда разные, то разным бывает и Голливуд. Во всяком случае, многие авторские произведения современной американской киноиндустрии совершенно не вписываются в вышеперечисленные клише. Величие некоторых картин настолько ощутимо, что я бы даже дерзнул назвать такое искусство художественным богословием в современном мире. Таков, например, фильм The Sunset Limited, снятый в 2011 году режиссером и исполнителем одной из главных ролей Томми Ли Джонсом.

Так что, хотя о вкусах не спорят, но вкусы, очевидно, воспитываются. К счастью, американская культура настолько многогранна, что нашим соотечественникам нужно лишь немного христианской мотивации, чтобы выбрать из нее безусловно прекрасные, духовно обогащающие Россию и человечество произведения.

— Существует ли связь и преемственность между великим советским кинематографом и российским кино сейчас?

— Я не решусь назвать советский кинематограф великим в силу естественной связи между искусством и государственным строем. Большевистский эксперимент не создает новых «скрижалей» где бы то ни было. Напротив, он, как люцифер в своем богоборчестве, обезьянничает в пространстве религиозных идей, которые сам же ожесточенно отрицает. Культура советского периода в России — это культура пародий. Там есть всё, что есть в христианской классике, только отвратительного приземленного качества. Мавзолей, демонстрации, пионерлагеря, комсомольцы, коммуналки, партийная наука, пропитанные идеологией спорт и искусство и пр…

Если для Ленина и его последователей из всех искусств, воспитывающих народные массы, важнейшим было кино, то стоит ли удивляться, что официальная кинопродукция в СССР всегда выражала определенную точку зрения? А действительные художественные шедевры, которые все-таки создавались в Советском Союзе, мировоззренчески его «детьми» не являлись. Просто некоторые деятели культуры, время от времени, решались идти в своем творчестве на завуалированный духовный протест, и поэтому создавали свои выдающиеся произведения не благодаря, а именно вопреки этой страшной эпохе нашего прошлого. Кстати, сразу же после начала перестройки те из них, чья культурнаяоппозиция не была убежденно религиозной, зачастую становились творчески растерянными, во многом бесплодными. Помните, как эту трансформацию прекрасно описал Андрей Макаревич:

Ты шел, как бык на красный свет,

Ты был герой, сомнений нет,

Никто не мог тебя с пути свернуть.

Но если все открыть пути,

Куда идти и с кем идти,

То как бы ты тогда нашел свой путь?

Что касается «связи», школы, преемственности и т. д., то ведь все современные знаменитые отечественные режиссеры, сценаристы, операторы и актеры у кого-нибудь да учились. Следовательно, достойное прошлое не прошло, оно продолжается в достойном настоящем…

«Три билборда на границе Эббинга, Миссури» (реж. Мартин МакДона), 2017 год

«Три билборда на границе Эббинга, Миссури» (реж. Мартин МакДона), 2017 год


РЕКОМЕНДАЦИИ ПРАВОСЛАВНЫМ КИНОМАНАМ

— Как выбирать, какие фильмы смотреть? Чьему мнению доверять? Обращать внимание на режиссера, актеров, страну производства, трейлер?

— Когда как. Любой способ хорош, если на выходе нет ощущения напрасно потраченного времени.

— Лучшие фильмы, по вашей версии, за последнее время?

— Если брать последние три-пять лет, то, кроме уже названных, это: «Дюнкерк» режиссера Кристофера Нолана, «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» Мартина Макдонаха, «Недруги» Скотта Купера, «Ветреная река» Тейлора Шеридана, «Судья» Дэвида Добкина, «Гравитация» Альфонсо Куарона, «Экипаж» Роберта Земекиса, «За холмами» Кристиана Мунджиу, «Мандарины» Зазы Урушадзе.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "По душам"