Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Храм, в котором не боятся

— Да разве есть на нашей Роменской улице церковь? — когда-то искренне удивлялись верующие, чьи дома стоят в непосредственной близости от архитектурного шедевра Андрея Аплаксина. Они не подозревали, что это желтое, сливающеесяс окружающими доходными домами в одну песочного цвета цепь здание бывшего завода «Гидравлик» — храм святителя Петра, митрополита Московского. Теперь всё по-другому.
Журнал: № 3 (март) 2019Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 27 марта 2019

НЕЗАМЕТНЫЙ ШЕДЕВР

Нынешний настоятель храма иерей Артемий Наумов
Нынешний настоятель храма иерей Артемий Наумов

Не каждый знал о том, что «Гидравлик» здесь отнюдь не хозяин, что предприятие когда-то вселилось в помещения церкви, изменив до неузнаваемости внешний и внутренний облик храма. И всего лишь несколько лет назад он стал наконец-то вновь обретать свой первозданный вид. Теперь желтая цепь доходных домов снова замыкается белоснежными стенами церкви, увенчанной куполами, и никаких сомнений в истинном предназначении этой постройки на углу Роменской и Днепропетровской улиц возникнуть не может.

Храм вернули Церкви в 1994 году в ужасающем состоянии: дырявая крыша, нет полов, нет окон, подвал заполнен водой, заводские перекрытия, которые нужно полностью сносить. Предстояла долгая, тяжелая работа — возрождать храм практически из руин. А это значит — искать спонсоров, строителей, суметь заинтересовать первых и организовать вторых, да так, чтобы всё делалось качественно. Митрополит Владимир (Котляров) возложил это непростое попечениена протоиерея Игоря Мазура. За отцом Игорем в храм на Роменской потянулись прихожане, многими любимый священник сумел привлечь к реставрации неравнодушных людей, приход быстро рос, храм ожил.


ОТЕЦ ИГОРЬ

Нынешний настоятель храма иерей Артемий Наумов в те годы учился в православной гимназии Александра Невского, созданной отцом Игорем Мазуром. Вместе с одноклассниками они посещали богослужения в Никольской церкви на Никольском кладбище Лавры, а вместе с мамой — в храме Иоанна Богослова в Духовной академии и в Троицком лаврском соборе, где отец Игорь служил наместником.

— Мы, мальчишки, пели первую службу отца Игоря в храме святителя Петра, митрополита Московского, на Роменской, — вспоминает отец Артемий. — Честно признаться, у меня сердце кровью обливалось при взгляде на храм, в котором придется служить отцу Игорю. Я знал его по Лавре, видел, каким почетом он пользуется у прихожан. И вот настоятель Троицкого собора, торжественного, величественного, переводится сюда, на Роменскую, в полуразрушенную церковь, где нужно всё поднимать с нуля! Требовалось огромное мужество, чтобы взяться за это дело, тем более человеку уже немолодого возраста. Отцу Игорю неоднократно предлагали его ученики — он же преподавал в Академии — перевестись на более удобный приход, его приглашали к себе архиереи из других епархий, но он твердо решил выполнять вверенное ему послушание и не искал легких путей.

Сначала служили в Троицком приделе. Литургию совершали на простом столе, будто катакомбные христиане. Всё приходилось делать средствами благотворителей — и удавалось почти невозможное.

Людмила Дынникова вспоминает, что в середине 1990-х годов она, жительница дома на Роменской улице, ездила на богослужения во Всеволожск, а в храм митрополита Петра Московского пришла уже спустя три года после того, как отец Игорь стал настоятелем — да так и осталась в новом приходе. Храм, пусть не быстро, преображался на её глазах. Но главным воспоминанием о тех временах остается для нее все-таки знакомство с отцом Игорем:

— Благодаря ему на богослужения стал приходить мой отец. Врачи объявили ему, что предстоит операция по удалению злокачественной опухоли, папа стал каждое воскресенье приходить сюда, отец Игорь за него молился. От рака папа исцелился. Проповеди отца Игоря были очень емкими и лаконичными, но каждый, кто их слышал, получал ответ на свой вопрос. Неудивительно, что у отца Игоря было много духовных чад, они до сих пор приезжают сюда из самых далеких районов Санкт-Петербурга, даже из Гачтины и Вырицы, хотя бы пару раз в год, на Рождество и Пасху, стараются приехать.

АТРИУМ

На Богоявленской Литургии в храме много людей. Но кто-то пришел не на богослужение, а, по благочестивой народной традиции, за крещенской водой, и только. Сразу после водосвятного молебна они выстраиваются в очередь, наполняют свои сосуды — в основном, пластиковые трех- и пятилитровые канистры, — а потом как-то незаметно пропадают из храма, не дожидаясь окончания богослужения.

— Это люди не совсем безразличны к вере, и некоторые могли бы стать прихожанами, — говорят участники действующего при храме миссионерского движения «Атриум». — Как раз вчера мы раздавали листовки с призывом к верующим исповедоваться и причащаться. Обычно мы выходим с миссией на Невский проспект после ранней Литургии в храме преподобного Серафима Вырицкого в Гостином дворе. Обращаемся к сверстникам, к молодежи. Мы не ставим перед собой задачи прямо здесь и сейчас обратить человека, нам нужно, чтобы он хотя бы задумался.

Миссионерская деятельность «Атриума» не сводится только лишь к уличной проповеди. Музыкальные концерты, лекции и даже фильмы — приветствуются все возможные способы донести миру весть о Христе и Церкви. Одна из участниц движения Таня рассказывает, что присоединилась к Церкви после того, как посмотрела снятый «Атриумом» фильм «Реформация 500. Друзьям протестантам». В этом фильме приведены свидетельства верующих, перешедших в православие из протестантских конфессий. Своей историей в фильме делится еще одна участница «Атриума», Яна, которая «сбежала из протестантской церкви» после прочтения книги православного священника Сергия Кобзаря, в прошлом баптистского пастора, под названием «Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом».

— Я хотела найти молодежную православную общину, но это оказалось не так просто: в одном храме в тот день, когда я пришла, не было встречи, в Казанском соборе я просто не смогла найти, где же именно они собираются, и вот тогда прочитала про «Атриум» в интернете. Здесь меня сразу пригласили на библейскую беседу.


ЗА ОГРАДУ

Уже больше двух лет настоятель храма иерей Артемий Наумов окормляет санаторий «Солнечное», где проходят лечение дети с самыми разными заболеваниями: психо- и неврологическими, органов дыхания и пищеварения. По субботам в часовне иконы Божией Матери «Целительница» он служит Литургию. На нее приходят как дети, пациенты санатория, так и персонал. Вместе с отцом Артемием в санаторий приезжают и неравнодушные прихожане храма:

— Мы, как можем, стараемся помочь детям, которые приходят на богослужение, — рассказывают они. — Кто-то теряется в новой обстановке часовни и забывает свое имя. Кто-то спрашивает громким шепотом: «А что сейчас будет?.. А что этотакое?» Дети всегда с участием слушают проповедь.

Особое отделение в санатории — онкологическое. Проживающие здесь маленькие пациенты не могут прийти в храм, но и они не остаются без окормления — священник навещает детей в отделении. На это он получил особое разрешениеадминистрации.


ВОКРУГ НАСЛЕДИЯ АПЛАКСИНА

В Гатчинской епархии, в деревне Вычелобок, стоят руины храма Покрова Божией Матери — еще одного творения архитектора Андрея Аплаксина, по проекту которого построен храм на Роменской улице. Отец Артемий Наумов с прихожанами взяли шефство над разрушенной церковью — впервые за долгие годы в заброшенном храме, пережившем войну, но не пощаженном временем и вандалами, зазвучала молитва. Прихожанам удалось расчистить церковь и территорию вокруг нее от мусора, а с 2015 года в Вычелобоке стал проходить ежегодный летний детский лагерь воскресной школы храма святителя Петра, митрополита Московского, на Роменской улице. 

— Наша воскресная школа работает совместно с Организацией российских юных разведчиков (ОРЮР), — рассказывает руководитель детской воскресной школы Анна Наумова, — многие наши ребята — скауты, лагерь в Вычелобоке проходитпо разработанной скаутской организацией программе. Дружина наша называется «Невская», в Вычелобоке мы принимаем в скауты новых ребят. Разведчиком можно стать с семи лет. Скауты ведь не просто участвуют в спортивных состязаниях, они вместе со взрослыми помогают прибирать на территории храма.

В детской воскресной школе прихода есть малыши от двух до пяти лет, есть старшие дошкольники и учащиеся младших классов, а есть совсем подростки. Разница в возрасте не мешает им вместе писать красками общую работу на тему сотворения мира или истории о Вавилонской башне. А недавно в воскресной школе открылся класс иконописи, ребята разных возрастов посещают его пока что тоже вместе. Занятия ведет Светлана Большакова, руководитель иконописной мастерской прихода:

— Для начала я хочу понять, кто из ребят на что способен, — рассказывает Светлана Евгеньевна. — Кто готов заниматься именно иконописью, а не просто рисованием на тему икон и церковных праздников. Мне кажется, такие ученики есть, наверное, скоро с ними нужно будет заниматься отдельно. В Палехских артелях брали на обучение детей, правда не самых маленьких, но и учились они там не менее шести лет. Что получится у нас, посмотрим.В воскресной школе занимаются ребята самых разных возрастов.

В воскресной школе занимаются ребята самых разных возрастов.

ПОД КОНТРОЛЕМ КОМИТЕТА

Иконописная мастерская появилась в храме еще во времена настоятельства протоиерея Игоря Мазура. Тогда иконописцы работали над малым иконостасом Троицкого придела, теперь же завершают работу над основным иконостасом — его восстанавливают по сохранившимся фотографиям внутреннего убранства храма.

— Надеюсь, до конца года мы справимся с этой задачей. Сейчас мастера пишут две большие иконы верхнего ряда, всего нужно шесть, — комментирует настоятель храма иерей Артемий Наумов. — Это делается полностью на средства прихода и жертвователей. В целом же храм является памятником архитектурного наследия, поэтому все остальные работы здесь проводятся под контролем КГИОП, который выделяет средства на реставрацию храма в рамках программы «Развитие сферы культуры и туризма в Санкт-Петербурге».

Давний прихожанин храма и председатель попечительского совета прихода Александр Леонтьев — нынешний первый зампред КГИОП. По его словам, основной объем работ по восстановлению храма уже выполнен, «осталось немного».

— Изначально я был привлечен к работам на приходе в качестве архитектора, — рассказывает он. — Самостоятельно выполнял чертежи, мы выясняли, что можно разбирать, а что нет: важно было не тронуть ничего ценного. «Гидравлик» много здесь наворочал. Однажды мы в перегородке обнаружили решетку хоров южного придела — с золочеными деталями. Настоящее чудо.

Недавно на приходе открылся класс иконописи для детей.

Недавно на приходе открылся класс иконописи для детей.

МУЗЫКАЛЬНАЯ ПАУЗА

Кстати о хорах. В храме святителя Петра, митрополита Московского, на Роменской улице на спевки собираются сразу несколько вокальных коллективов. Любительский хор миссионерского движения «Атриум» поет обычно за Литургиями в храме преподобного Серафима Вырицкого в Гостином дворе. В воскресной школе можно посещать репетиции детского любительского хора под руководством Елены Петровой: ребята выступают на музыкальных конкурсах, принимают участие в певческих фестивалях. За богослужениями же в самом храме митрополита Петра поет хор под руководством выпускника Государственной академической капеллы Николая Аничкова.

— При отце Игоре Мазуре в храме пел хор под руководством Екатерины Ниловой. Этот любительский коллектив достиг больших высот, мог исполнять профессиональные произведения, — говорит Николай Аничков. — Мы же продолжаем традицию, принятую при Евгении Гусеве, который пришел на смену Екатерине Ниловой, в нашем хоре поют студенты консерватории. В штате у нас шесть человек, весьма скромно для такого большого прихода, на большие праздники приглашаем еще певчих.

Первая обязанность регента — разобраться в том, как будет проходить богослужение, подобрать репертуар. Если раньше, в дореволюционные времена, все песнопения, исполняемые на приходе, должны были быть одобрены цензурой, то теперь у руководителей хора есть свобода выбора. Репертуар зависит от предпочтений самого регента, священника, от устоявшихся на приходе традиций и даже от пожеланий прихожан:

— Многие воспитаны на определенных песнопениях и хотят слышать именно их, — объясняет Николай Аничков. — Поэтому мы учитываем мнение прихожан. Есть, конечно, устоявшиеся песнопения — например, покаянный канон Андрея Критского вы услышите, скорее всего, в обработке Дмитрия Бортнянского. А так выбор довольно широк. Меня очень привлекает творчество современного московского композитора диакона Сергия Трубачёва. У него замечательная музыка. Еще один отличный современный композитор — Владимир Ковальджи, у него простые произведения, но они хорошо вписываются в ход службы. Естественно, нельзя представить церковные песнопения без Чеснокова, Смоленского и других представителей московской школы, без представителей более ранней эпохи: Бортнянского, Дегтярёва, Сарти. Исполняем мы и произведения монахини Иулиании (Денисовой), и современного петербургского композитора игумена Силуана (Туманова).За богослужениями в храме поет профессиональный хор под руководством Николая Аничкова

За богослужениями в храме поет профессиональный хор под руководством Николая Аничкова


УЧИТЕЛЬ ПРАВЕДНОСТИ, КТО ОН?

Открыта при храме и воскресная школа для взрослых. Изучение Писания, истории Вселенской и Русской Церквей, основ богослужения и литургики — обычная, в общем-то, для взрослых воскресных школ образовательная модель.

— Никаких новаторских идей у нас нет, — говорит иерей Александр Зиновкин, руководитель школы. — Преподают священники и диаконы, лично я веду предмет «Священная история Ветхого Завета».

Отец Александр — преподаватель древнееврейского языка в Санкт-Петербургской духовной семинарии. Он выпускник Сорбонны — старейшего парижского университета, где занимался изучением свитков Мертвого моря. Интересом к библеистике он обязан священнику Даниилу Сысоеву, чьи занятия посещал, будучи студентом Николо-Перервинской духовной семинарии в Москве.

— Ученые-кумранисты спорят о том, кто такой Учитель праведности, упоминающийся в свитках Мертвого моря, — рассказывает он. — Существует множество гипотез, от самых абсурдных до весьма утонченных. Большинство сходятся во мнении, что это законный первосвященник середины II века до Рождества Христова из рода Садока, отстраненный от служения правителем Ионатаном, узурпировавшим первосвященническую власть. Этот отстраненный первосвященник и основал Кумранскую общину. Рукописи свидетельствуют, что основная масса общины — это садокиты, священники, живущие по своему внутреннему уставу, читающие и толкующие Писание.

Сейчас отец Александр продолжает исследование темы в аспирантуре филологического факультета СПбГУ. Я интересуюсь у него, возможно ли проводить параллели межу ессеями и кумранитами — на этот счет тоже существуют самые разные точки зрения.

— Мы имеем свидетельство Иосифа Флавия, который писал о целом квартале ессеев в Иерусалиме, среди них были как женатые, так и не женатые верующие. Я считаю, — отвечает отец Александр, — что кумраниты — это «монахи» ессейской общины, следовавшие по «пути совершенных». Имел ли отношение к ессеям Иоанн Креститель? Возможно, он был близок к ним, но многие кумранологи это мнение не поддерживают. Исследователь Эмиль Пюэш занимается арамейскими рукописями и подробно показывает разницу между учениями Предтечи и кумранитов. Наиболее очевидно такое противоречие: кумраниты проповедовали закрытость от мира, тогда как Иоанн Креститель всех призывал принять участие в Царстве Мессии. Много моментов в их учениях сходятся, но основы все-таки разные.

Одно время отец Александр занимался литургическими богослужебными текстами Кумрана, рукописью под названием «Все-дневные молитвы», которая свидетельствует, по его словам, о некоей исключительной революционной практике отказа от кровавых храмовых жертв в Иерусалимском храме и появлении суточного богослужебного круга.

— Моей задачей было восстановить эту рукопись исходя из раввинистических сочинений, в частности Мишны, но я понял, что раввинистический иудаизм мне не совсем интересен, и решил отложить данный вопрос, — говорит отец Александр.

В круг научных интересов иерея Александра Зиновкина входят современные и древние языки, история иудаизма межзаветного периода, Кумранские рукописи.

В круг научных интересов иерея Александра Зиновкина входят современные и древние языки, история иудаизма межзаветного периода, Кумранские рукописи.

ПО ЧЕТНЫМ И ПО НЕЧЕТНЫМ

С кем в храме Петра, митрополита Московского, ни начни беседу, почти каждый сразу вспоминает о прежнем настоятеле прихода отце Игоре Мазуре. О нем тут говорят не иначе как о человеке необычайного духовного дара, отмечая его способность утешать и наставлять. Валентина Латышева рассказывает, какую огромную роль отец Игорь сыграл в жизни их семьи:

— Я матушка отца Николая Латышева, который с отцом Игорем с 1991 года служил в Александро-Невской лавре, — говорит она. — С отцом Игорем мой супруг познакомился еще в армии, отец Николай был его командиром. Когда у нас в семье произошло несчастье, погибла наша доченька, муж стал посещать Александро-Невскую лавру, отец Игорь увидел своего бывшего командира и спросил, что он тут делает. Узнав о беде, пригласил в храм помогать. Отец Николай был сначала дежурным, помощником старосты, чтецом, потом поступил в семинарию. Служил в Измайловском соборе, и буквально через три месяца тяжело заболел, его парализовало. А ведь священнику важно бывать в храме, в алтаре. И тогда отец Игорь пригласил отца Николая сюда, в этот храм, чтобы тот принимал у прихожан исповедь. Так отец Николай и прослужил здесь до своей кончины.

Рассказывают, что прежний настоятель призывал своих прихожан придерживаться двух принципов: ничего и никого не бояться, кроме Бога, и ничему не удивляться — чтобы не осуждать. «Стараемся следовать его заветам», — говорят прихожане, уточняя, что с «не бояться» дело обстоит сложнее, а вот с «не удивляться» всё намного проще, ведь удивительного, а скорее удивляющего, не вписывающегося в нашу картину мира, вокруг очень много. И все вспоминают, что отец Игорь Мазур был по-настоящему добрым пастырем:

— У него была необыкновенная улыбка, радостные глаза, это не могло оставить равнодушными нас, детей, — вспоминает настоятель храма иерей Артемий Наумов. — Уверен, неспроста Господь поставил меня на служение в этот храм, продолжать дело отца Игоря. Для меня, как молодого настоятеля, было важно, чтобы рядом находился священник, который мог бы направить, наставить. У нас с отцом Игорем, который с моим приходом стал почетным настоятелем, была шутка: он настоятель по четным, а я — по нечетным. Отец Игорь до самого последнего дня не оставлял духовного руководства приходом, и отошел ко Господу он в пасхальную ночь, будто желая показать, что смерть — не потеря, а приобретение.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"