Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

иерей Александр Бартов

4 ноября 2011 года рукоположен епископом Гатчинским Амвросием к храму апостола и евангелиста Иоанна Богослова
Раздел: Аксиос
иерей  Александр Бартов
Журнал: № 1 (январь) 2012Автор: Ольга Сергеева Опубликовано: 23 января 2012
Однажды в юности я читал священнические молитвы Божественной литургии, и Господь дал мне увидеть в них особую, ни с чем несравнимую красоту и ни с чем несравнимую любовь. И если до этого момента мое сердце необъяснимо мучилось и просило чего-то, то теперь я понял, чего ему так не хватает. Блаженный Августин пишет: «И славо-словить Тебя хочет человек, частица созданий Твоих <…> ибо Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе». Невозможно, задумавшись обо всем, что творит Господь, не возблагодарить Его; и невозможным для меня стало, увидев красоту Христа, захотеть чего-то другого. Я был принят в Духовную школу, где укрепился в своем желании всегда быть в Церкви.

Но и в Церкви Господь укрепляет нас Своим Духом в различных служениях (1 Кор. 12, 5). Принявший священнический сан по-особому счастлив. Служитель алтаря Господня — служитель Его Таинств. А всякое Таинство — явление благо-дати Божией, Божией силы, Божией любви. Нет большего в жизни счастья, чем быть свидетелем проявления Божией любви! Какая радость — видеть, как к людям возвращается вера! А священнослужитель видит это постоянно!

Вот еще как можно взглянуть на то, что совершается в Церкви. Отец Павел Флоренский пишет: «Благодать Божия и есть то единственное, что достойно имени „чудо“». А ведь свершающееся в Церкви обновление человека есть постоянное чудо! Священник — особенный свидетель таких чудес, как в своей собственной жизни, так и в жизни окружающих его. 
 
Служение Престолу есть крест, а крест — это страдание. Всякий, согласившийся следовать за Христом, согласился следовать за Ним на Голгофу: «Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет» (Ин. 12, 26). Но то, что происходит после Голгофы — Воскресение Христово — сиянием своим очищает, просвещает, освящает прошлое и будущее. «Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир». (Ин. 16, 21). Именно потому, что воскресение и преображение жизни есть наша цель, исповедники Христовы своим примером побуждают нас к крестному пути, призывают полюбить «страдание, так удивительно очищающее душу»; именно потому мы с радостью берем Крест и несем его.

«О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение — с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом» (1 Ин. 1, 3). Общение — состояние, противоположное замкнутости, одиночеству. А все мы в наши дни страдаем от одиночества, живя в мире, где так мало подлинного, глубокого общения и так много «болтовни». Жизнь явилась нам как общение, общение с Богом и друг с другом. В Церкви, в Евхаристии мы становимся одним Телом, органично связываясь с Богом и друг с другом узами любви. Здесь каждый, исполняя свое особенное служение, раскрывает вложенные в него Богом бесконечные дарования, совершенствуется, растет. Здесь «общее Царство» грядущего века уже начинает переживаться нами, вдохновляя на труды и внося смысл во все с нами совершающееся.

Служение Церкви для меня — это служение любви, которая изгоняет страх по слову апостола (1 Ин. 4, 18) и дарит радость.  

Поделиться

Другие статьи из рубрики "Аксиос"