Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Главное — не превратиться в зверя

Протоиерей Димитрий Василенков более 13 лет был военным священником. Война ставит вопросы, на которые в мирной жизни не найти ответов, и он счел необходимым суммировать на бумаге свой опыт. Презентация его книги «На войне» прошла 23 сентября в Доме офицеров. 

Журнал: № 11 (ноябрь) 2021Автор: Татьяна КириллинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 25 ноября 2021

Первая книга

— Отец Димитрий, «На войне» — уже вторая книга, где вы осмысляете свой боевой опыт.

— Да. Первая книга — «Путь архистратига», она написана в соавторстве с протодиаконом Владимиром Василиком. В ней мы изучили воинские традиции наших предков, показали, как потеря этих принципов привела к трагедии нашего воинства. Пришлось погрузиться в историю Отечества, в те времена, когда на Руси усваивались христианские воинские традиции, произошло отвержение языческих обычаев прошлого. Она интересна тем, кто увлекается историей, особенно древними временами в истории нашего Отечества. Был собран достаточно обширный материал по язычеству Древней Руси, рассматриваются языческие обычаи и нравы.

Протоиерей Димитрий Василенков

председатель епархиального отдела по взаимодействию с казачеством. С 2006 года совершил более 40 командировок на Северный Кавказ для духовного окормления отрядов спецназа и подразделений разведки различных силовых структур, непосредственно участвующих в контртеррористических операциях. Крестил более 800 военнослужащих и сотрудников различных силовых структур. Во время одной из командировок был ранен в бою. В 2008 году в Южной Осетии духовно окормлял воинские подразделения, участвовавшие в операции по принуждению Грузии к миру. Награжден орденом Мужества, орденом Дружбы и другими ведомственными и общественными наградами.


— Актуально в наше время, когда активизируется так называемое родноверие, в том числе и в армии…

— Да, и наша книга может помочь человеку, который хочет в чем-то разуверить адептов неоязыческих течений. Меня часто просят прислать её: недавно в одну епархию высылал двадцать экземпляров, они попросили еще, на днях выслал еще десять. Мои книги очень популярны среди военно-ориентированной, спортивной молодежи, это в большей степени касается их. Мы отвечаем там на очень серьезные вопросы, «глубоко копаем». В своем воинском служении я столкнулся с тем, что ребята задавали неудобные вопросы, от которых обычно священники уходят: вопросы неприятные, да и ответы на них тоже неприятные. Но если мы не можем ответить на эти вопросы, на них ответят другие, и это понравится нам еще меньше. Здесь есть попытка взглянуть на страшные страницы истории нашего Отечества, в том числе христианского периода. По крайней мере, мы попытались ответить на эти вопросы честно, не бегали, не уклонялись.


Не ругаться, а молиться

— Какая, на ваш взгляд, самая большая проблема в современной армии?

— Их много. Одна из тяжелейших, на мой взгляд, — проблема сквернословия. В критической ситуации человек действует неосознанно, и тогда активируется злая привычка — ругаться. Часто солдаты идут в бой с матерной руганью, «черные ящики» самолетов записывают ругань. К чему это приводит? Всё заканчивается гибелью. А если не ругаться, а… начать молиться? Неоднократно был свидетелем, что это может спасти людям жизнь и привести к успеху в выполнении боевой задачи. Наши предки знали эту истину — в воспоминаниях героя войны 1812 года Дениса Давыдова есть эпизод, где старый казак говорит, что ругаться на войне нельзя. Поэтому важная задача бойца — воспитывать силы души, бороться со злыми привычками.

Могу рассказать историю, которую знаю от знакомого, тоже военного священника: он прыгнул с парашютом, и в полете у него стала раскрываться запаска. Это очень опасно: могут закрыться оба парашюта, что привело бы к гибели парашютиста. Он начал молиться, а руки словно сами, машинально сворачивали запаску, и ему удалось благополучно приземлиться.

Был еще случай в Чечне, он произошел со мной: перед выездом на боевую операцию мы помолились, поехали — и попали в засаду. Боевики совершили три выстрела из гранатомета — и все мимо. Погиб командир. Мне пришлось налаживать связь, перевязывать раненых, я сам был ранен. Но бойцы выстояли, противник с потерями отошел. Впоследствии выяснилось, что в меня прицельно стрелял снайпер: пуля пробила крышу машины, но почему-то упала вниз. Потом я человек десять крестил в этом отряде. Но знаменитую, даже расхожую фразу «на войне неверующих нет» не следует понимать так, что все становятся церковными православными: большинство людей верят во «что-то там», что им «может помочь». Тем не менее, воинский опыт, тем более принятие Крещения на войне для кого-то могут стать первым шагом к воцерковлению.

Участники молодежных патриотических клубов на презентации книги «На войне» в Доме офицеров
Участники молодежных патриотических клубов на презентации книги «На войне» в Доме офицеров


Вопросы выживания

— Вторая книга — более «практическая», она для священника, да и вообще для человека, который попал на войну.

— Можно назвать эту книгу учебным пособием в двух частях. Первая часть посвящена сугубо бытовым проблемам: как одеться, что с собой взять, как оказать первую помощь себе и другим. Медицина катастроф — очень важный аспект, мне как военному батюшке пришлось этим очень плотно заниматься, получать знания инструктора-медика. Стрелять мы не можем, но первую помощь оказать должны. Кроме того, на войне не только военные страдают, но и мирные жители. Оказать помощь любому страждущему человеку батюшка может. Нужно просто не полениться и получить определенные знания. Медицинские проблемы в книге, конечно, рассмотрены в усеченном варианте, иначе пришлось бы писать еще один большой трактат, это дело специалистов. Но рассказано, что с собой брать, уделено внимание гигиене, правилам поведения в зоне боевых действий — они тоже своеобразные. Нужно уметь выживать: любое небрежение может привести к гибели или ранению. Решения всяких Гаагских и Женевских конференций, как мы знаем, не соблюдаются даже воюющими армиями так называемых цивилизованных государств.


— Почему так происходит?

— Человек на войне звереет. Когда он получает в руки оружие и возможность его практически бесконтрольно применять, легкий налет цивилизации с человека очень быстро сходит. Так что нужно многое уметь, знать. В книге — не только мои наблюдения, но и других опытных в военном деле людей, просто все эти данные систематизированы, чисто военные специфические моменты убраны, всё дано больше глазами гражданского человека. Так что первая часть книги говорит о физическом выживании человека на войне и, в принципе, может помочь не только православному священнику, но и любому человеку, который намерен отправиться в зону боевых действий, — например журналисту. Эти принципы для всех работают.


— Но есть что-то специально для священников?

— Конечно, ведь священник должен знать, как ему осуществлять свою миссию: как крестить воинов, причащать их — там есть множество нюансов, которые надо знать.


Как сохранить душу

— А вторая часть?

— В ней рассматриваются очень важные духовные вопросы пребывания человека в зоне боевых действий, говорится о том, как вообще война воздействует на душу человека с точки зрения не только веры, но и психологии, психиатрии. Могу сказать по своему опыту — а мне пришлось погрузиться в этот вопрос достаточно серьезно, — и психология, и психиатрия нисколько не противоречат христианским представлениям о духовности, а их дополняют. Как-то мы делали презентацию первой книги в одном из храмов. В аудитории оказался психолог — специалист из Министерства обороны. Мы после встречи пообщались и поняли, что, если определиться в терминах, многое станет понятным. Например, для нас «страсть» — понятие однозначно отрицательное, следствие поражения человеческой природы. А для светского человека есть страсти «хорошие» и «плохие». Мы нашли общий язык, и книга ему понравилась, потому что он по-новому взглянул на многие вещи. Это еще больше укрепило мою уверенность в том, что в большинстве случаев нужно только разобраться в терминологии, чтобы понять, что нам совершенно нечего делить.


— Какие конкретно рассматриваются вопросы на грани священнического душепопечения и психологии?

— Например, речь идет об убийстве на войне — рассматриваются не только канонические нормы Православной Церкви, но и как вообще убийство воздействует на душу человека, поскольку это не проходит бесследно. Уделено внимание и страху смерти на войне, его преодолению. Есть большая статья о посттравматическом синдроме, а также о том, как выжить в плену. Особое внимание уделено ответственности офицера перед Богом, перед семьями людей, которые доверили ему своих детей. Конечно, я говорю и об отношении воина к своему Отечеству. Если кратко выразить идею второй части книги — «Как сохранить человеческую душу в нечеловеческих условиях». Мы вывели шесть правил духовной безопасности на войне, нарушение которых так же ведет к гибели человека, как и нарушение правил физических. На войне главное не только выжить, главное — не превратиться в зверя. Страшная, травматичная обстановка полностью способствует озверению. Приходится наблюдать множество трагических историй… А что случается потом с человеком, пережившим войну, у нас не отслеживается. Наша страна в этом плане отстает от общемировой практики, хотя один из ведущих в Санкт–Петербурге специалистов по психологии и психиатрии чрезвычайных ситуаций говорил мне, что и на Западе проблема, как сохранить и (или) восстановить психику человека, пережившего катастрофу, остается нерешенной.


— Разве это возможно — пройти войну и сохранить свою психику?

— Возможно. Но след, конечно, остается. В современной военной психиатрии есть понятие «травматический рост». Специалисты давно поняли, что если человека готовить к травмирующей ситуации, то он её проходит гораздо легче. Если человек готов к жизненным испытаниям, они могут не изуродовать его, а даже, при правильном восприятии, послужить к его росту. Человек больше начинает ценить жизнь, семью, относиться ко многим вещам, которыми раньше пренебрегал, более серьезно. Но это человек, с которым поработали специалисты и он сам поработал над собой, а если взять неопытного юнца и кинуть в это пламя, возможности выйти оттуда нормальным человеком будут для него, конечно, минимальны. В общем, мировая практика такова: лучше людей готовить, чтобы потом их меньше лечить. Если мы не воспитываем их, в том числе не занимаемся духовно-нравственной подготовкой, будем потом иметь множество психических инвалидов. Мы, священники, в решении этой проблемы можем помочь, в том числе и я могу помочь со своей книгой.

Мне приходилось работать с ребятами с посттравматическим синдромом, и я уверен: им можно помочь. Но, конечно, важно, чтобы человек сам захотел этого. Захотел вернуться, социализироваться, причем не для того, чтобы стать еще одним ни о чем не думающим обывателем, но — полноценным гражданином своей страны, для которого вера будет не пустым звуком. Наша задача — не помочь человеку стать очередным жителем ада, наша задача — привести человека к спасению души. То есть в книге — не просто теоретические рассуждения, она апробирована практически и в зоне боевых действий, и в работе по реабилитации пострадавших. Думаю, она будет многим интересна, и не только тем, кто интересуется военным делом, но и тем, кто задумывается о проблемах реабилитации людей, переживших различные катастрофы. Книга поможет и в воспитании детей. Для детей характерно внешнее отношение к вере, акцент на выполнении каких-то ритуалов, и это одна из причин, почему потом они от веры отходят. Я попытался объяснить, как этого избежать.

Книга — о том, как воин должен себя воспитывать. Господь дает нам силы правильно поступать, для этого нужно жить по-христиански, а что надо делать конкретно, можно прочитать в этой книге. Когда человек осознанно трудится, работает над собой, у него внутри есть свет. Меч можно погнуть, а свет —не сломать. 


Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ"