Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Друзья-музыканты и деловые рыбаки

«Гора Крукенберг на реке Оккервиль. Река Оккервиль под горой Крукенберг» — в незапамятные времена пел Борис Гребенщиков. Теперь на берегу речушки возвышается не волшебная гора, а храм святого апостола Андрея Первозванного — первый в России храм рыбаков. Борис Борисович же, вместе со многими другими представителями петербургской творческой интеллигенции, помогает храму расти. Но обо всем по порядку.
Раздел: Приход
Друзья-музыканты и деловые рыбаки
Журнал: № 11 (ноябрь) 2018Страницы: 34-37 Автор: Евгений Перевалов Опубликовано: 30 ноября 2018

ИКОНА НА БЕРЕГУ

Церковь освящена осенью прошлого года, строить её начали шесть лет назад, но история общины, собравшейся в этих не самых приветливых местах, началась намного раньше. В те времена здесь еще были раскинуты торговые ряды второго по величине городского рынка, размером уступающего разве что легендарной Апрашке. Однажды в 1998 году Валентина Борщевская, санитарный врач рынка, выловила в Оккервиле икону Спаса Нерукотворного Образа и, будучи человеком верующим, посчитала, что необходимо построить в этих краях храм. С таким предложением она и обратилась к директору рынка. Тот не возражал. Оставалось найти священника.

ВТОРНИК, ЧЕТВЕРГ, ВОСКРЕСЕНЬЕ

Будущий протоиерей Виталий Магдеев, гуляя в детстве в окрестностях родных Озерков, впервые в жизни решил заглянуть в старую каменную церковь с голубыми куполами. Спасо-Парголовский храм понравился ему так сильно, что мальчик сам для себя положил правило три раза в неделю посещать богослужения — вечером по вторникам и четвергам и утром по воскресеньям. Этому расписанию он следовал неукоснительно, службы почти не пропускал. В первое время подросток из советской невоцерковленной семьи молился как мог — иногда своими словами, а иногда даже напевал песни полюбившейся группы «Аквариум», которую недавно услышал дома у друга, чей брат увлекался неформальной музыкой.
Через некоторое время Виталия заметил протоиерей Александр Румянцев, пригласил его помогать в алтаре. Прошло несколько лет, и отец Александр предложил Виталию, уже заканчивающему школу, поступать в семинарию. Юноша ответил отказом — в планах на жизнь у него была спортивная карьера, а не священническое служение. Однако мама, узнав о решении сына, сказала, что тот поступил опрометчиво. И Виталий все-таки пошел учиться в семинарию. На четвертом курсе был рукоположен во диакона, а через полгода — в священнический сан, и поставлен служить в Покровский храм Политехнического института, который к тому времени был восстановлен благодаря трудам отца Александра Румянцева.


ЛИТУРГИЯ В ВАГОНЧИКЕ

— Мне предложили возглавить общину и начать строительство храма здесь, на реке Оккервиль, в 2000 году, через два года после того, как Валентина Дмитриевна выловила икону из воды, — вспоминает протоиерей Виталий Магдеев. —По сути, это было назначением «в никуда»: ни храма, ни часовни, ни самой общины еще не было.
Но молитвенную жизнь нужно с чего-то начинать. На Заневском проспекте установили поклонный крест, у которого по субботам и воскресеньям священник стал служить молебны и панихиды. А по вещавшему на рынок радио отец Виталий придумал читать проповеди.
— Иногда случались курьезы, — вспоминает он, — объявление о скидках на мясо сменялось беседой на евангельский сюжет. Но это давало результаты. Люди стали интересоваться, приходить, начал складываться приход.
Священник крестил даже нескольких китайцев и вьетнамцев, торговавших на рынке. Правда, они прониклись не проповедями отца Виталия — русский язык они понимали плохо, — а неформальным общением с ним.
Время шло, а строительство храма, о котором когда-то шла речь, не начиналось. Священник обратился к администрации рынка, с тем чтобы ему помогли построить хотя бы часовню. Ему ответили: «Сразу построим храм!» Но слова так и оставались словами. Тогда, чтобы начать служить Литургию, отец Виталий выпросил у руководства старый металлический вагончик, на который сверху поставили деревянный крест. Там и стали совершать богослужения.

ДОМ С ТРУБОЙ

Три года община собиралась в вагончике — и в жару, и в холод. Прихожане с самого начала принимали активное участие в жизни общины, помогли сделать ремонт, обшить вагончик гипроком, установить небольшой иконостас. Но средств всё равно не хватало, годы были бедные, и поменять, например, сгнившие полы и утеплить помещение так и не получалось. Люди часто простужались, но общину не бросали, наоборот, с каждым разом прихожан становилось всё больше.
Община открыла воскресную школу, занятия вели отец Виталий и его помощница Валентина Борщевская, которая для этого выучилась на богословских курсах. По радио отец Виталий продолжал читать проповеди, и они были настоящей отдушиной для верующих продавцов, которые не могли оставить свои места и пойти на богослужение в самые прибыльные в торговле дни, субботу и воскресенье. На свой страх и риск настоятель с прихожанами построили, «скинувшись» всем миром, часовню, хотя проект не был согласован с городскими властями.
— Купили старый списанный брус, вырыли ленточный котлован, возвели стены, подвели электричество, — говорит настоятель, — устроили кровлю, а сверху в центре установили маленькую главку. Часовню из-за этого стали называть «домом с трубой». Нас не понимали, чуть ли не пальцем у виска крутили. Говорили, что скоро рынок должен съехать, и нас вслед за ним тоже попросят уйти, или того хуже — снесут часовню.

ДЕТИ ПОД ОПЕКОЙ

А между тем приход взял под опеку детский дом № 2. Прихожанин Дмитрий Власов в те годы занимался ремонтом по найму, и как-то в конце лета руководство интерната пригласило его повесить в помещениях карнизы.
— Там живут очень простые ребята, — говорит он. — К любому человеку найдут подход, завяжут беседу. Так и со мной познакомились, стали звать на дни рождения. Я не отказывался — как можно, а потом и отца Виталия начал с собой брать.
Каждое воскресенье Дмитрий со священником навещали детей в детском доме. Читали вместе Евангелие, разучивали молитвы. Чуть позже ребят стали приглашать на богослужения, в храм. Воспитатели сразу предупредили: не стоит водить подростков в церковь большими группами, лучше брать по два-три человека. Воспитанники интерната поход в церковь воспринимали как праздник. Желающих было много.
— Мы брали тех, кому в этот раз храм нужнее, чем остальным, — вспоминает Дмитрий. — Может, ребенок совершил нехороший поступок, ему надо помолиться, может, у него проблемы со сверстниками. Воспитатели удивлялись, как это подростки, даже самые беспокойные, умудряются спокойно выстаивать Литургию. Всё потому, что они действительно хотели в храм.
На большие праздники — Рождество, Пасху, Богоявление — прихожане устраивали в детском доме праздник. Многих подростков крестили, сам Дмитрий очень многим стал крестным отцом. Сейчас, спустя 15 лет, в храме апостола Андрея Первозванного крестят уже их детей.
— Детский дом постепенно перепрофилируют в общеобразовательную школу, — рассказывает Дмитрий, — поэтому мы сейчас окормляем больше выпускников, чем нынешних воспитанников интерната. 

В 2012 году лидер группы «Аквариум» Борис Гребенщиков передал в дар строящемуся храму икону Божией Матери «Пантанасса» («Всецарица»), написанную на Афоне специально для прихода

В 2012 году лидер группы «Аквариум» Борис Гребенщиков передал в дар строящемуся храму икону Божией Матери «Пантанасса» («Всецарица»), написанную на Афоне специально для прихода


СПАСИБО, МУЗЫКА И КИНО

Рынок действительно съехал. Чиновники сказали: вы занимаете место незаконно, будьте добры перевезти часовню в другое место.
— Но куда? Да и как, она ведь поставлена на ленточном фундаменте. К тому же община сформировалась, я не мог бросить прихожан, — вспоминает настоятель, протоиерей Виталий Магдеев. — Оставалось только молиться.
Помощь пришла от творческой интеллигенции. В храме окормлялись музыканты группы «Аквариум», той самой, которую еще в детстве полюбил будущий священник. Знакомство музыкантов с настоятелем случилось еще в пору его служения алтарником в Покровском храме Политехнического института, куда пришел венчаться виолончелист «Аквариума» Всеволод Гаккель. Свидетелем на свадьбу пригласили Сергея Щуракова, аккордеониста группы, и с ним у отца Виталия сложились наиболее теплые отношения.
— Я человек в меру упрямый и не мог допустить, чтобы общину просто так взяли и разогнали, — говорит отец Виталий. — Меня посетила идея: в Петербурге, культурной столице, есть храмы, посвященные морякам, студентам, военным, а храмов деятелей культуры нет. Непорядок. Заручившись поддержкой Бориса Гребенщикова, мы сняли фильм, в котором музыканты легендарных рок-групп: «Аквариума», «ДДТ», «Наутилуса» и прочих, высказывались за строительствотакого храма. Я сначала хотел, чтобы храм посвятили святому царю и пророку Давиду Псалмопевцу, но Борис Борисович предложил другой вариант — в честь Романа Сладкопевца.
С этим фильмом священник с музыкантами отправились в администрацию — и получили согласие: авторитет музыкантов сыграл не последнюю роль в успешном исходе дела. Чиновники даже говорили: какая отличная мысль, как это она раньше нам самим в голову не пришла. Землю под строительство выделили ту самую, где стояла часовня, — у реки Оккервиль. Незадолго до ухода с поста губернатора Валентина Матвиенко подписала указ, разрешающий строительство в рекреационных зонах социально значимых объектов. Начало было положено.

ОТ ПСАЛМОПЕВЦА К АПОСТОЛУ

Незадолго до этого судьбоносного решения отец Виталий познакомился с директором по недвижимости группы компаний «О’Кей» Алексеем Краузе.
— Земля-то, на которой построен храм, должная была отойти «О’Кею», и я решил попытать счастья — попросить не прогонять нас, — вспоминает священник. — Директор пошел навстречу, обещал не трогать часовню. А потомя отправился к владыке Владимиру с просьбой, чтобы он назначил Алексея Вячеславовича председателем приходского совета. Когда с решением митрополита я вернулся обратно, он очень удивился. Но возражать не стал. Наоборот, спросил: «Что я должен делать?»
Алексей Краузе познакомил отца Виталия с Александром Вахмистровым, генеральным директором строительной группы ЛСР, заядлым рыболовом и председателем городского клуба рыбаков. Тот обещал, что компания поможет в строительстве материалами… но — если храм станет приходом рыбаков и будет назван в честь апостола Андрея Первозванного.
— Это было тяжелое решение, — говорит настоятель. — Я посоветовался с Борисом Гребенщиковым, с другими музыкантами, большинство считали, что надо соглашаться. И мы согласились. Тем более что многие Христовы апостолы были рыбаками.
Храм возвели — он стал первым храмом рыбаков в России. А имя Романа Сладкопевца будет носить строящийся рядом приходской дом.


ЧИТАТЬ, УЧИТЬ, БЕСЕДОВАТЬ

Кроме отца Виталия в храме служит только его сын, диакон Александр Магдеев, студент Санкт-Петербургской духовной академии. Однако приходская жизнь здесь не ограничивается одними лишь богослужениями.
Каждое воскресенье в храм приходят подопечные реабилитационного центра «Содействие». Беседы с бывшими алко- и наркозависимыми проводит сам отец Виталий.
— С новичками, еще не бывавшими на наших встречах, мы разбираем интересующие их вопросы, — поясняет священник, — а с теми, кто проходит реабилитацию уже некоторое время, беседуем на тему сегодняшних евангельских чтений, разбираем трудные библейские места. «Содействие» — православный реабилитационный центр, проходящие там лечение ежедневно читают Писание, а толкуют по-своему, соответственно, часто ошибаясь.
Священник окормляет и школу-интернат имени Грота для слепых детей, хорошие отношения сложились с немецкой гимназией «Петершуле».
— Первый раз они позвали меня выступить перед учениками 15 лет назад, — рассказывает отец Виталий. — Среди преподавателей много воцерковленных людей. Они даже обустроили в школе небольшую часовенку. 

Руководитель воскресной школы Наталья Ямбаева считает, что главное в работе с детьми — уделить внимание каждому
Руководитель воскресной школы Наталья Ямбаева считает, что главное в работе с детьми — уделить внимание каждому

СЕЙЧАС МЫ БУДЕМ ПИТЬ ЧАЙ

Приходская воскресная школа открылась еще в те времена, когда община ютилась в деревянной часовне, сегодня занятия проходят в цокольном этаже храма. Уже два года школой руководит Наталья Ямбаева, педагог с 25-летним стажем:
— По образованию я педагог-психолог, всю жизнь проработала в детском саду, — вспоминает Наталья Николаевна. — Раньше в детских садах детей было гораздо меньше, я привыкла работать с компактными группами, не больше 15 ребят. В нашей воскресной школе как раз так — две группы, в одной 13 детей, во второй 14.
Наталья Николаевна стала прихожанкой храма Андрея Первозванного три года назад. Она уверена, что весь её профессиональный путь вел к тому, чтобы на приходе можно было правильно организовать работу воскресной школы.
— Системе государственного образования я отдала много сил, — рассказывает она. — И не жалею, что вовремя ушла, иначе не избежать бы мне профессионального выгорания. Я рассказала о своей судьбе отцу Виталию, и он пригласил меня заниматься воскресной школой.
Уроки в «воскреске» проходят по субботам во время Литургии, пока родители молятся. И хотя занятия длятся в общей сложности три часа, не заметно, чтобы дети уставали.
— Конечно, если всё это время сидеть за партой — от школы живого места не останется, дети всё разнесут, — делится директор школы. — Первые полчаса — самые насыщенные информационно, обычно в это время я рассказываю тему урока. Потом мы заполняем рабочие тетради, и вот уже время идти на Евхаристический канон. После спускаемся обратно — и тут самая долгожданная часть занятий: чаепитие. Потом играем. Так время и проходит.
Наталья Николаевна считает, что самое главное в работе с детьми — это возможность уделить внимание каждому. Для этого нужно не «играть в школу» — школы у детей и так хватает, а наоборот, давать ребятам прочувствовать, что здесь их второй дом, где всегда ждут и готовы принять.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "Приход"