Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Дом у озера с ангелами

Вехно — это далеко. На автомобиле мы ехали без малого девять часов, пусть и с остановками на отдых. Наконец к вечеру добрались до места. Обыкновенная деревня — неказистые избушки, автобусная остановка как центр культурной жизни местных подростков, дух запустения. И среди этого — уголок порядка: аккуратный дом, резные наличники, ухоженный двор. Сюда из Вырицы вот уже второе лето приезжают воспитанники социального центра для детей-сирот «Умиление».
Раздел: ПОДРОБНО
Дом у озера с ангелами
Журнал: № 10 (октябрь) 2019Страницы: 12-19 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Андрей Петров Опубликовано: 10 октября 2019

ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Едва успеваем зайти в светлое фойе — нас встречает шумная детская компания. Завидев гостей, дети дружно кричат «привет», без какой-либо инициативы со стороны старших показывают, где удобнее снять верхнюю одежду и сменить обувь на мягкие матерчатые тапочки, а потом, не переставая что-то громко обсуждать, выбегают на улицу, даром что погода сегодня дождливая. Дети ведут себя непринужденно, а значит, здесь они счастливы. Когда ребенку плохо, он зажат, и главное его желание — спрятаться от мира, а не бежать навстречу ему с распростертыми объятиями. Первое впечатление от «Дома трудолюбия» — здесь детям хорошо.

В «Доме трудолюбия» за детьми присматривают не только их собственные опекуны, но и волонтеры. Один из них, Николай Кюхкюнен, сразу же берется показать нам дом.

— Вот здесь у нас столовая, — он ведет нас в просторную светлую комнату с поставленными в два ряда столами, — а вот тут, — Николай приоткрывает одну из боковых дверей коридора на первом этаже, — а вот тут обычная спальня, в которой спят дети. Сейчас она не занята никем, потому что в этой смене не так много детей.

Комната тоже светлая, в оформлении преобладают белый и бежевый (яркие краски могут негативно повлиять на некоторых постояльцев дома: многие из них имеют ментальные или психические особенности развития). Всё очень аккуратно, чисто, уютно. Четыре кровати — две для детей, две для взрослых.

— Предполагается, что в комнате дети живут вместе со своими родителями-опекунами, — разъясняет мне Александра Запевалова, руководитель грантовых проектов Детской миссии. — Вот эта комната рассчитана, получается, на две семьи.


ХРАМ НЕ СТРОЙ, А СИРОТУ ПРИСТРОЙ

История «Дома трудолюбия» в Вехно началась недавно. Первых постояльцев дом принял летом прошлого года. Раньше здесь был сельский детский сад, но со временем его закрыли, здание ветшало, а сад вокруг приходил в запустение — с тех пор осталось только несколько яблонь. Яблоки, кстати, оказались весьма сладкими.

Создание «Дома трудолюбия» благословил протоиерей Иоанн Миронов, настоятель храма иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша» при заводе АТИ и духовник благотворительного фонда «Детская миссия». Именно «Детская миссия» построила в Вырице приют «Умиление» для сирот и их опекунов, она же преобразовала и заброшенный детский садик в далекой деревне в «Дом трудолюбия».

— Отец Иоанн часто говорит: «Храм не строй, а сироту пристрой», — рассказывает исполнительный директор фонда «Детская миссия» иеромонах Варнава (Снытко), — настолько высоко он ставит служение детям, которых когда-то отвергли родители, и настолько высоко он ценит тех людей, которые берут на себя заботу о сиротах. Отец Иоанн знает, что одна из главных проблем выпускников детских домов и интернатов — их неподготовленность к жизни, отсутствие иногда самых базовых навыков выживания в социуме. Эти дети не научены труду, они выходят в жизнь, совершенно не имея представления о том, что это такое. Поэтому главное, чему дети учатся в «Доме трудолюбия», — это собственно труду, любви к труду и умению трудиться. Для этого у нас есть подсобное хозяйство, иконописная, швейная и столярная мастерские, кабинет музыки и небольшой огородик.


КУРЫ, МАША И АРХИДИКИРИЯ

«Дом трудолюбия» — это целая община: дети, их опекуны, волонтеры, монашествующие сестры, которые несут свое послушание в заботе о детях и помощи родителям, педагоги и священники, окормляющие «Детскую миссию». Все вместе они делают так, чтобы преодолелись последствия разрушительных событий, сломавших жизнь маленького человека: предательства родных, безразличия взрослых в детских домах, жестокости сверстников. Здесь говорят, что сражаются за будущее детей «единым духовным фронтом», чтобы сценарий, усвоенный ребенком в начале жизни, не транслировался дальше, уже во взрослую жизнь и в жизни его будущих детей.

Наталья Стрекаловская взяла Машу из приюта, когда той было 11 лет
Наталья Стрекаловская взяла Машу из приюта, когда той было 11 лет

Наталья Стрекаловская, супруга иерея Константина Стрекаловского, приехала в Вехно вместе с нами к своей приемной дочери Марии. Маша — единственная совершеннолетняя воспитанница «Дома трудолюбия», потому и гостить здесь она может без присмотра мамы. Маше уже 19 лет, но выглядит она совсем как подрос­ток. В Вехно у нее важное послушание: каждое утро в 7:30 утра она встает покормить кур, вечером же ходит забирать у наседок яйца.

— В среднем каждая курочка несется раз в день, — говорит Маша, укладывая яйца в корзинку. — Сегодня я собрала 27 яиц, чуть меньше, чем вчера. Вы посмотрите на наш курятник, мы называем его двухкомнатным коттеджем с мансардой — помещение, где курочки ночуют, помещение, где они несут яйца, и небольшой загончик для прогулок.

Еще одно важное послушание Марии — кормить коз. Иногда ей в этом помогают младшие товарищи: сегодня вызвались Даша, Люба и еще одна Маша. Сначала Маша (та, что старше) разносит козочкам по охапке сена. Каждая козочка живет в своем вольере, на дверцах прибиты таблички с именами обитательниц. Имена козам дают очень интересные. Вот, например, Милка — наверное, эта козочка дает много молока? А вот Бодби — её назвали в честь деревни Бодби в Грузии, где расположен монастырь святой Нины, просветительницы Грузии. По соседству с Бодби живет Хета — в честь Мцхеты, города всё в той же Грузии. Позже мне рассказали, что вот уже несколько лет подряд воспитанники центра «Умиление» (а значит, и «Дома трудолюбия») вместе с опекунами совершают паломничество в Грузию — отсюда и «грузинские мотивы» в именах домашних животных.

— Козы едят почти любую траву, — объясняет Мария, — даже борщевик едят. И молоко от борщевика нисколько не горчит. Сено мы косим на лугу за нашим домом, там же выгуливаем коз по утрам, — девушка протягивает большую охапку сухой травы козе, на чей табличке написано загадочное «Архидикирия».

— Это что, самая старшая коза здесь — Архидикирия? — спрашиваю я.

— Нет, её зовут не Архидикирия, а просто Дикирия. Архи — это другая козочка, из соседнего вольера, её отдали на ферму. Просто так написано, будто бы в одно слово, — поясняет Мария.

После ужина сеном коз ждет лакомство — арбузные корки. Эту приятную обязанность — накормить животных сладким — берут на себя Даша, Люба и младшая Маша. Козы буквально вырывают свой «десерт» из рук, проглатывают в два счета и голодными глазами смотрят на девочек: мол, давай еще. Через несколько минут тазик, недавно до краев полный полосатыми корками, оказывается пустым.


ТРИ СЕСТРЫ

Люба и Даша — дочери Любови Фокиной, старшего опекуна этой смены «Дома трудолюбия». У каждого опекуна, как и у каждого ребенка, здесь есть свои обязанности или послушания. У старшего смены их больше, чем у всех остальных: составить график занятий и работ для детей, проследить за его выполнением — и всё это в нагрузку к основному, постоянному послушанию помощника повара на кухне. Любу и Дашу Любовь Ивановна взяла из приюта семь лет тому назад. Познакомилась с ними в храме иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша» при заводе АТИ, куда детей привели волонтеры «Детской миссии», потом стала и сама навещать сирот в детском доме. Сначала Любовь Ивановна хотела забрать из детского дома только свою тезку Любу, но та очень просила не разлучать её с подругой и взять Дашу с собой.

Любовь Фокина приехала в Вехно вместе с тремя приемными дочерьми: Дашей, Любой и Ирой
Любовь Фокина приехала в Вехно вместе с тремя приемными дочерьми: Дашей, Любой и Ирой

— Я долго думала, размышляла, — говорит Любовь Ивановна. — Забирать или нет? Это нелегкий труд — воспитывать приемного ребенка, а тем более двоих. Но, как я верю, Господь не оставил меня и дал ответ на мой вопрос. Мне подарили книгу, главные героини которой едут в монастырь, а зовут их, соответвенно, Люба и Даша. «Это знак», — подумала я и забрала обеих. Они посланы мне для спасения души, я в этом уверена. Я помогаю им, а они помогают мне.

Еще через несколько лет Любовь Фокина взяла под опеку третьего ребенка — девочку Иру. Сейчас ей 10 лет, а тогда было семь, но ходила она исключительно на ходунках. Зато сейчас бегает по «Дому трудолюбия» вместе со всеми — сказываются три с половиной года, проведенных в семье, в центре «Умиление» в Вырице и здесь, в «Доме трудолюбия» в Вехно. Ира сидит у мамы на коленях, слушает наш разговор, и когда речь заходит о ней, говорит:

— Мама, а помнишь, ты мне куклу подарила? Говорящую куклу, которая просит есть, может сказать «хочу спать» или «хочу на ручки».

— Конечно, помню, — смеется Любовь Ивановна.

Первое, что выяснилось сразу же, как Даша и Люба переступили порог своего нового дома, — девочки не знают многих элементарных бытовых вещей. Каждое принятие ванны, например, оборачивалось настоящим потопом в ванной комнате — настолько велик был восторг.

— До этого они ни разу не видели ванны, представляете? — говорит Любовь Ивановна.

Сейчас девочки уже много знают, много умеют. Каждая по-своему относится к своей «прошлой» жизни: если Дашу очень сильно волнует вопрос, почему родная мама оставила её, когда ей был всего лишь годик, то Люба своими кровными родителями интересуется гораздо меньше.

— Дашу оставила родная мать в коробке с котятами, — вспоминает Любовь Фокина. — Вышла из тюрьмы — а жить негде: родственники переписали жилье на себя. Пошла к подругам, и во время очередного застолья отнесла дочку на лестничную площадку, в коробку для бумаг, где её и нашла утром дворничиха. Больше она свою дочь не видела.


ПО ПРИМЕРУ СВЯТОГО

«Дом трудолюбия» назван так не случайно — протоиерей Иоанн Миронов создавал его с оглядкой на труды своего святого тезки, праведного Иоанна Кронштадтского, который был известен устроением домов трудолюбия в дореволюционном Петербурге. Задача «Дома трудолюбия», напомним, — дать ребенку навыки труда. Ребята чередуют свои ежедневные работы: если сегодня ты помогаешь взрослым — опекунам и волонтерам — в уборке дома, то завтра — в козлятнике, послезавтра — наводишь порядок во дворе, учишься ухаживать за деревьями и цветами в саду. Помимо помощи взрослым дети посещают и специальные занятия, которые для них проводят добровольцы или приглашенные «Детской миссией» специалисты. Занятия эти весьма разнообразны — почти на любой вкус и цвет. Каждый ребенок пробует себя на всех предложенных кружках-занятиях, и почти каждый находит то, что ему по душе. Вот, например, столярная мастерская — здесь дети учатся обращаться с рубанком, стамеской, ножовкой. В эту смену в столярке несколько тише, чем в прошлые разы, — эта смена в «Доме трудолюбия» почти полностью девчачья. Но это не значит, что учиться обработке дерева могут только мальчишки. Нет, пускают сюда и девчонок, просто не все они любят это дело, хотя есть и исключение. Маша, дочь Натальи Стрекаловской, как раз из таких. Её мама рассказывает, что она часами может сидеть над какой-нибудь деревянной деталью — хлебом не корми, дай поработать стамеской.

 А вот швейная мастерская — не всем воспитанникам «Дома» хватает пространственного воображения, чтобы самостоятельно раскроить ткань, но сшивать между собой уже подготовленные материалы ребята могут запросто.

— В перспективе мы хотим организовать при наших мастерских производство изделий, поделок и сувениров на продажу, — рассказывает руководитель грантового проекта «Дом трудолюбия в Вехно» Александра Запевалова. — Цель не в том, чтобы получать прибыль, конечно, а в помощи самим детям, профилактике их деструктивного поведения, к которому склонны многие, прошедшие через сиротские учреждения. Несмотря на то, что эти ребята попадают в семью, у них остается социальный багаж, который негативно влияет на их нервную систему и психику. Вот это в нашем «Доме» мы и стараемся сгладить — не только трудом, но и живым общением, любовью, приобщением к природе, культуре.

В одной из комнат на комоде вижу писаную икону Богородицы — оказывается, это работа воспитанников «Дома трудолюбия», каждый из них написал по такой иконе. Александра показывает целую галерею образов. Среди них нет ни одного, сделанного халтурно, абы как. Да, видно, что работал не профессиональный иконописец, но я бы ни за что не поверил, что над иконами работали дети, многие — с особенностями в развитии, если бы мне об этом не сказали.

— Вот они уже пишут иконы. Это разве не чудо? — рассуждает иеромонах Варнава. — А ведь они пишут и стихи, и небольшие рассказы. Вокруг Вехно — пушкинские места. Михайловское, Тригорское, Петровское, Святогорский монастырь. Ребята приобщаются к культуре, это обогощает их душу и сердце. Так и проходит реабилитация.Не все способны самостоятельно раскроить ткань, но сшивать между собой уже подготовленные материалы дети могут запросто

Не все способны самостоятельно раскроить ткань, но сшивать между собой уже подготовленные материалы дети могут запросто

ВОЛОНТЕРСКИЕ ИСТОРИИ

В Вехно сейчас приезжают именно выпускники и опекуны из «Умиления», но в дальнейшем, говорят руководители «Дома», здесь смогут гостить и другие приемные семьи. Пока же «Дом трудолюбия» только-только начинает жить полноценной жизнью. Совсем недавно, например, были построены иконописная и столярная мастерские, еще не до конца закончено обустройство территории. Какие-то работы выполняют профессионалы, но очень многое держится на плечах волонтеров и добровольцев. Николай Кюхкюнен, например, помогает по хозяйству. Так получилось, что большинство живущих в «Доме» опекунов, как и большинство волонтеров, — женщины. Некоторые из них даже состоят в неформальном сестричестве (об этом расскажем чуть ниже), которое несет на себе основное бремя хозяйственных работ. В таких условиях Николай — незаменимый человек в Вехно. Живет он в Санкт-Петербурге, а здесь бывает наездами, и каждый раз находит себе работу: кран заменить, дверь починить, зимой — убрать снег, летом — скосить траву.

— Я окормляюсь у иеромонаха Мефодия (Зинковского) в Вырице, — рассказывает Николай. — С ним познакомился через племянника, который некоторое время жил на Афоне. Вернувшись оттуда, он стал искать себе монастырь, и епископ Гатчинский Митрофан посоветовал ему ехать в Вырицу, к братьям-иеромонахам Кириллу и Мефодию. А благословения отправиться в Вырицу он испросил у отца Иоанна Миронова.

А вот Наталья Павлюкова — массажист. В «Дом трудолюбия» она приехала пока что второй раз, хотя в центре для приемных семей «Умиление» бывает часто. В Петербурге она не только сама проводит сеансы массажа, но и учит этому мастерству других. Своих учеников возит в том числе и в «Умиление», и, по её словам, случается так, что некоторые, познакомившись там с социальным служением Церкви в лице «Детской миссии», меняют свои взгляды, а кто-то даже воцерковляется. В «Доме трудолюбия» Наталья оказывает помощь и самим воспитанникам, и волонтерам и сестрам:

— У каждого есть проблемы: у детей, у их родителей, — сколиоз, остеохондроз и другие заболевания, — рассказывает она.

К трапезе готовы

К трапезе готовы

СЕСТРЫ И ГОСТИ

Большая часть забот лежит на живущих в «Доме трудолюбия» сестрах. У них нет специального устава, нет и официального статуса сестричества, однако себя они называют именно так — сестры. Их объединяет желание послужить Богу и ближним, детям. Кто-то приезжает в Вехно ненадолго, кто-то остается здесь месяцами.

Первой в «Доме трудолюбия» появилась сестра Ольга Адамович. В Вехно она живет чуть больше года — по благословению отцов Кирилла и Мефодия (Зинковских). Как и многие здесь, она не сомневается, что её жизнь оказалась связана с «Домом трудолюбия» неслучайно, что Господь заранее указывал на путь, которой ей предстоит пройти.

— Еще до знакомства с отцом Мефодием мне подарили иконку преподобного Серафима Вырицкого, — вспоминает она. — А незадолго до того, как батюшка благословил меня взять на себя хозяйство в «Доме трудолюбия», мне подарили другу иконку — преподобного Симеона Псково-Печерского. Разве может это быть простым совпадением?

Ольга Адамович, старшая сестра в «Дома трудолюбия», любит, когда в Вехно приезжают дети
Ольга Адамович, старшая сестра в «Дома трудолюбия», любит, когда в Вехно приезжают дети


Со святым Симеоном, прославленным в 2003 году, был лично знаком протоиерей Иоанн Миронов, уроженец Островского района Псковской области. В детстве он проходил по 45 километров к старцу в Псково-Печерский монастырь, а позже, студентом Ленинградской духовной семинарии, нередко приезжал к нему вместе с однокурсниками, ведь это была ближайшая к Ленинграду действующая обитель. Прошлым летом в «Доме трудолюбия» был освящен храм преподобного Симеона Печерского. Сейчас как раз время вечерней молитвы, сестры собрались на молебен, и я с удивлением спрашиваю Ольгу, почему она не там, а здесь, с нами, рассказывает о «Доме трудолюбия».

— А потому что у нас такое негласное правило — гости на первом месте, а уже потом всё остальное, — говорит она. — Мы не можем допустить, чтобы те, кого мы приютили, чувствовали себя брошенными. Молитвы я позже прочту, а Иисусову молитву можно творить постоянно.

Когда молебен заканчивается, я осматриваю весьма необычные интерьеры храма. Средняя его часть разделена раскрывающейся витражной перегородкой с изображениями святых Серафима Вырицкого и Симеона Псково-Печерского. Сначала можно решить, что это алтарная преграда, но нет, это именно перегородка в самом храме. Вдоль стен — шкафы с книгами, почти все тома — из библиотеки самого отца Иоанна. Еще одна мини-библиотека — внизу, на первом этаже. Здесь я нахожу не только духовные книги, но и художественную литературу — «Хроники Нарнии» Льюиса, «Маленького принца» Сент-Экзюпери.

— Я люблю, когда к нам приезжают дети, — говорит Ольга. — Скоро смена закончится, и до осенних каникул вряд ли я услышу здесь детские голоса. С детками дом оживает, наполняется радостью, они любят это место, а здесь любят их.


«ДОРОГА ЖИЗНИ»

До того как стать сестрой в «Доме трудолюбия», Елена Котряхова занималась прикладной наукой — молекулярной биологией. Воцерковляться начала в 2010 году, а этим летом отец Мефодий (Зинковский) благословил её пожить в «Доме трудолюбия».

— Когда нет детей, я занимаюсь в основном уборкой по дому, — рассказывает она, — разные мелкие ежедневные хлопоты. Работы здесь хватает. Пока не знаю, останусь ли в Вехно на зимние месяцы. Я спрашивала у отца Мефодия, брать ли мне с собой теплые вещи. Он ответил, что пока не стоит. А когда приезжают дети, добавляются и другие послушания — педагогические. Нужно помочь ребятам в их занятиях по дому или в саду, присмотреть, подсказать. Смены по составу очень разные, дети разные по характеру и темпераменту, с этой сменой чуть легче, чем с предыдущей. Мы сами с детьми не только учимся терпению и выдержке, но и приобретаем новые навыки. Я по состоянию здоровья не занимаюсь тяжелым физическим трудом, а вот другие сестры научились, например, с коровой обращаться.

Елена проводит с детьми занятия по знакомству с природой. Такие уроки проходят на открытом воздухе, в поле за «Домом трудолюбия».

— Мы просто выходим на прогулку, смотрим, какие травы растут под ногами, какие птицы пролетают над головами. Учимся наблюдать, — объясняет Елена.

Сестра Елена Котряхова по профессии — молекулярный биолог
Сестра Елена Котряхова по профессии — молекулярный биолог

Кстати, все занятия в «Доме трудолюбия» проводятся согласно методическому пособию «Дорога жизни», составленному иеромонахом Варнавой и социальным педагогом Константином Бочко.

— Это пособие — результат многолетней работы сотрудников и волонтеров «Детской миссии» в сиротских учреждениях, — говорит Константин Бочко. — Пять лет назад я начал работать в составе методической группы у отца Варнавы. В итоге получился целый том методических пособий и еще один том — дополнительных материалов к нему.

Задача данного пособия — научить ребят пониманию доброты и нравственности.

Если посмотреть расписание занятий, проводимых в «Доме трудолюбия» в разные смены, заметно, что немалую часть составляют именно занятия духовно-нравственного содержания, многие — в игровой форме: игра «Умей отдавать», командная игра «Вера-Надежда-Любовь», знакомство с Евангелием, чтение о Закхее мытаре, игра «Живи своим трудом, а не чужим добром».

— Кроме этого мы проводим в «Доме трудолюбия» занятия по шахматам, истории, разучиваем песни, даже английским языком занимаемся, — рассказывает Константин. — Уроки английского ведет моя супруга. Наша задача — компенсировать детям то, что они недополучили в сиротских учреждениях: знания, навыки, любовь и общение.

Еще одна неотъемлемая часть жизни воспитанников «Дома трудолюбия» — зарядка каждый день, спортивные игры. Очень любят ребята игру в пионербол — упрощенную версию волейбола.Прошлым летом в «Доме трудолюбия» был освящен храм преподобного Симеона Печерского

Прошлым летом в «Доме трудолюбия» был освящен храм преподобного Симеона Печерского

ДОМ, ДЕРЕВНЯ, ОЗЕРО

— Тут ведь недалеко от «Дома трудолюбия» — озеро Вехно, — рассказывает старшая сестра Ольга Адамович. — Очень красивое место! Существует предание, что в озере Вехно никто ни разу не тонул. А блаженная Палаша, подвизавшаяся в этих местах, говорила, что над озером поют ангелы.

«Серафимушки купались», — так, рассказывают местные старожилы, любила говорить блаженная Палаша. В жаркие дни воспитанники «Дома трудолюбия» тоже ходят купаться на озеро. Дети приезжают в Вехно, чтобы научиться трудиться, доверять людям, познавать окружающий мир. А мир меняется благодаря им.

— Здесь, на месте нашего «Дома», была полная разруха, — говорит отец Варнава. — Четыре стены — вот и всё, что осталось нам в наследство от прошедшей эпохи. «Дом трудолюбия», дети и волонтеры, вдохнули новую жизнь в умирающую деревню, даже местные жители «ожили», глядя на служение Церкви сиротам. Спасибо за это нашему дорогому отцу Иоанну Миронову, который и храм построил, и сирот пристроил.


Поделиться

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"

18 октября, пятница