Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Деятельное сопричастие

Выйти за рамки «чайно-печенюшного» формата — из этого желания два года назад родилось новое служение молодежного клуба «Кинония» при Благовещенском храме на Пискаревском проспекте. Молодые люди решили кормить бездомных. Сейчас это начинание обретает очертания серьезного благотворительного проекта, не ограничивающегося только раздачей бесплатных обедов. 
Раздел: Служение
Деятельное сопричастие
Идея кормить бездомных родилась после того, как молодежь Благовещенского храма поняла, насколько мало внимания уделяет делам милосердия в своей жизни
Журнал: № 2 (февраль) 2018Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 21 февраля 2018

ПО ПРИМЕРУ «АГАПЫ»

Сначала человек стоит под навесом один. Потом к нему присоединяются еще трое. Теперь людей четверо. Проходит минут пять — собравшихся уже семеро… потом десять… двенадцать, тринадцать наконец. Почти все бездомные. Сегодня утро воскресенья — скоро приедут волонтеры, они будут бесплатно разливать всем пришедшим горячий домашний суп. Наваристый, с мясом. И вот машина с добровольцами подъезжает. Из багажника извлекаются складной столик, большой термос с едой и поменьше — с чаем, пакет с бутербродами.

Молодежный клуб «Кинония» (от греч. κοινωνία — «сообщество; общность; соучастие, сопричастность, связь») кормит бездомных в Красногвардейском районе уже два года. История начиналась до банального просто: во время очередной встречи после Литургии участники «Кинонии» задумались над тем, что разговоров о праведности и соблюдении заповедей между ними ведется много, а до практики дело доходит редко. Что делать?

— А знаете, наши друзья из «Агапы» (молодежного клуба при храме апостолов Петра и Павла в РГПУ им. А.И. Герцена. — Прим. ред.) раздают бездомным бутерброды, — сказал один из участников клуба, Алексей Виноградов. — Может, нам стоит присоединиться?

Благотворительный маршрут «агаповцев» пролегает от Московского вокзала до окрестностей Владимирского собора. Каждому, в ком добровольцы видят бездомного, они предлагают бутерброд и чай из термоса. Почти все охотно берут, но некоторые и отказываются, даже ругаются — подозревают в волонтерах сотрудников реабцентров, под видом реабилитации эксплуатирующих труд попавших в беду людей (завлекающих едой, а потом заставляющих «отрабатывать» паек).

— Но в целом нам опыт «Агапы» понравился, — рассказывает Алексей Виноградов, который сейчас, кстати, несет служение помощника благочинного Красногвардейского района по социальной работе, — и мы решили повторить его в нашем районе. В первый раз вышли пешком, под дождь, — и почти никого не нашли. Поэтому я поначалу скептически отнесся к затее кормить бездомных здесь, вдалеке от станций метро и вокзалов, где они обычно собираются. Тем более неосуществимой мне показалось предложение нашего Виталия Курдеко, который выдвинул инициативу устроить стационарный пункт кормления, и не бутербродами, а чем-то более существенным, супом например.

Однако сомнения оказались напрасными. Одна из прихожанок рассказала, что неподалеку от своего дома часто видит людей неопрятного вида: в соседнем здании разместился пункт приема стеклотары и цветных металлов. Разузнав подробности, волонтеры направились туда. И вот уже два года, как каждую неделю по воскресеньям они кормят всех желающих у дома № 41 (дом нежилой, здесь расположены продуктовый магазин и складские подсобные помещения) по проспекту Маршала Тухачевского.


ДЕНЬ БОЛЬШИХ ПОРЦИЙ

— Приятного аппетита.

— Спасибо.

— И вам приятного аппетита.

— А можно мне в контейнер?

— Да, конечно.

— И мне тоже, пожалуйста.

Когда за своей долей подходит последний, тринадцатый человек, черпак достает со дна термоса последнюю порцию супа.

— Да, сегодня людей немного, всем хватило, — заглядывая в пустую посудину, говорит Виталий Курдеко. — Летом и нуждающихся в два раза больше приходит, и тарелки мы не такие полные наливаем…

Виталий — локомотив этого благотворительного начинания, его энергии, кажется, может хватить еще не на одну приходскую инициативу. Похоже, что сами бездомные воспринимают его как «начальника» над всеми остальными волонтерами.

— Виталий, подскажи…

— Виталий, а где…

— Виталий, что делать, если… — краем уха я слышу обрывки обращенных к нему просьб.

— А я потеряла документы, — говорит Виталию одна из подопечных. — Выдали мне какую-то бумажку.

— Наверное, это было направление на оплату штрафа. 300 рублей за утерю документа и 3500, если ходили без него больше трех месяцев.

— Я и эту бумагу не могу найти!

— Тогда идите снова в паспортный стол и говорите — потеряла! Пусть делают новую.

Волонтеры говорят, что бездомные люди — как дети: инфантильны и порою совершенно беспомощны в простейших вопросах. Даже если речь идет о собственном здоровье, а иногда и жизни, не каждый в состоянии предпринять адекватные шаги к своему спасению. Вот, например, многие питерские бездомные знают, что у нас в городе открыт едва ли не единственный на всю страну врачебный пункт, где принимают людей без паспортов, медицинского полиса и СНИЛС, — в Боткинской больнице. Заведует этим здравпунктом доктор диакон Анатолий Курковский, которого бездомные зовут нежно и просто — Анатолич. Но дойти до Боткинской больницы самостоятельно решаются не все: кто-то говорит, что далеко, кто-то просто не может найти дорогу, — причины и отговорки разные. Поэтому прихожане Благовещенского храма и добровольцы из «Кинонии» отвозят нуждающихся в лечении к «Анатоличу» на своих автомобилях. Так как здравпункт работает только в будни, эту обязанность приходится чаще всего выполнять людям, работающим не на пятидневке.Волонтеры помогают бездомным не только едой, но и одеждой, и лекарствами

Волонтеры помогают бездомным не только едой, но и одеждой, и лекарствами

МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ

Кстати, на место питания бездомных «Кинония» приглашает «собственного» врача. Ксения еще учится в медицинском вузе, но её знаний хватает для того, чтобы оказывать самую первую и необходимую помощь.

— Примкнуть к этому волонтерскому начинанию я хотела давно, но долго не была уверена, что могу справиться именно как медик, — говорит она. — Сейчас у меня уже достаточно знаний и опыта.

Закончив с едой, люди по очереди подходят к Ксении со своими проблемами. У одного ожог, другой поранился, кто-то жалуется на температуру… Если же симптомы свидетельствуют о серьезных заболеваниях, человека отправляют в здравпункт для бездомных к доктору Курковскому, который, осмотрев пациента, вправе определить его на стационарное лечение.

— Через здравпункт для лиц без определенного места жительства нам удавалось устроить в больницу людей с трофическими язвами, с туберкулезом в закрытой форме, — говорят волонтеры. — Но такие болезни встречаются не очень часто. Чаще всего мы ограничиваемся помощью на месте или же покупаем по просьбе бездомных необходимые лекарства.

Наталья Владимировна — вдова «афганца». Живет она в собственной квартире, бездомной не является. По её словам, она отдала государству 40 лет трудового стажа, 26 из которых отработала педагогом. Пенсию она получает, однако, минимальную.

— Мне соседка посоветовала обратиться к ребятам. Денег на еду, квартплату и лекарства не хватает. Вот, Виталик покупает мне капли для глаз, а то я их не могу найти ни в аптеке около дома, ни в поликлинике.

У Натальи Владимировны глаукома и катаракта. Живет она где-то неподалеку, но дойти до места зимой ей всё равно нелегко: во-первых, глаза и так почти ничего не видят, а в декабре еще и очень темно по утрам, во-вторых, скользко.

— Летом-то светло и можно ходить, не опасаясь поскользнуться. А сейчас вон гололед, почему никто не посыпает песком? — жалуется она. — Прошлой зимой я уже падала, ключицу ломала. А как на машинах-то лихачат! Не видят, куданесутся…


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Сергей — бывший художник. Хотя талант ведь не пропьешь, поэтому бывают ли художники бывшими? В 1990-е он мастерил и продавал куклы, преподавал. Водку, говорит, терпеть не мог. А потом, когда с работой и с деньгами стало плохо, начал употреблять. На вопрос, зачем, отвечает, что водка в 1990-е была очень дешевая и доступная и это был на то время единственный способ забыться, а потом втянулся. Развелся с женой, оставил двух сыновей. На улице живет с 2012 года. Этой осенью, изрядно выпив, он полез на 11-й этаж одной из городских строек за «заначкой». Почему он решил припрятать бутылку со спиртным на такой верхотуре, неизвестно. Достигнув цели, Сергей сорвался и полетел вниз, на землю. Упал он не на газон или тротуар, а на проезжую часть, и при этом выжил. Но здесь его настигла вторая беда — сбила машина. Водитель и пассажиры, побоявшись нести ответственность, не стали сообщать в полицию и врачам, простоперетащили тело умершего, как им показалось, человека в сторону (перед этим раздев его до трусов) и скрылись с места происшествия. Сергею повезло — кто-то все-таки догадался вызвать «скорую помощь». Его спасли, провели несколько операций на черепе и ногах. О том, что случилось с их подопечным, «кинонийцы» узнали, обзванивая больницы и морги, после того как другие бездомные сообщили им о пропаже товарища. Когда Сергея выписали из реанимации, волонтеры навестили его в палате, привезли подгузники, салфетки, пену для ухода за лежачими больными. Разыскали бывшую жену Сергея, а она связалась с его друзьями и учениками. Те обещали помочь с восстановлением документов и отвезти Сергея в родной Архангельск.

А вот еще одна история. Алевтина Владимировна, 76 лет, живет на Ладожском вокзале очень давно. Не пьет, с сотрудниками вокзала поддерживает хорошие и дружеские отношения, даже помогает следить за порядком среди других бездомных. У Алевтины Владимировны получилось найти работу — продавать на улице календари. Говорит, что у нее неплохо получается. А этой зимой Алевтина Ивановна поскользнулась, упала и сломала шейку бедра. Операцию в Александровской больнице ей сделали благополучно, но вот на реабилитацию без документов больную не соглашалось брать ни одно медицинское учреждение. Единственной организацией, которая согласилась помочь и приютить Алевтину Ивановну, стала «Мальтийская служба помощи». А волонтеры из «Кинонии» нашли человека, который согласился ежедневно ухаживать за их подопечной за 500 рублей в сутки.Если раньше бездомные могли, поев, побросать тарелки, то сейчас они убирают не только за собой, но еще и помогают другим

Если раньше бездомные могли, поев, побросать тарелки, то сейчас они убирают не только за собой, но еще и помогают другим

ПОМОЩЬ ГОСУДАРСТВУ

Знакомство с «Мальтийской службой помощи» не прошло для «Кинонии» даром. Активисты подметили, что в этой организации, дающей временный приют бездомным, питание постояльцам предоставляется только лишь раз в сутки. Так родилась идея «объединить усилия» — теперь волонтеры раз в неделю выезжают к мальтийцам, чтобы кормить тамошних обитателей супом и поить горячим чаем.

Вся благотворительная деятельность «Кинонии» возможна только благодаря пожертвованиям прихожан и просто неравнодушных людей. Со временем «кинонийцы» планируют расширить сферу приложения сил, возможно — организовать приют для лиц, оставшихся без крыши над головой.

— Но для этого мы должны зарегистрироваться как некоммерческая организация, — говорят Алексей Виноградов и Виталий Курдеко. — Тогда можно будет уже на официальном уровне обращаться за помощью к государствуи коммерческим структурам, получать гранты. Перед нами откроется больше возможностей.

Впрочем, служение «Кинонии» уже не осталось без внимания государственных структур. Недавно Виталий побывал на семинаре, организованном благотворительной организацией «Ночлежка». Там он познакомился с сотрудниками Комплексного центра социального обслуживания населения Василеостровского района, а те в свою очередь познакомились с деятельностью «Кинонии». И решили обратиться к добровольцам с предложением оказания помощи… добровольцев — государству.

— В центр соцобслуживания пришли люди, потерявшие документы, но не имеющие средств заплатить за новые, — рассказывает Алексей Виноградов. — И государство никак не может им в этом помочь. Соцслужбы только направляют человека в надлежащие инстанции и помогают со сбором необходимых документов. Платить пошлину за изготовление нового паспорта и штраф за утерю старого они не могут. А ведь бывает, что полторы, а иногда и четыре с половиной (в случае, когда нужно оплатить штраф за проживание без паспорта) рублей для человека — просто неподъемная сумма, особенно для бездомного. Мы не смогли остаться в стороне и несколько раз переводили необходимые суммы.


ПЕРЕМЕНА

Активисты из «Кинонии» помогают бездомным не только едой, но и одеждой. Выудив из багажника большой тюк, Виталий объявляет:

— У нас есть теплые шапки. Кому нужны?

— Мне, мне, мне, — доносится со всех сторон.

— А вот еще кожаный пиджак. Как тебе, Григорий?

— Как раз, по-моему.

Григорий рассказал, что когда-то работал дорожником и, вернувшись однажды с ночной смены, нашел на месте своего деревянного дома пепелище. Документы он якобы потерял — и лишь по этой причине ему приходится ночевать на улице.

— У нас есть еще мыло и марлевые бинты.

— Я возьму!

— И я возьму!

Молодой человек восточной внешности, с улыбкой во все 32 зуба, прорывается сквозь плотное кольцо товарищей и на ломаном русском почти кричит:

— А мне бинт не дали, а очень надо! И мыло, пожалуйста.

Он, как оказывается, родом из Таджикистана, а в Россию приехал на заработки.

— Мне жена изменила, я от нее ушел, — поясняет он свое пребывание на улице. — А что оставалось делать, брат?

С этими словами он лезет обниматься то к одному бездомному, то к другому. Потом, поворачиваясь к волонтерам, громко возглашает: «Дай Бог вам здоровья! Дай Бог, чтобы вы и дальше нам помогали». Бездомные постепенно расходятся. Через несколько минут под навесом остаются только волонтеры.

— Когда мы только начинали, наши подопечные оставляли после себя разбросанные по земле тарелки и стаканчики, — вспоминает Виталий Курдеко. — Сейчас, как видите, всё по-другому. Они не только прибирают весь мусор, но и учатся друг за другом ухаживать, некоторые даже делятся с другими обедом. Иногда рассказывают, что отдали взятую у нас одежду кому-то еще, кто больше в ней нуждается. Мне кажется, это важно — чтобы они не только чувствовали внимание к себе, но и оказывали его другим. Хотя одно, конечно, вытекает из другого.


Поделиться

Другие статьи из рубрики "Служение"