Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Деревянный поход на «страну грез»

«Голливуд — третий родитель», — говорят американцы, справедливо отводя масс-медиа важную роль в воспитании детей. Кому-то такое положение вещей даже нравится: устали от ребенка — всегда можно дать ему в руки спасительный планшет или усадить за компьютер. Пусть чадо развлекается, а мы тут своими делами займемся. А вот в поселке Фёдоровское Тосненского района, наоборот, предложили альтернативу телевизионной и компьютерной зависимости и открыли кружок деревянной игрушки.
Журнал: № 9 (сентябрь) 2017Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 18 сентября 2017

ПРОТИВ МАШИН

«Компьютер высасывает твою энергию, отнимает силы» — такой лозунг украшает постер с изображением согнувшегося в три погибели мальчика, уставившегося в монитор. Рядом на стене вагончика прикреплен другой плакат: портрет летчика Виктора Талалихина на фоне иллюстрации его подвига — ночного тарана в небе над Москвой. Здесь же фотографии других героев Великой Отечественной войны.

— А как иначе, — говорит Николай Лаврин, житель Фёдоровского и организатор детского кружка по изготовлению деревянной игрушки, — мы же мастерим деревянные копии пистолетов и автоматов, так пусть у детей перед глазами будут примеры настоящих воинов, которые отстаивали свободу Отечества, а не киногероев из американских боевиков.

На самом деле ребятам не до плакатов, кто бы ни был на них изображен. Они всецело поглощены делом. Вокруг стола, установленного во дворе храма Вознесения Господня рядом с вышеупомянутым вагончиком, собрались несколько мальчишек и девочка. Все чем-то увлеченно заняты.

— Миша, дай нож! — кричит девочка.

— Вот он, рядом с тобой!

— А мне можно?

— Нет!

— Ну почему?

— Маленький еще.

Детские голоса тонут в звуках работающей дрели.

— Дядя Коля, — прорывается сквозь жужжание чей-то крик, — дядя Коля, посмотрите, как у меня получилось!!!

Николай Александрович подходит к радующемуся своим успехам мальчику, берет из его рук что-то похожее на деревянную трубку, и, наверное, хвалит — шумно, слов не разобрать.


ВВЕРХ ПО ГРУШЕ

— А что вы тут мастерите?

— Дула для пистолетов, — хвастается мальчик, — вот, потом будем прилаживать к этому, — и показывает на лежащий рядом выпиленный из дерева корпус пистолета Макарова.

Дети — народ непоседливый, и долго концентрировать внимание даже на такой увлекательной вещи, как деревянная игрушка, они не могут. Рядом со столярным верстаком поставлен большой турник, к перекладине которого привязана боксерская груша. Мальчик, бросив инструмент, подбегает к груше и лихо взбирается по ней на турник, оттуда перелезает на ближайшее дерево, потом — на крышу вагончика.

— Ура!!!

Другой, посмотрев на успехи товарища и не желая ударить в грязь лицом, повторяет его подвиг.

— В первый раз за многие годы! — с ликованием выкрикивает он, а потом добавляет, уже не так громко: — Не первый, конечно, и не за годы.


ЛЕГАЛИЗАЦИЯ

Идея создать в Фёдоровском кружок деревянной игрушки появилась у Николая Лаврина несколько лет назад. У него как раз подрастал младший сын, и родители не хотели, чтобы он, подражая старшему брату, «поселился» в компьютере. Но какая альтернатива виртуальной реальности может быть в наше время?

— Надо уметь заинтересовать детей по эту сторону монитора, — говорит Николай Лаврин. — И я подумал, почему бы не научить сына делать игрушки из дерева? Пусть позовет с собой друзей, вместе будет веселей.

Первую мастерскую открыли в гараже. Сын действительно привел с собой друзей.

— А чем заинтересуешь мальчишек, как не оружием? Вы же играли в детстве в войнушку? Вот и они играют, — говорит Николай Александрович. — А представьте, какой восторг они испытают, когда вместо пластмассового пистолета возьмут в руки деревянный, который сделали сами.

Вскоре мастерить пистолеты записалось 30 ребят. Один был даже из Голландии: он приехал в Фёдоровское на лето к русской бабушке. Инструменты и материалы Николай Лаврин закупал сам.

Дети были рады. А вот некоторым соседям такие новшества во дворе не понравились: какой-то чудак что-то мастерит с детьми в гараже, да еще и пытается разговаривать с ними о православии. Сколько ему за это платят? А если не платят, чего ему вообще тогда надо? Их можно понять. Подгоняемые собственными страхами, некоторые родители стали угрожать организатору кружка, обещали сжечь гараж. Надо было что-то менять. Так пришла мысль прикрепить кружок к воскресной школе фёдоровского храма Вознесения Господня.

— У нас появился хоть какой-то статус, — делится Николай Александрович. — Но и то не сразу. Сначала удалось получить поддержку благочинного протоиерея Геннадия Зверева(тогда храм входил Пушкинское благочиние Санкт-Петербургской епархии. — Прим. ред.). Сейчас у нас и епархия другая (имеем благословение епископа Гатчинского Митрофана на нашу деятельность), и настоятель другой, иерей Кирилл Межевых, который очень чутко относится к проблемам воспитания, — с ним у нас полное согласие.

  Однако на этом проблемы кружка не закончились. Одно дело просто вести занятия при воскресной школе, другое — получить официальную «бумажку», что ты имеешь полное право и вне прихода мастерить с детьми деревянные игрушки. Но и тут нашлись те, кто помог решить юридические вопросы. Сначала кружок «Деревянная игрушка» был принят в состав Военного историко-патриотического общества (ВИПО), а затем вошел еще и в состав военно-патриотического объединения «Отчий край».

— Принял нас под свое крыло атаман Гатчинского отдела Союза казаков России полковник Владимир Жилин. Под его лицензией и по его уставу мы осуществляем свою деятельность. Так что на вопрос «А кто вы вообще такие?» теперь есть ответ.


ОНИ ЕЩЕ И СТРЕЛЯЮТ!

Первые 40–50 минут занятия пролетают быстро. Но потом дети начинают уставать, и тем, кто еще не успел взобраться на крышу вагончика, нужен отдых, смена деятельности. Чувствуется, что многие ждут её чуть ли не с бóльшим нетерпением, чем начала занятия.

— По росту ста-но-вись! — Николай Лаврин старается, чтобы дисциплина на его занятиях была не хуже, чем, по крайней мере, на уроках физкультуры.

Дети выстраиваются в шеренгу.

— Равняйсь! По порядку рассчитайсь.

— Первый, второй, третий, третий, ой, четвертый…

Пока очередь дошла до последнего, двое мальчишек в начале строя успели поссориться и надавать друг другу тумаков.

— Принять упор лежа! Пять отжиманий!

Наконец-то порядок водворен и можно приступать к главному событию сегодняшних занятий — стрельбе из пневматического оружия и лука.

На сложенную из бревен и толстых досок высокую стену, отделяющую двор площадки от собственно прихрамовой территории, Николай Лаврин вешает три больших бумажных мишени. Напротив целей — упор для стрельбы.

— Смотрите внимательно, как называется вот эта часть? — учитель показывает детям пневматический пистолет.

— Прицел, — отвечает хором ребятня.

— Нет, неправильно!

— Мушка!

— Верно. Вы должны целиться так, чтобы мушку было видно через прорезь. Такое положение называется «ровной мушкой». Усекли?

— Усекли!

И вот инструктаж пройден. Ребята выстраиваются в ряд, готовясь по очереди поразить три мишени сначала из пневматического пистолета, затем из автомата, тоже пневматического, и напоследок из лука. Огонь из автомата следует вести с позиции деревянного упора, а из пистолета — после трех кувырков, лежа на земле.

— Как в кино, — заворожено произносит один из мальчишек.

Победители определяются просто: из числа набранных очков вычитается число секунд, затраченных на выполнение задания. Завоевавшие первые три места получают призы: упаковку халвы и набор карандашей.


НЕ ПРОСТО ДЕРЕВЯШКИ

Раньше в Фёдоровской средней школе был свой кабинет труда. Сейчас его нет. Построгать в Фёдоровском можно теперь в воскресной школе. Средний возраст ребят, занимающихся у Николая Лаврина, — 11–12 лет. Прихожан храма среди них в это воскресенье всего двое: Кирилл, занявший первое место в стрельбе по мишеням, и Ксюша. Большинство же имеют весьма расплывчатое представление не только о православии, но и о русской истории, культуре, географии страны.

— От нас Петербург совсем недалеко. А дети не знают, на какой реке он стоит, — сетует Николай Лаврин. — Не знают, в пятых-шестых-то классах, с кем бились русские на Куликовом поле. Некоторые и про русских не знают. Я серьезно. «Какие существуют народы?» — спрашиваю. Молчат. Один мальчик сумел вспомнить китайцев. «А сами-то вы какой национальности?». Тоже не все отвечают. Кто-то сказал, что он «росиян», кто-то — «фёдоровец». Вот такие представления у них об окружающем мире. И во многом виноваты компьютеры, — сетует Николай Александрович.

Поэтому в планах на будущее у Николая Лаврина — во время занятий рассказывать детям подробно о русской истории. Может, даже сделать и поставить под навесом ленту времени — от крещения Руси до наших дней.

— Если потяну, — говорит он. — Потому что непросто самому закупать материалы, инструменты. Каждый раз думаю, что сейчас всё закончится — и хватит, сворачиваемся. Но в самый последний момент приходит помощь, откуда не ждал. А образовывать детей надо. Вот и настоятель, отец Кирилл, говорит, что пора начинать не просто деревяшки строгать: воскресная школа все-таки.


ОТ ОРУЖИЯ К МУЗЫКЕ

Пока мы разговаривали, дети, разобравшись наконец, кто из них «более крутой стрелок», кто прирожденный лучник и кто самый быстрый, вновь принялись за работу. Стволы для деревянных пистолетов, по большому счету, были сделаны, и ребятня взялась выпиливать из дерева корпуса для другого оружия:

— Как это происходит? В вагончике на стене развешаны несколько десятков деревянных автоматов, винтовок и револьверов. Кому-то нравится «Маузер», кому-то АК-47, кому-то СВД. Берем понравившийся, кладем его на заранее приготовленную доску, а потом обводим карандашом.

— Дядя Коля, дядя Коля, а у меня магазин не помещается!

— Так он никогда не помещается. Сделаем его отдельно, как и дуло.

— Николай Александрович, посмотрите!

— Что же ты так далеко от края отступил? Дерево надо экономить.

Самый ответственный этап — выпилить получившийся контур. Работать приходится ножовкой — долгий и кропотливый труд, особенно для не привыкших к такой работе рук.

— Помнится, пришел ко мне один раз мальчик из интеллигентной семьи, — вспоминает Николай. — Совсем не был знаком с инструментами, даже как они называются, не знал. Но он был такой упорный, такой старательный, так увлекся… родители потом сына чуть ли не силком оттаскивали от верстака.

Главное, уверен Николай Лаврин, дать ребенку возможность за время урока доделать начатую игрушку или хотя бы деталь от нее. Потому что одно — бросить всё на полпути, и другое — получить результат.

— Это очень мотивирует, — говорит Николай Александрович. — Ребенок приходит домой с собственной поделкой, показывает родителям, потом друзьям во дворе и в классе. Может, в следующий раз он придет вместе с товарищем. Напишите, кстати, что я хочу начать учить мастерить детей не только пистолеты, но и музыкальные инструменты: клеим коробку из тонкой фанеры, три струны из проволоки, — вот и балалайка. Дети будут довольны.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"