Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Дал Бог мужа, даст и любовь

С чего начинается счастливая семья? Наверняка, среди вариантов ответа этот не прозвучит, но наши сегодняшние герои на собственном опыте убедились: с благословения и послушания. Анахронизм? Авантюра? Судите сами.
Журнал: № 2 (февраль) 2018Автор: Марина ЛанскаяФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 22 февраля 2018

ТАК БЫВАЕТ

Семья Курочкиных живет в самом сердце Петербурга, из окон открывается прекрасный вид на окрестные крыши, пестрящие разнообразием расцветок и стилей. Интерьеры под стать: картины в завитках старинных рам, внушительный красный угол и антикварная мебель. Здесь не просто ценят красоту — её создают и ею пользуются.

Отец семейства, Алексей, — реставратор-краснодеревщик, по его стопам идет и сын Николай. Уже сейчас он подрабатывает в мастерской отца, учится в реставрационном училище. Николай — старший из детей. А всего их восемь. Днем все на кружках, соберутся только вечером. Уроки, живопись, музыка… Наконец дела позади, вот и папа вернулся с работы. Мама перевела дух, закончив свои домашние дела. Их, впрочем, невозможно закончить, можно отложить на время, собраться за большим гостеприимным столом, который чуть ли не первым встречает приходящих в этот дом, как костер заплутавших путников.

На столе чай и пироги, за столом шумный говор, смех, веселье. До сна еще есть время, мама читает вслух, на этот раз «Барышню-крестьянку». И сразу в доме тишина, умиротворение. Слушают все: дети, папа, даже коты подтянулись (к слову, их в доме пятеро). В воздухе, как светоносный эфир, разлита любовь, щедро дарованная этому дому и его домочадцам. Картина идиллическая, больше похожая на грезы юной девушки о своей будущей семейной жизни. И кто бы мог подумать, что всего этого могло бы не быть, если бы некогда у супругов веры оказалось меньше, чем своеволия.Алексей и Наталья особенно ценят мгновения, которые могут посвятить друг другу.

Алексей и Наталья особенно ценят мгновения, которые могут посвятить друг другу.


ИЗ ПРОХОЖЕГО В ЖЕНИХИ

Алексей — заядлый походник и скалолаз. Для таких, как он, Приозерский район — что-то вроде туристической Мекки. Его маршруты часто пролегали мимо поселка Сосново, где постепенно рос прекрасный деревянный храм Всех русских святых. Не полюбопытствовать Алексей не мог, все-таки краснодеревщик. Сам не заметил, как из прохожего стал прихожанином, а затем строителем, прорабом и отчасти архитектором. Проектировал колокольню со сложным механизмом, который выдерживает 2-тонный колокол, что для деревянного строения большая редкость.

Алексей: Для меня храм в Сосново стал вторым домом, и очень мне по сердцу пришелся наш настоятель протоиерей Александр Прокофьев. К нему я шел не только на Исповедь, но и просто поговорить, делился и своими мечтами. А хотелось мне тогда одного — создать семью. Это желание у меня было еще с юности, теперь же окрепло. Помню, отец Александр выслушал меня очередной раз, развел руками и говорит: «А ты вокруг осмотрись…» Вот мне и приглянулась Наташа из батюшкиного хора.В семье Курочкиных без дела не сидят — музыка, живопись, спорт — у всех свои увлечения

В семье Курочкиных без дела не сидят — музыка, живопись, спорт — у всех свои увлечения


ВОСЕМЬ УТЯТ

Наталья: Зато я перечила поначалу. Три года мы встречались с Алексеем в храме, но ограничивались только вежливым приветствием. И вдруг батюшка с матушкой зовут меня к себе в гости и начинают недвусмысленно нахваливать Алёшу.Меня это нисколько не тронуло. Матушка, женщина мудрая, заметила, что энтузиазма у меня нет, и зашла с другой стороны, хорошо зная, что я люблю. Говорит: «А съездите-ка вы вместе на велосипедах в поход». Тут я не устояла. Почему-то мы так никуда и не поехали, но стали встречаться, гулять в парках.

Алексей: Ездили в Павловск, гуляли на Елагином острове. Была весна, и во всех водоемах плавали утки с утятами. Что удивительно, всякий раз оказывалось, что утят ровно восемь.

Наталья: Да, да, можно было даже не считать. Их всегда оказывалось восемь. Тогда это казалось смешным совпадением, а теперь, когда у нас восемь детей, мы смотрим иначе. Вообще, всё шло как-то необыкновенно гладко и достаточностремительно, складывалось так, будто свадьбы не миновать. Вскоре Алёша сделал мне предложение, попросил благословения у моих родителей. Это было очень трогательно. И через два месяца мы уже обвенчались. Однако любви у меня тогда еще не было, а были сомнения.Восемь детей и три кота. Теперь Наталья подумывает, не завести ли собаку

Восемь детей и три кота. Теперь Наталья подумывает, не завести ли собаку

ЗАМУЖ ПО ЖРЕБИЮ

Наталья: Видимо, я все-таки была слишком молода, чтобы рассуждать серьезно, и потому загадала: «Сдам экономику на пять, тогда буду Курочкина». Надо сказать, что экономика у меня совсем не шла, шансы получить пятерку былиневелики, и все-таки я её получила. Эта пятерка определила мою судьбу. Любовь к тому времени еще не проснулась, она пришла позже, постепенно нанизывалась, как бусинки на ожерелье. Но замуж выходить было не страшно. Духовник нас благословил, а затем и венчал. Мы отнеслись к этому как к послушанию, а я верила, что за послушание всё будет. Дал Бог мужа, даст и любовь. Странно, как я сразу не увидела, что Алёша — именно тот человек, которым я грезила. Была у меня такая фантазия, хотелось, чтобы муж был настоящим мужчиной, который в походных условиях не растеряется, палатку поставит, костер разведет, но при этом интеллектуал, чтобы в искусстве разбирался, в музеи любил ходить. Казалось, что желаю несовместимых качеств, но мой муж именно такой: умный, сильный и нежный. Нисколько не жалею, что послушалась мудрого совета батюшки и матушки.

Любовь, и правда, в этой семье стала разрастаться, как розовый куст, где каждый ребенок — что новый бутон. Не мешали счастью и бытовые трудности. Это сейчас у Курочкиных большая квартира, а раньше они вшестером ютились в двух комнатах в коммуналке. Субсидию на жилье дали, когда Наталья родила седьмого малыша. Восьмой появился на свет уже в новом доме.В серьезной школе и программа серьезная, но дети справляются

В серьезной школе и программа серьезная, но дети справляются

КАК В ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ

Стены просторной гостиной украшают картины, многие из них посвящены царской семье. Есть и икона царственных страстотерпцев. На ней святые Николай, Александра, Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, Алексий. Детей в семьеКурочкиных зовут так же. Еще одно совпадение?

Наталья: Первым родился Николай. Назвали мы его так в честь моего любимого дедушки, но образ царя-мученика тоже держали в голове. Для нас семья Романовых — эталон любви и семейных отношений.

Сейчас Коля — правая рука отца. Минул переходный возраст с его шероховатостью, настало время нового витка мира и взаимопонимания. На вопрос: «Каков Коля?», Наталья отвечает: «Теперь хороший», но еще недавно всё было не так гладко.

Наталья: Со старшим ребенком было сложней. Первый опыт, первые родительские ошибки… Иногда мне кажется, что мы не вполне понимали, что же ему на самом деле нужно. Например, мне очень хотелось, чтобы все мои дети учились в немецкой гимназии, и мы мучили, мучили Колю, всё время толкали, тянули, а толка особенно не было. Наконец сдались и после восьмого класса отдали в реставрационное училище. И всё сразу изменилось в лучшую сторону. Во-первых, онначал учиться, ему интересно, муки совместных уроков позади. А во-вторых, и это главное, у него наладились отношения с отцом. Был период какого-то отчуждения, а теперь наоборот, они по-настоящему близки, появились общие интересы, темы для бесед.

Второй в семье Курочкиных на свет появилась Александра. По своему нраву она не похожа ни на старшего Колю, ни на младших братьев и сестер.

Наталья: Саша — она везде! Всё успевает, во всём участвует. Учится в художественной школе, плюс театр, курсы немецкого, музыка, дизайн. Всё делает сама еще и за другими детьми следит. Младшие девчонки её побаиваются. Александра всех построит.

Третий — Алексей, ему сейчас 13. Он совсем другой. Учиться не любит, зато с удовольствием занимается судомоделированием, ходит в школу юнг. А еще Алёша алтарничает. Каждое воскресенье встает раньше всех, бежит в храм, мы приходим к службе позже него. Мы за него очень рады!

Саша, Алёша и следующие двойняшки Оля и Таня — все погодки. Трудно, конечно, когда один еще мал, а уже следующий на подходе, но всё это можно пережить. Оля и Таня — неразлучницы-копуши, кажется, что свою расторопность они разделили при рождении на двоих. Все кружки посещают вместе, ходят в литературный клуб, на рисование, немецкий. Им всё интересно.

Следующая — Маша. Она у нас звезда. Удивительный ребенок, у нее всегда прекрасное настроение. Придет из школы, спрашиваю: «Как дела, Маша?», отвечает: «Прекрасно!». Смотрю в дневник, удивляюсь, что прекрасного-то? Но Маша только рукой махнет, мол, ну да, оценки не заладились, зато всё остальное отлично! Очень позитивная девочка!

Седьмой родилась Настя. Мы её называем Настик-люстик, «люстик» по-немецки — «веселый». У нас большинство детей учится в немецкой школе, вот из какого-то урока и выудили это слово. Настя ласковая, смешливая, очень общительная.

На этом имена царской семьи заканчиваются. Но когда у Курочкиных родился восьмой ребенок, имя ему дали тоже связанное с Романовыми. Маленького Симу назвали в честь святого Серафима Саровского, особо почитаемого царственными страстотерпцами.

Наталья: Симу все дети очень любят. Его и вправду невозможно не любить: он самый младший, очень милый, открытый и приветливый.Родители убеждены, воспитывать детей нужно в красоте

Родители убеждены, воспитывать детей нужно в красоте


ДА ВСЁ У ВАС НОРМАЛЬНО

Растить восемь детей, да так, чтобы и школы хорошие, и кружки, и хобби, и совместный отдых, чтобы дома обеды-ужины, а кругом уют и порядок, — возможно только будучи ежедневно героем. Но ведь каждому нужна еще и любовь, ласка, доброе слово. Где взять время и силы?

Наталья: Если об этом думать, можно опустить руки. Надо жить каждым днем, выполняя свое дело. Господь дает испытания вместе с силами их проходить. Если в этом не сомневаться, всё становится легче. Конечно, трудностей достаточно, и не всегда я их стойко переношу. Откровенно говоря, всякий раз, узнавая, что жду очередного ребенка, я не ликовала, а впадала в панику. Да и сейчас временами бывает тяжело. Иногда кажется, что сил совсем не осталось и взять их неоткуда. Но полежу, пожалею себя, потом попеняю на собственный эгоизм, помолюсь — и отпускает.

Алексей: Конечно, растить детей — огромный труд, приходится забывать себя. Жизнь в семье, быт шлифуют характер. Когда детей много, даже отпуск превращается в работу. Ведь всех надо не только накормить, но и чем-то занять. Пускать детей в свободное плавание я считаю неразумным, стараюсь всё время направлять их в нужное русло.

Наталья: После отпуска с детьми мне самой нужен отдых. В этом году Алексей отпустил меня без детей в Италию, я ездила со своей тетей. Сейчас он едет один на Афон, в паломничество.

Такую роскошь, как отдых в одиночку, Наталья за семнадцать лет смогла позволить себе только дважды. Впрочем, нельзя сказать, что помощников у нее нет.

Наталья: Когда дети были маленькими, мне помогала мама, потом появилась няня. Свекровь приезжала, чтобы приготовить на всех обед. А дедушка, он у нас умелец, сам построил небольшое мореходное судно и однажды взял наших мальчишек вместе с папой в путешествие. Они были в плавании больше месяца, посетили семь стран. С Балтийского моря они прошли каналами через всю Европу и дошли до Рима.

Да и просто окружающие люди меня морально поддерживают. Иногда приду в школу в расстроенных чувствах (дети ходят в немецкую гимназию, требования там высокие, с учебой бывают проблемы), а учителя говорят: «Да всё у вас нормально. Дети учатся. Школу закончат, никуда не денутся, главное, чтобы люди были хорошие, а они у вас хорошие». И сразу легче, ведь и правда, они у нас хорошие.

Или вот, например, летом мы отдыхали в Крыму и познакомились там с прекрасной художницей Ириньей. Она предложила заниматься с моими детьми живописью, а я, чтобы её разгрузить, с её детьми и маленьким Симой гуляла по взморью. Вот так как-то всё и улаживается, устраивается будто само собой.


БОГ ОТВЕРТКОЙ ПОДКРУТИТ

Представляя себе повседневные тяготы многодетных, мы обычно думаем только о той непростой судьбе, которая достается женщине. Кажется, что отец семейства обременен намного меньше. Это потому, что груз его ответственности невидим. Кормит-то семью именно отец, он же — главный судья в неурядицах между детьми, на нем лежит задача дать верный вектор воспитания, и утешать жену в минуты слабости и упадка сил — тоже ему. Впрочем, Алексей, как и Наталья, не любит рассуждать в таком ключе. Выбирает не думать лишнее, а делать нужное.

Алексей: Еще до рождения детей мне было очевидно, что наш мир не может дать им необходимый для жизни стержень. Я сам его не имел до прихода в Церковь. Этот стержень можно найти только в вере.

Я давно оценил свой потенциал как родителя и понял, что воспитать детей своими силами не смогу. Как капитану рулить семьей? Только с надеждой на Бога. Он наши недоработки может покрыть Своим попечением и любовью. Наш духовник говорит: «Причащайте детей, учите молиться, а когда они подрастут, отдайте отвертку Богу, Он дальше подкрутит».

Наталья: Самая большая наша радость — что дети в Церкви. У Коли экзамен, и он просит: «Мам, помолись, чтобы сдать хорошо». В такие моменты мое материнское сердце ликует.


ЛЮБИМ, ЛЮБИМЫ И СЧАСТЛИВЫ!

Семья — это не только дети. Роли мужчины и женщины в ней не ограничиваются лишь исполнением родительского долга. Возможно ли сохранить сокровенную супружескую любовь, когда детей восемь и младшему из них еще только пять?

Наталья: Мой муж Алёша — совсем непритязательный. Многого от меня не требует, знает, что к вечеру я полностью выжата. Последние силы растрачиваются на подготовку с детьми уроков, это меня, как и всех мам, ужасно изматывает.

Мы используем любую возможность, чтобы побыть вдвоем. Сейчас, когда дети подросли, младших можно оставить со старшими, они прекрасно ладят, у них свои игры, секретики, они какие-то спектакли сами придумывают и ставят. В будние дни все, конечно, заняты, но вот, например, по субботам мы отвозим Настю в бассейн — и у нас есть два часа свободного времени, пока её ждем. Это такие приятные мгновения. Можно просто гулять или сидеть в кафе. Говорить о чем угодно, никуда не торопиться.

А недавно нам позвонили из собеса, предложили бесплатные билеты в театр, мы спонтанно собрались и пошли. Какой это был чудесный вечер! Возвращались домой пешком, кажется, шел дождь, но это совершенно не мешало ощущению полнейшего счастья.

Мы женаты уже семнадцать лет, и до сих пор интересны друг другу. Мы любим, любимы и счастливы! Я думаю, за что мне это? Наверное, за послушание.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"