Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Человек, машина, дела любви

Просторный багажник арендованного автомобиля забит полностью. Впереди Игоря Суменкова ждет дальняя дорога — нужно везти одежду и продукты многодетным семьям за двести километров от Петербурга, в поселок Большой Сабск, а перед этим навестить еще несколько адресов, где его ждут нуждающиеся, в самом городе. «Помогаем тем, кто нуждается, и поддерживаем тех, в кого верим» — такой девиз избрал Игорь для себя и своих помощников. С ним и пускаемся в путь.
Журнал: № 04 (апрель) 2021Фотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 22 апреля 2021

Семь семей

— Обычно я еду с автоволонтерами, на их машине, — говорит Игорь. — Но сегодня не получилось никого найти, поэтому пришлось взять автомобиль в аренду.

Народная этимология выводит происхождение слова «семья» от слов «семь» и «я». Последователем такой версии якобы был даже поэт Николай Гумилёв, который будто бы утверждал, что нормальная семья состоит из папы, мамы и пятерых детей. Настоящее же происхождение слова «семья» восходит к общеславянскому semьja, что переводится не иначе как «домочадцы». Сегодня Игорю предстоит навестить семь семей, и некоторые из них даже превосходят предложенный поэтом идеал: так, в Большом Сабске Игоря ждут супруги Лыткины, у которых десять детей.

О том, что нужно помогать людям, помогать серьезно, на системной основе, Игорь задумался давно, с того момента, как стал христианином. Но кому именно помогать, на ком сконцентрировать свои усилия, Игорь тогда не знал. По совету знакомого священника он обучался на епархиальных богословских курсах, где познакомился с бывшим бизнесменом Антоном Куликовым — отцом нескольких детей, перебравшимся с семьей жить за город. В разговорах с этим человеком — о воспитании детей, о подвиге многодетных родителей, о будущем страны, о демографии — и стало Игорю понятно, на ком именно он сосредоточит внимание: на семьях.

  


Чемпионы для тройняшек

Первая остановка сегодня — семья Елены Филипповой, которая одна воспитывает четырнадцатилетних тройняшек c ДЦП. В 2007 году история Елены, которая тогда только стала мамой и вместе с детьми проживала в однокомнатной квартире, стала известна журналистам одного из крупных телеканалов. Телевизионный сюжет о семье попался на глаза тогдашнему губернатору Петербурга Валентине Матвиенко, которая распорядилась обеспечить нуждающуюся семью новой квартирой. Однако трудности Филипповых жилищными условиями не ограничивались, помощь требуется всегда, хотя сама Елена, признается Игорь, её никогда не просит.

— С Еленой и её детьми меня познакомил отец Григорий Мишкорудный из храма святых мучеников младенцев Вифлеемских на Парнасе, который окормляет эту семью, — говорит Игорь. — Когда я определился, что помогать стану многодетным семьям, передо мной встал практический вопрос: а где эти семьи искать? Самый очевидный вариант — в родном храме.

В квартире у Елены чисто, опрятно, что встретишь далеко не во всех многодетных семьях. Поддержание дома в чистоте требует усилий, которых может и не оставаться, когда ты мать-одиночка, а у тебя на руках трое детей с особенностями. Но Елена справляется.

Игорь достает из пакетов крупы, фрукты, подгузники для взрослых…

— В этот раз мы решили привезти побольше фруктов, — говорит Игорь. — Потому что если продукты первой необходимости все так или иначе вынуждены покупать, чтобы прокормиться, то на фрукты чаще всего не остается денег.

Все тройняшки в семье занимаются спортом. Коля — вратарь хоккейной команды, Аня занимается большим теннисом на коляске, а Толе прописана иппотерапия, верховая езда.

— И я решил сделать им всем к Рождеству необычный подарок, — рассказывает Игорь. — Нашел в интернете, благо сейчас социальные сети позволяют, людей, которые достигли в каждом из этих видов спорта выдающихся результатов. Для Коли я вышел на связь с чемпионом мира по следж-хоккею Евгением Плотниковым, вратарем команды «Югра» из Ханты-Мансийска, для Ани — связался с чемпионкой Европы по теннису на колясках Полиной Шакировой, а для Толи — с Ниной Ануфриевой, членом сборной Санкт-Петербурга по паралимпийской выездке. Спортсмены записали поздравительные видеоролики для тройняшек Филлиповых. Стоило видеть реакцию ребят!

 

Помощь и поддержка

— Чем отличается помощь от поддержки? — рассуждает Игорь Суменков. — Помощь, на мой взгляд, это такая большая разовая акция, когда человек попал в беду — дом сгорел, машина сломалась, — и мы эти дом или машину помогаем восстановить. А поддержка — это регулярное участие в жизни человека или семьи, но не такое, что мы полностью решаем за них все проблемы — снабжаем всеми продуктами, всей одеждой, — но помогаем им не упасть, не свалиться на пути, в общем, поддерживаем. Конечно, если случится нечто экстренное, из ряда вон выходящее, именно настоящая беда, мы постараемся мобилизоваться и сделать всё возможное, чтобы помочь. Я долго размышлял над тем, как вкратце можно охарактеризовать всю нашу деятельность. И вот к чему пришел: «Помогаем тем, кто нуждается, и поддерживаем тех, в кого верим».

 

Глоток свежего воздуха

Подъезжаем к дому Антона Куликова и его домочадцев. Да, большая семья Антона тоже находится под опекой Игоря. Дом Антона расположен в поселке Песочный, сюда он вместе с супругой и детьми переехал из города несколько лет тому назад. Дом еще строится, работы много.

На пороге нас встречают радостные детские крики: «Игорь приехал», мальчики и девочки выбегают в коридор, наперебой пытаясь рассказать, чем же они занимались сегодня утром. Удается разобрать только, что кто-то кого-то обыграл в видеоигру Sonic.

— Это маска для ныряния, — говорит Игорь, доставая её из пакета. Мальчик берет маску и бежит к сестре: «Смотри, маска. Нырять будем».

В семье Куликовых пятеро детей. Сидит с ними мама, Мария Куликова, помогает бабушка. Глава семейства Антон часто на работе. Когда-то у него был свой бизнес, сейчас он трудится грузчиком. Зарплата небольшая.

— Для нас поддержка Игоря — как глоток свежего воздуха, — говорит Мария. — Муж получает зарплату, старается, плюс мы оформили все возможные выплаты от государства, у нас есть небольшое хозяйство, в том числе козы… Но всё равно очень тяжело, денег уходит много. Сейчас вот строим дом, много бытовых трудностей. Есть старенький автомобиль, часто ломается. Мы в Песочном третий год, раньше обитали в Питере в однушке, но когда родился четвертый ребенок, Анечка, стало ясно, что больше так продолжаться не может. Стало невозможно совмещать режимы всех детей: одному надо спать, другому гулять, третьему завтракать, а четвертого в школу собирать. Сначала мы сняли более просторную квартиру, стало легче, но не намного. И тогда мы решили, что пора наконец-то обзавестись собственным домом, о чем уже давно задумывались. Купили вот здесь в Песочном участок, государство нам помогало, дало жилищную субсидию, стали строить дом…

— А мама показывала мне фотку, где у нашего дома только окно, а двери нет! — вмешивается в разговор кто-то из детей.

— Дети друг с другом хорошо уживаются, все ладят, — продолжает Мария. — Старшему сыну 12 лет, младшей дочери год. Старшие ходят в школу, младшие — со мной, в садик их не отдаем, жалко. А здесь ведь, особенно летом, открыл дверь — и уже во дворе. В загородном доме у детей больше самостоятельности, больше простора для игр, для инициативы, больше возможностей.

В свободное время дети семьи Куликовых занимаются в кружках: по шахматам, рисованию, гимнастике, велоспорту, раньше ходили и на самбо, но с пандемией тренировки по борьбе приостановились.

— Но иногда возникают трудности с тем, чтобы детей на эти секции привезти, — говорит Мария. — Вот вчера не смогли поехать на шахматы, потому что супруга не было дома и остальных детей оставить было не с кем, а ехать всем вместе — это значит нарушить ПДД: набиться в машину сверх нормы, не пристегиваться. Дети будут сидеть друг у друга на коленях, это опасно.

На обратном пути из дома Куликовых, уже в машине, замечаю стоящий во дворе вагончик. Оказывается, около года назад Антон, повстречав на улице бездомного, предложил ему кров, но при одном условии: тот не будет пить. Теперь у бездомного есть дом — этот самый вагончик, и слово свое обитатель этого скромного жилища держит: действительно, не пьет.

 

Вот чье благословение!

Первый выезд с поддержкой многодетных семей Игорь совершил год назад, в апреле 2020 года, как раз перед началом серьезных ограничений из-за эпидемии коронавируса. Незадолго до того Игорь отправился за благословением к священнику Иоанновского монастыря протоиерею Николаю Беляеву.

— Я хотел, чтобы он меня не только благословил, но и направил, подсказал, быть может, где искать спонсоров моего проекта, благотворителей, которые помогут оплачивать закупку продуктов, бензин и так далее.

Но когда Игорь пришел к отцу Николаю и поделился своим решением помогать многодетным семьям, отец Николай сам первым задал вопрос о финансировании проекта: «А ты спонсоров нашел?». «Нет, не нашел пока», — ответил Игорь. «Так надо найти. Ступай».

— Я несколько растерялся, — вспоминает Игорь. — Я-то думал, он меня направит, подскажет, где их искать, может, укажет на конкретных людей. Меня его ответ несколько огорчил. На следующий день на Литургии в храме младенцев Вифлеемских на Парнасе подходит ко мне женщина, которую я ни до ни после никогда не видел, и протягивает мне фотографию святого Иоанна Кронштадтского, а жене — календарь с усыпальницей святого. И ушла. Мне супруга говорит: «Теперь понял, кто тебя благословил?».

Спустя месяц Игорь поделился своими трудностями — что не может найти спонсоров — с прихожанином своего храма. «Так давай я тебе помогу», — ответил прихожанин. Теперь он входит в попечительский совет фонда «Дела любви», который был создан Игорем Суменковым и зарегистрирован в июле 2020 года.

— Жертвователи не слишком доверяют людям, которые собирают деньги для нуждающихся на свою личную банковскую карточку, — говорит Игорь. — И правильно делают. Фонду с официальными реквизитами доверия больше. Мы ведем официальную отчетность, с поступлениями и тратами фонда можно ознакомиться.

Генеральным директором нового фонда стал сам Игорь Суменков, а его соучредителем — Антон Куликов.


  


Граф Андрей

У фонда «Дела любви» есть свой сайт в интернете и группа в социальной сети «ВКонтакте», где Игорь отчитывается о совершенных поездках и анонсирует предстоящие. Тут же Игорь вывешивает объявления о поиске волонтеров.

В Красном Селе, на выезде из Петербурга, живет человек с необычным именем Граф. Знакомые зовут его Андреем, но по паспорту он Граф. Вместе со своей большой семьей — супруга и семеро детей — он арендует небольшой частный дом. Аренда недорогая, семь тысяч рублей в месяц, но состояние дома и не позволяет брать со съемщиков больше.

— А тут у вас намного лучше, чем даже в прошлом месяце, — говорит Игорь, занося внутрь пакеты с продуктами.

— Да, вот обои поклеили, — отвечает Граф-Андрей.

Супруга Графа вместе с пятью детьми уехала ненадолго к родственникам во Ржев, отец остался в Петербурге с двумя сыновьями. Сегодня им предстоит важное дело — пойти осматривать новый дом, который они собираются снять вместо нынешнего.

— Ну сами посмотрите, в каком он состоянии, — говорит Граф. — Сквозняки, плесень, холодно. И воды у нас нет, а как в огромной семье без воды? Так что жилье надо менять, конечно.

А еще Графу нужно устроиться на официальную работу, а для этого — заменить истрепавшийся паспорт. Пока что приходится трудиться неофициально на одной из местных строек. Семья Графа стоит в очереди на получение квартиры в Ржеве, но получат они её, по расчетам главы семейства, не раньше, чем через несколько лет.

— Зарплаты во Ржеве знаете какие? Если получаешь 15 тысяч, то считается, что очень повезло. Так что даже не знаю, стоит ли туда перебираться. Мне детей надо на ноги ставить.

 

Молитва, терпение и труд к успеху приведут

А недалеко от Красного Села, в поселке Сергиево, живет семья Яфаровых. Глава семейства зарабатывает на жизнь квартирными ремонтами, и всё бы ничего, если бы не приключившаяся с ним болезнь руки. Теперь нужно ждать операции, чтобы можно было вновь приняться за работу. Яфаровы, у которых трое детей, тоже стоят в очереди на получение жилья, а пока снимают квартиру. С Игорем и его супругой Александрой Марина Яфарова познакомилась в Троице-Сергиевой пустыни в Стрельне, куда семья Суменковых приехала посмотреть, как происходит жизнь местной общины.

— Мы с Сашей очень быстро нашли общий язык, — вспоминает Марина. И когда она узнала, что у нас в семье трое детей, сразу предложила нам стать подопечными фонда «Дела любви». Они нам оказывают огромную поддержку, вот сегодня привезли много фруктов, а фрукты стоят недешево.

Пока у фонда «Дела любви» не очень много подопечных семей, и чтобы объехать их все, хватает одного дня. Но останавливаться на этом Игорь Суменков не собирается, планируя расширять как адресную книгу фонда, так и способы поддержки семей. Идей у Игоря много, дело за тем, чтобы их реализовать.

— У нас по статистике 80 процентов браков заканчивается разводом, — говорит Игорь. — Удручающая статистика. Почему браки распадаются? Неустроенность, бедность и стресс — всё это отрицательно сказывается на отношениях, но главная причина не в этом. Люди слишком зациклены на себе, на потреблении, не готовы слышать друг друга. Так семьи и гибнут. Нужно начинать с просветительской работы. Например, рассказывать о роли отца в семье, о его ответственности. Пока я не знаю точно, как именно эту идею следует воплотить в жизнь: может быть, проводить фестивали семьи и отца? Или снимать ролики, рассказывающие о семейных ценностях? В любом случае, надо создавать положительный образ семьи.

В прошлом году «Дела любви» успели запустить еще один проект поддержки семей, который, правда, пока не получил дальнейшего развития из-за разразившейся в мире пандемии. Проект называется «Молитва, терпение и труд к успеху приведут». В одну из поездок в Большой Сабск Игорь взял мастера по гончарному искусству, чтобы он поучил тамошних ребятишек своему мастерству.

— Сейчас у родителей в большом городе есть выбор спортивных и творческих кружков, а в деревнях и поселках Ленинградской области с этим гораздо сложнее. Поэтому я решил дать детям возможность развиваться через труд и творчество в столярном, гончарном и других видах ремесленного искусства. Успех мы понимаем не как возрастание в карьере или большой заработок, а как успешное завершение начатого дела с помощью терпения и усидчивости — навыков, которых так не хватает детям в цифровую эпоху.

  


Папа, дети, Пупс и Кот

Наконец выезжаем в Сабск. 180 километров дороги, два часа пути. Туда приезжаем к вечеру, а когда вернемся обратно в Петербург, уже наступит ночь.

Сабск — небольшой поселок в Волосовском районе. Справка из Википедии: «В деревне есть 6 пятиэтажных домов». Как раз в этих домах и живут три семьи, которые Игорь собирается навестить в Сабске. История его знакомства с жителями Сабска очень проста: недавно он и сам жил в этом поселке, работая администратором на фермерском хозяйстве в соседней деревне.

— Снимали квартиру на третьем этаже, а на пятом жила семья Школиных, — говорит Игорь, — Сергей, его супруга Елена и их пятеро детей. К сожалению, Елена, молодая, трудолюбивая и добрая женщина, умерла в конце прошлого года от онкологии. Она и не подозревала о диагнозе до последнего момента — опухоль её никак не беспокоила. Теперь Сергей, отец семейства, воспитывает пятерых детей один.

Поднимаемся на пятый этаж, у дверей квартиры Школиных караулит небольшая собака неизвестной породы.

— Как зовут песика? — спрашиваем у выбегающей навстречу ребятни.

— Пупс!

Пупс с радостью следует за нами в квартиру. Здесь, в коридоре, важно прохаживается еще один домашний питомец, на сей раз из семейства кошачьих.

— А этого мохнатого как звать?

— Кот.

— Кот?

— Да, просто Кот.

Игорь привычно заносит пакеты с продуктами и бытовой химией на кухню, где собрались все Школины. Первый и главный вопрос, который хочется задать главе семейства, звучит так: «Как справляется с воспитанием пятерых детей отец-одиночка?». Дело не в том, что отцам-одиночкам в чем-то сложнее, чем матерям, просто к последним все, к сожалению, уже привыкли.

— Как справляюсь? — удивляется Сергей. — Да нормально справляюсь. Никакого секрета здесь нет. На автомате всё: утром проснулись, отвел в садик и школу, пока они там, делаешь работу по дому — готовка, стирка, уборка. Потом встречаешь, кормишь, ведешь на кружки — они у меня и на фитнес ходят, Леша в футбольной команде играет, девочки участвуют в концертах. Скучать не приходится. Летом выходим с детьми в поход, ночуем в палатках.

А вот о собственных увлечениях и хобби Сергею пришлось забыть — ни зимняя рыбалка, ни охота теперь не вписываются в его распорядок дня.

— Сын играет в футбол, а вы сам?

— Разве что по телевизору.

Как и многие многодетные, отец пятерых детей мечтает переехать в свой дом. На окраине деревни он получил участок, на котором и начал его строительство. Ближайшим летом собирается заливать фундамент.

— Работы летом у меня будет невпроворот, — говорит Сергей. — Как-нибудь выкрутимся. Но, честно признаться, бывает нелегко. Поддержка Игоря и его фонда очень кстати!

 


Взрослые и дети Большого Сабска

В соседнем подъезде навещаем Лыткиных. Это самая большая семья из подопечных фонда «Дела любви». У супругов Ивана и Анастасии десять детей. Анастасия рассказывает, что многодетность — давняя семейная традиция: у её бабушки было девять детей. Сейчас Лыткины живут не в Сабске, а в частном доме в деревне Сара-Лог. В Сабск они приехали к матери Анастасии на помывку — в своем доме пока нет воды.

— Там есть какая-нибудь работа? — спрашиваю у Анастасии.

— Какая там может быть работа?! Нет никакой! Муж работает в Кингисеппе — уезжает утром в понедельник, возвращается в пятницу вечером. Я дома на хозяйстве, да за детьми присматриваю. Старшие сами помогают.

На примере детей Лыткиных очень хорошо видно, насколько разными по характеру могут быть самые близкие родственники, родные братья и сестры: кто-то с радостной готовностью бежит фотографироваться, кто-то хмурится, но всё же соглашается, а кто-то притворяется спящим в соседней комнате и вообще отказывается выходить. Самую улыбчивую девочку зовут Настей. Даже в школьном конкурсе улыбок она заняла первое место.

В школу дети Лыткиных ходят в Осьмино. Школьный автобус забирает их из Сара-Лога утром в семь часов, а привозит обратно в половине пятого вечера. Кроме основных занятий дети ходят на лепку, на танцы — всё в том же Осьмино.

В разговоре неожиданно для себя выясняем вскоре, что найти детям занятия для досуга в этих краях, оказывается, не так и сложно. В соседнем доме проживают последние адресаты сегодняшней благотворительной акции — семья Гришкиных. У Евгения и Екатерины трое детей, и двое старших, Матвей и Григорий, занимаются музыкой: один учится играть на гитаре, второй — на барабанной установке.

— А так в нашей сабской школе есть и робототехника, и информатика, — говорит Екатерина. — Стараются занимать детей.

Гришкины живут в Сабске восьмой год. До этого, как говорит Екатерина, они успели «поболтаться» по Ленобласти: пожили в Гатчинском, Волосовском районах, пока в Сабске не купили свое жилье, квартиру. Единственный минус — нестабильная ситуация с работой.

Шесть лет назад Екатерина победила онкологию, причем к врачам обратилась уже на третьей стадии заболевания:

— Они мне сказали, что еще полтора месяца, и было бы уже поздно. Я тянула, потому что Макар был еще маленький, оставить его я не могла, жила на обезболивающих таблетках. Но друзья всё же уговорили пойти к врачу, и мне поставили страшный диагноз. Но вовремя сделали операцию, спасли мне жизнь. Сейчас я на инвалидности, не работаю, поэтому свободного времени у меня хватает. Очень люблю гулять. Дети спрашивают: «Мама, ты так любишь гулять?» Да, представляете, детки, мама очень любит гулять и совершенно не понимает, как это вы не любите, предпочитая телефоны и гаджеты! Давайте хотя бы разговаривать, а не залипать в телефоны с утра до вечера! У нас даже правило такое: за час до сна выключать телефоны, чистить зубы и о чем-нибудь беседовать. Раньше мы еще любили почитать, но они мне в один прекрасный момент высказали: мама, достала ты уже со своей православной литературой, давай просто поболтаем. А я и рада, у меня всегда есть о чем поговорить со своими детьми.

Гришкины признаются, что пока без посторонней помощи им трудно справляться с бытовыми сложностями, и помощь фонда «Дела любви» — как раз та соломинка, которая поддерживает семью в трудные времена.

— Так проявляется милость Божия к нам, — говорит она, — Игорь стал поддерживать нас как раз с началом пандемии. Для нас это было настоящим чудом. Нам некоторое время помогала супружеская пара, но как раз перед карантином эта возможность у них пропала. И тогда появился Игорь со своим фондом. Верю, что неслучайно.

    

Всё получится

Фонд еще очень молодой, он только-только начинает свою работу. Чтобы продолжать помогать людям, расти, развиваться, фонду нужны помощники. В том, что таковые непременно найдутся, Игорь Суменков не сомневается ни на минуту.

— В этом я абсолютно уверен, — говорит он. — Сколько раз с момента моей первой поездки могло показаться, что всё, тупик, но Господь каждый раз направлял, знакомил с нужными людьми, всё устраивал наилучшим образом! Я даже специальный пост написал об этом в группе фонда «ВКотнакте»: у меня нет команды, нет стартового капитала, чтобы запустить проекты, не хватает волонтеров, но у меня есть вера, что всё не зря, что всё у меня получится. Я не знаю, как скоро, не знаю, сколько сил потребуется на это затратить, но знаю, что Господь не оставит.

 

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"