Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Часовня для церкви Усадища

Село Усадище считалось зажиточным. Посетивший его в середине позапрошлого века Константин Ушинский писал, что «оно меньше похоже на село, чем иные уездные города». Жители Усадища промышляли в том числе истреблением вредных насекомых — клопов и тараканов, многие из «тараканщиков» трудились в столице, зарабатывая на этом весьма неплохие деньги. Как водится, в богатом селе была и богатая церковь — каменная, с тремя приделами. В прошлом году минуло 80 лет с момента её разрушения. Сейчас в Усадище нет даже часовни. Но верующие не унывают и собираются построить в поселке небольшой храм, администрация даже выделила землю под строительство. Осталось решить последний вопрос — найти средства. 
Журнал: № 09 (сентябрь) 2022Автор: Евгений Перевалов Опубликовано: 22 сентября 2022

Верующие есть, а храма нет

Там, где раньше стоял Преображенский храм, сейчас — двор пятиэтажной панельки, которая построена, ни много ни мало, на месте сельского кладбища. Самое большее, что можно сделать здесь в память о разрушенной церкви, — установить поклонный крест. Но ведь это не значит, что новый храм или хотя бы часовню нельзя построить в другом месте? Именно так в 2016 году решили верующие поселка и обратились с инициативой к благочинному своего района. Так в Усадище официально появилась православная община, а у общины — священник, протоиерей Сергий Никонов.

Отец Сергий служит в храме Илии Пророка в Плеханово (микрорайон Волхова) и окормляет еще несколько поселков, в том числе и верующих Усадища.

— Ведь как получается, — сетует отец Сергий, — есть у нас места, где построен храм, но почти нет верующих. А в Усадище наоборот — верующие есть, а храма нет, собираться негде!

Ближайший к Усадищу храм находится в восьми километрах — в Свято-­Троицком Зеленецком монастыре, но туда не ходят автобусы.

— Мы бы рады ездить на богослужение и к отцу Сергию в Плеханово, но и это далеко — на перекладных, да не с одной пересадкой, — говорят верующие. — Большинство из нас люди в возрасте, машин нет.

Троицкая церковь Николаевского Гостинопольского погоста. Проект 1907 года
Троицкая церковь Николаевского Гостинопольского погоста. Проект 1907 года


Потеря храма

В Усадище мы ехали вместе с отцом Сергием и руководителем Бережковского историко-­краеведческого общества Егором Фальковым. Общество готовит книгу-­справочник по всем некогда существовавшим храмам Волховского района. Будет там и статья о Преображенском храме Усадища.

— К­огда-то здесь стояла деревянная церковь, но она несколько раз горела, и было решено построить каменный храм, благо земли были зажиточные и средства позволяли, — рассказывает Егор. — Кроме Преображенской, в Усадище была и Георгиевская церковь, тоже деревянная, — её разобрали, а у каменного Преображенского храма появился Георгиевский придел. Такая же участь постигла и храм Илии Пророка в соседней деревне.

Каменный Преображенский храм стоял в Усадище до 1941 года. Началась вой­на, наступали немцы, местные жители покидали родные места.

— Мой отец тогда был шестнадцатилетним мальчишкой, — вспоминает Ольга Борисовна Хабарова, — уходили они осенью. Храм еще стоял. Ребята вспомнили, что в храме оставался мешок муки, и вернулись за ним в уже покинутую деревню, где и встретили немцев. Те их не тронули, пожалели. Немецкая армия рвалась к Ладоге, чтобы замкнуть второе блокадное кольцо, в районе шли ожесточенные бои. Когда зимой жители вернулись обратно, храм был уже разрушен.

Никольский погост (бывший Никольский Гостинопольский монастырь). 1910-е годы
Никольский погост (бывший Никольский Гостинопольский монастырь). 1910-е годы

Построим храм — всё и наладится

Построить новый храм-часовню нужно до 2028 года — если это не будет сделано, то землю у общины отберут. Может показаться, что шесть лет — немалый срок, но на самом деле времени немного, учитывая, что основная трудность именно в поиске благотворителя, которого за прошедшие годы — тоже шесть — найти не удалось.

— На день памяти Мартирия Зеленецкого мы ездили в паломничество в Свято-­Троицкий Зеленецкий монастырь, — говорит прихожанка Людмила Сергеевна Кузнецова. — Этот день совпал с Прощеным воскресеньем. В монастырь приехало тогда много паломников из разных городов, даже из-за границы были люди. Мы стояли на службе, молились, вижу — мальчик лет трех-четырех, как раз возраста моего правнука. Идет по храму, доходит до амвона и останавливается. Значит, он знаком с поведением в храме. И как бы мне хотелось со своими внучатами также посещать храм, чтобы они были к нему и к богослужению привыкшими! Но для этого в Усадище должна появиться часовня.

— С алтарем! — добавляет ­кто-то из местных жителей. — Чтобы обязательно можно было служить Литургию.
— Да, желательно с алтарем, — продолжает Людмила Сергеевна.

Участок земли, где планируется построить храм-часовню, расположен неподалеку от места, где некогда стоял Преображенский храм, напротив сельской школы.

— Детей ведь тоже нужно к вере приучать, — говорит Людмила Сергеевна. — Вот и школа рядом — промыслительно.

На месте будущей часовни установлен поклонный крест с табличкой. Надпись на табличке гласит: «Поклонный крест установлен к началу строительства православной часовни в д. Усадище 02 декабря 2017 года».

— Я уверена, что пока мы не построим храм, не наладим молитвенную жизнь в деревне, у нас ничего не будет получаться, — делится Ольга Борисовна. — У нас хотели построить ферму, но не получилось. Позже планировали открыть медицинский пункт, но тоже не получилось. Не идут у нас в деревне дела, и я думаю, что если мы не построим храм или хотя бы часовню, то так всё и будет продолжаться.


Староверы и православные в краю часовен

Краевед Егор Фальков рассказывает, что у Усадища раньше было второе название — Спасовщина, по имени стоящего здесь православного храма. В храме находилась известная икона Спаса в Силах, которую называли «плененным» образом. История его такова. Образ этот очень древний, старше Смутного времени. Тогда, в XVI веке, во время разграбления новгородских земель шведскими вой­сками икону вывезли в Швецию (отсюда и название). Через сто лет образ был выкуплен у шведов и передан Преображенскому храму в Усадище.

— В открытых источниках я не нашел данных о том, что стало с этой известной иконой в XX веке, — говорит Егор Фальков. — Я искал её в разных музеях и хранилищах, рассылал письма. И мне ответили в Русском музее. Оказывается, образ хранится у них. Я заказал фотографию иконы, теперь мы знаем, как она выглядела.

В землях Спасовщины исторически проживали не только православные, но и староверы. Даже в наши дни некоторые местные говорят о себе: «я старовер».

— Неподалеку находится деревня Верховины. В прошлом — настоящий центр старообрядчества, — рассказывает Егор. — В 1765 году старообрядцы захватили Зеленецкий монастырь: они изгнали братию, устроили в обители настоящий погром, разорили святыни, повредили книги и иконы и, по некоторым свидетельствам, даже пытали монастырского огородника, чтобы выведать, где спрятана храмовая икона Божией Матери «Одигитрия» в серебряном окладе. Власти послали роту гренадеров Суздальского пехотного полка, чтобы выбить староверов из обители, но те в итоге подожгли себя. Выжил один — зачинщик. Его секли и отправили в солдаты.

Так что религиозная история этого богатого края знает всякие примеры взаимоотношений между последователями старого и нового обрядов. Но в XX веке одинаково печальная судьба постигла всех верующих Волховского края, вне зависимости от особенностей их убеждений. В 1937 году был расстрелян последний настоятель Преображенской церкви священник Эраст Кравец. А спустя несколько недель — старообрядческий священник из соседней деревни Александр Шамшев. Из множества существовавших на начало XX века часовен (некоторые были даже с литыми колоколами, а то и двумя — что тоже признак достатка) до настоящего момента сохранилась только одна, в руинированном состоянии.

— Почти в каждой деревне была часовня, — говорит Егор. — Я нашел в архиве опись часовен, сделанную советской властью в 1924 году. Описано было всё досконально: какие иконы есть в часовне, сколько их, сколько лампад, даже столы и лавки — и те были подробно описаны. К сегодняшнему дню не осталось почти ничего.



Монастырь на берегу

Колокольня Никольского Гостинопольского погоста. Обмер. Восточный фасад
Колокольня Никольского Гостинопольского погоста. Обмер. Восточный фасад

Бережковское историко-­краеведческое общество поставило перед собой по крайней мере одну большую задачу — воссоздать на старом месте утраченный Гостинопольский Никольский монастырь, который располагался как раз на пути из Волхова в Усадище. Сегодня о его существовании не напоминает ничего, кроме построенной недавно деревянной часовни и информационного стенда, рассказывающего об истории монастыря.

— Эту часовенку тоже долго не могли достроить, но нашелся благодетель, и мы смогли завершить строительство, — говорит отец Сергий Никонов. — А вообще, в 1990‑е годы эти земли хотели прибрать к своим рукам новые русские — ­места-то то здесь живописные, выход к реке. Но милостью Божией этого не случилось.

Название монастыря происходит от слов «гости» — так назывались купцы на новгородском диалекте — и «поле».
— Это была «перевалочная база» купцов, — поясняет краевед Егор Фальков. — В этих местах начинаются речные пороги, поэтому приходилось перегружать товары на более легкие суда. Отсюда и название — Гостинопольский. Первое упоминание о монастыре относится к 1500 году, но монастырь построен явно ранее: на церковном колоколе было написано, что он отлит в 1475 году.

В Гостинопольском монастыре было два храма — каменный Никольский и деревянный Троицкий. Оба храма утрачены, от каменного остался фундамент.

— В Смутное время монастырь был разграблен шведским полководцем Якобом Делагарди. Но после окончания Смуты обитель восстановилась. Здесь бывали знаменитый путешественник Адам Олеарий, царевич Алексей, сын Петра Великого, это нам известно из монастырских книг, которые сейчас находятся в хранилищах Российской национальной библиотеки.

Великую Отечественную вой­ну монастырь не пережил — он был уничтожен, так как служил ориентиром для налета авиации. Но многие иконы обители сохранились.

— Царские врата Никольского храма хранятся в Русском музее, они выставлены в зале древнерусского искусства. Несколько икон — в Третьяковской галерее и в Историческом музее в Москве, а также в Виченце в Италии. Есть предположения, что некоторые иконы могут находиться в частных коллекциях европейских ценителей. А вот уникальные фрески — последняя храмовая роспись еще независимой Новгородской республики, выполненная незадолго до присоединения Новгорода Московским княжеством, — утрачены.

Воссоздание монастыря — задача не только сложная, но и очень дорогая. Сейчас Бережковское общество заключило договор о сотрудничестве с Санкт-­Петербургским государственным архитектурно-­строительным университетом. Он должен подготовить рендер — трехмерное изображение того, как в перспективе будет выглядеть обитель. В СПбГАСУ уже порядка десяти лет, а то и больше, занимаются воссозданием проектов утраченных храмов по сохранившимся историческим изображениям.

— Когда будет готов этот материал, мы займемся поиском спонсора. Это будет очень непросто, я подозреваю. Ведь только на составление проектной документации нам потребуется не один миллион руб­лей, — говорит Егор Фальков.


Традиции меценатства

Колокол Гостинопольского монастыря 1475 года. Начало XX века
Колокол Гостинопольского монастыря 1475 года. Начало XX века

В самом же Усадище от былых времен остались только липы, окружающие деревенский дом культуры. На месте ДК раньше стояла школа, её разобрали в 1980‑х годах прошлого века. А липы остались. Их посадил в начале прошлого века инициатор строительства школы — настоятель Преображенского храма протоиерей Сергий Беляев.

— Вот какие были меценаты на нашей земле, — восклицает Ольга Борисовна, — сколько делали!

История сохранила имена и других благотворителей Усадища. В середине XIX века церковный староста Василий Нефёдов построил в деревне каменную часовню, а Преображенский храм обнес оградой. Спустя несколько лет при храме появилось попечительское общество, его возглавлял крестьянин Василий Лебедев, который как раз и промышлял в столице «тараканщиком», занимался даже дезинфекцией царских резиденций. Преображенскому храму он пожертвовал большую сумму денег на новый иконостас.

— Сегодня мы тоже надеемся на появление благотворителя, — говорит Людмила Сергеевна. — Своих сил и средств поднять часовню у нас попросту не хватает.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"