Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Братства как ответ. Союзы мирян Петроградской епархии сто лет назад

Мы так отвыкли от общинной жизни, от самоорганизации, от христианского общения за пределами богослужения, что слова «братство», «союз», «содружество» вызывают у нас ассоциации с протестантизмом. А ведь в нашей епархии, да и во всей России, всего сто лет назад был настоящий «общинный бум», опыт которого мы только начинаем осмыслять.
Раздел: Via Historica
Братства как ответ. Союзы мирян Петроградской епархии сто лет назад
Члены Александро-Невского братства. 17 мая 1920 года
Журнал: № 6 (июнь) 2017Страницы: 16-19 Автор: Анастасия Наконечная Опубликовано: 19 июня 2017

ОТ ЛЬВОВА ДО ПЕТЕРБУРГА

История Русской Церкви знает православные братства еще с XV–XVI веков, когда в Юго-Западной Руси появились такие объединения, противоставшие католической экспансии. Они поддерживали православное духовенство, помогали в строительстве храмов, противостояли полонизации и латинизации в сфере культуры и образования. Два старейших — Львовское Успенское и Свято-Троицкое Виленское.

Священник Александр Гумилевский, основатель Христорождественского братства. 1870 год
Священник Александр Гумилевский, основатель Христорождественского братства. 1870 год

С 1864 года, после утверждения в России правил учреждения православных братств, они стали открываться на территории России повсеместно. Их появлению способствовал петербургский священник Александр Гумилевский, основавший Христорождественское братство в Санкт-Петербурге еще в 1862 году. По данным историка XIX века А. А. Папкова, к 1 января 1893 года в России действовало 159 церковных братств. По примерным расчетам, в братствах состояло свыше 37 тысяч человек. Среди них стоит упомянуть Крестовоздвиженское братство Н. Н. Неплюева. В начале ХХ века у него была идея создать Всероссийское братство для всех верующих людей как дело покаяния за отказ от исполнения заповеди любви к Богу и ближним. Он хотел создать также и светское Всероссийское братство для неверующих людей доброй воли и людей «свободного действия». Но до своей кончины в 1908 году Николай Николаевич не успел этого осуществить.

В Санкт-Петербурге в течение короткого времени появилось несколько десятков православных братств, действовавших в различных направлениях церковной жизни: благотворительность, церковное просвещение, миссия, в том числе через распространение православной литературы. В основном это были приходские братства, но были и межприходские объединения. В частности, епархиальное братство во имя Пресвятой Богородицы имело своей задачей содействовать возникновению и процветанию церковноприходских школ, внебогослужебных собеседований, церковно-народных библиотек и вообще религиозно-нравственному просвещению народа.


«НЕМЕДЛЕННО УСТРОЯЙТЕ ДУХОВНЫЕ СОЮЗЫ»

Некоторая часть братств, как и других обществ, продолжала существовать и в первые послереволюционные годы. Однако о судьбе многих из них после 1917 года ничего не известно, например, об Исаакиевском братстве, существовавшем при Исаакиевском соборе более 20 лет.

Патриарх Тихон меньше чем через три месяца после октябрьского переворота, 19 января 1918 года, обращается к верую­щим именно с призывом создавать союзы и объединения для защиты Церкви. Возможно, это связано с опытом, полученным им в Америке: будучи там епископом Алеут­ским и Североамериканским, он познакомился с активной деятельностью православных братств. Так, в отчете за 1903 год владыка Тихон писал об одном из них: «Как при постройке церквей, так и при образовании самих приходов в Штатах делу этому оказывает важные услуги и помощь братство… Оно обычно ставит своею целью не только материально помогать членам его (больным, потерявшим мужа или жену), но и сохранять Православную Веру и русскую народность».

В своем первом послании Церкви Святейший говорит: «Зовем всех вас верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери нашей [Церкви]… немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброй волей становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: „Созижду церковь Мою и врата адова не одолеют ее“».

В Петрограде призыв патриарха был встречен с особым воодушевлением. С этого момента в епархии возникает значительное число общин и братств: Александро-Невское, вслед за ним — Спасское, Захариевское и другие. С августа 1917 года существовало Братство приходских советов в Петрограде. В Москве был создан Совет объединенных приходов. Поместный Собор 1917–1918 годов начал разработку устава «Всероссийского союза приходов», который планировалось создать.

Расцвету братского (и в целом мирянского) движения в Петроградской епархии в послереволюционные годы весьма способствовал её правящий архиерей — митрополит Вениамин (Казанский). Владыка всячески заботился о духовном состоянии своей паствы: о возможности для мирян, мужчин и женщин, получать богословское образование разного уровня (мы знаем о Богословском институте в Петрограде, который был открыт во многом силами членов различных братств); о сознательном участии мирян в богослужении и церковной жизни; о тесном братском общении внутри духовенства, а также между духовенством и мирянами. Большую помощь в решении этих задач оказывали братства.

О поддержке митрополитом Вениамином братского движения свидетельствует и тот факт, что он отдал Александро-Невскому братству свой Крестовый митрополичий храм, часто бывал у них на богослужениях. Благословлял их деятельность сначала на уровне братства, а потом — и Союза (Содружества) православных братств.Члены Александро-Невского братства, перебравшиеся в поселок Беш-Балу под Ферганой вслед за архимандритом Гурием (Егоровым), одним из руководителей братства. 1940 год

Члены Александро-Невского братства, перебравшиеся в поселок Беш-Балу под Ферганой вслед за архимандритом Гурием (Егоровым), одним из руководителей братства. 1940 год

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ

Анализ уставов приходских братств и общин, находящихся в петербургских архивах, позволяет среди основных форм их деятельности выделить следующие:

1) издательскую, выполнение которой было очень затруднено, так как церковная издательская деятельность фактически была под запретом. Но и в 1920-е годы в частных издательствах еще выходили, например, церковные календари, а также подпольная газета о деятельности братств, издававшаяся членом Спасского братства Владимиром Шкловским.

2) благотворительную — помощь бедным, больным (в братствах состояло много медицинских работников),

3) заботу об арестованных и заключенных,

4) непосредственное участие членов братств в богослужениях с приближением к максимально полному соблюдению устава,

5) просветительскую (устройство лекций, диспутов, содействие открытию в 1920 году Богословского института),

6) церковную работу с детьми и молодежью.


БРАТСТВО СВЯТОЙ СОФИИ

Среди неприходских братств особое место в епархии занимало братство Святой Софии, возникшее в 1919 году. Это было братство богословов, ученых, многие из которых стали лекторами Богословского института. На своих регулярных встречах (2–3 раза в месяц) они читали Евангелие, подробно обсуждая прочитанное, занимались подготовкой открытия полуиноческого общежития-ордена для студенток Богословского института, в котором учитывались бы ошибки, существовавшие в дореволюционных монастырях (самозамкнутость, работа на себя, вызывавшая в обществе осуждение и обвинения в тунеядстве). Несмотря на то, что общежитие не было открыто, важно отметить, что его целью была «православная соборная жизнь и действенное служение Церкви в меру сил и способностей каждого и по руководству Церкви, иначе — „воцерковление“ себя и других». Причем воцерковление себя «не в отъединении, а оживляя в себе церковную стихию в общении и единении с братьями». Среди задач ордена назывались: 1) служение Церкви сообразно личным способностям — а) созерцательное, но с непременным подчеркиванием служения другим, б) практическое и в) научное; 2) религиозно-нравственное общение с братьями и взаимное воспитание и 3) защита и распространение православной веры и идеалов православной жизни в окружающей среде. Основатели ордена понимали, что устав нужно создавать, «исходя из того, что предъявляет сама жизнь, приспособляясь к ее условиям, <…> иначе будет теоретичность».


МЕФОДИЕВСКОЕ ТРУДОВОЕ БРАТСТВО

Митрополит благословил и открытие Мефодиевского трудового братства, в уставе которого (этот устав был утвержден советской властью) было указано: «Членами Братства могут быть лица всех исповеданий и всех национальностей». Такая открытость православного прихода всем исповеданиям объясняется довольно просто: по уставу, братчики в первую очередь помогали именно членам братства. Таким образом, включая в состав братства всех желающих, они не были ограничены в оказании помощи всем нуждающимся. Руководитель Мефодиевского братства протоиерей Пётр Кремлевский не боялся сделать братство открытым для представителей любых вероисповеданий, даже не обязательно христианских. Кроме того, в уставе особо оговаривается право всех членов «открыто исповедовать свою веру и иметь свои храмы», после чего указывается, что для православных членов братства храмом является Мефодиевская церковь. Ни в одном дошедшем до нас уставе других петроградских братств такого пункта не было.


ЭПИДЕМИЯ БРАТСТВ

Атмосферу жизни общин в Петрограде в описываемый период передает в своих воспоминаниях Н. С. Чистоткина — братчица Александро-Невского братства: «В 20-м и 21-м годах, несмотря на тяжелые условия голодного и холодного существования (очень плохо было с топливом) и всякое неустройство во всех областях хозяйства города и страны в целом, верующие люди находили великую поддержку в церкви, в церковных службах, крестных ходах, ночных молениях, беседах. Особенно молодежь горела духом. При многих храмах были молодежные объединения, кружки, детские группы, многие учились в богословском институте, посещали пастырские курсы». Советская газета «Известия» описывала эту ситуацию с другой стороны: «В Петрограде свирепствует какая-то эпидемия братств, духовных кружков, подготовительных религиозно-схоластических школ. Духовенство обрабатывает этим путем молодежь…».

В 1920 году в Петроградской епархии было уже более 20 православных братств. Такое количество поставило вопрос о создании их объединения — Союза, или Содружества, православных братств Петроградской епархии, образовавшегося в 1921 году. Православные братства стремились к этому, потому что были вдохновлены опытом братской жизни: не только возможностью для мирян брать ответственность за различные служения в церкви, но и внутренней жизнью — братским общением, поддержкой друг друга, стремлением жить во всем по Евангелию. Свои причины для создания Союза были у митрополита Вениамина. Ведь некоторые епархиальные советы уже закрывались властью как нелегальные, а митрополиту нужна была реаль­ная опора для поддержки нормальной церковной жизни в епархии.Патриарх Московский и всея Руси Тихон и митрополит Петроградский Вениамин. 1918 год

Патриарх Московский и всея Руси Тихон и митрополит Петроградский Вениамин. 1918 год

БЕЗМЕРНО НАШЕ ПАДЕНИЕ

Одно из важнейших направлений жизни православных братств того времени — призыв к всенародному покаянию. Известно, что о нем говорил патриарх Тихон: «Плачьте же, дорогие братие и чада, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего Отечества, пока оно не погибло до конца. Плачьте о себе самих и о тех, кто по ожесточению сердца не имеет благодати слез. Богатые и бедные, ученые и простецы, старцы и юноши, девы и младенцы, соединитесь все вместе, облекитесь, подобно ниневитянам, во вретище и умоляйте милосердие Божие о помиловании и спасении России».

В «Великопостном привете читателям» 1918 года еще одного братства, созданного при непосредственном участии патриарха Тихона, — московского братства «Союз ревнителей и проповедников православия» под руководством будущего священноисповедника протоиерея Романа Медведя, говорится: «Безмерно наше падение! В один год мы ухитрились погубить то, что создавалось нашими предками целыми столетиями, их потом и кровию, путем бесчисленных жертв. <…> Не говорите, что в этом и других наших безмерных бедах: полном внутреннем бесправии, общем обнищании, голоде, в атмосфере постоянной злобы, ненависти и убийств, — мы не виновны, что виновны другие. Нет, в разной мере, но виновны все. <…> Все виновны! Виновны и пастыри, и миряне, и бедные люди, и богатые, интеллигенция и простецы, мужчины и женщины! <…> Православных в России 114 миллионов. Что же разрешили они разрастись по России столь великому потоку зла? Где сила твоя, православный народ, когда даже на веру свою ты допустил разразиться гонению? <…> Более всех должны каяться те, кто понимает, от каких причин произошли с нами столь великие бедствия. Независимо от церковного положения каждого степень вины всякого определяется именно этим пониманием. <…> Все виновны! Виновны не только в личных грехах, виновны в грехах общественных, виновны за родину, виновны за Церковь, виновны за дело Христово на земле! Проснись, православный народ, и принеси покаяние в меру глубины твоего тягчайшего падения!».

Опыт братского движения Петроградской епархии — один из плодов такого покаяния. Церковным ответом духу разрушения и ненависти, разбушевавшемуся в нашей стране после 1917 года, была жизнь во Христе, в духе евангельской любви и подлинной радости. Можно говорить об особой братской закалке. Неслучайно некоторые члены православных братств Петрограда причислены к лику святых. Прислушаемся же к своеобразному духовному завещанию братчиков начала века, которое можно увидеть в словах руководителя Александро-Невского братства архиепископа Иннокентия (Тихонова): «Берегите Братство, это святое общение в Церкви. Доселе вы очень дорожили зданием, иконами, украшениями и принадлежностями богослужения, колоколами. Кажется, всё Господь возьмет на время или совсем от нас для того, чтобы мы восчувствовали не убор, не блеск, но самое Тело во Христе, самую Церковь, братское общение наше в благодати».


Поделиться

Другие статьи из рубрики "Via Historica"