Иконостасы, иконы и панно из дерева

Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Войти как пользователь
  Войти
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Банк добрых дел

В этом году храм святого равноапостольного князя Владимира в поселке Лисий Нос отмечает столетие со дня своего освящения. Настоятель храма протоиерей Димитрий Дашевский и его супруга Евгения считают, что единомыслие — основа благополучия прихода. Так же как и семейного благополучия.
Раздел: По душам
Банк добрых дел
Журнал: № 7-8 (июль-август) 2017Фотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 31 июля 2017

— Отец Димитрий, как началось ваше служение в этом храме?

— Я был назначен настоятелем в самом конце 2000 года. Вручая указ, владыка Владимир напутствовал меня словами: «Этот приход — моя боль, сделайте так, чтобы у меня не болело». За три с половиной года я был четвертым настоятелем. До этого здесь прослужил 42 года очень уважаемый и авторитетный настоятель протоиерей Олег Бекаревич, и народ невольно всех последующих настоятелей сравнивал именно с ним. Поэтому прихожане вначале отнеслись ко мне с осторожностью. На помощь пришел мой старший собрат, штатный священник этого же храма — протоиерей Модест Малышев. Он пригласил меня как-то после службы к себе домой, и мы несколько часов с ним проговорили. Отец Модестоказался очень мудрым и по-евангельски добрым пастырем. Все годы, пока был жив, отец Модест оставался верным помощником в моих трудах.

— Вы коренной петербуржец?

— Нет, в 15 лет я приехал учиться в Ленинград.

— Это непростой возраст, и оставаться без родительского присмотра в большом городе в период «юношеской турбулентности» весьма непросто…

— Да, но, видимо, родительские молитвы ограждали меня от зла. И на каждом жизненном этапе мне встречались хорошие люди, которые становились моей опорой. Как раз таким человеком стал отец Модест. Он принял меня, как сына. Удивительной доброты и внутренней культуры был священник. Народ его очень любил, и его авторитет был непререкаем. Приведу один случай. После Исповеди батюшка зашел в алтарь и начал спрашивать, как бы я поступил в таком-то случае. Я ответил ему: «Отец Модест, вы такой опытный духовник, что нового я могу сказать вам?» Но он возразил: «Я хочу, чтобы у нас с вами было единомыслие».

— Каким принципам вы следовали в руководстве приходом?

— Девизом дальнейшей моей жизни стало: «Терпение и такт». Правилом — не делать резких движений. Постепенно приход обрастал молодыми семьями. Сейчас в некоторых из них от трех до шести детей. Создали воскресную школу. Три года подряд наши воспитанники были победителями епархиального конкурса «Уроки нравственности и доброты», и в этом огромная заслуга наших преподавателей. За эти семнадцать лет собралась небольшая, но дружная община, которую можно вполне назвать большой приходской семьей. Это люди трех поколений, и я счастлив, что являюсь их настоятелем.

Церковь построена по инициативе купца А. И. Нефёдова и бригадира плотников Ф. П. Воробьёва на земле, принадлежавшей Бельгийскому акционерному обществу. Деревянный шатровый храм с двумя большими и шестью малыми куполами был возведен в 1913–1917 годах архитектором П. М. Мульхановым. Храм освятили 28 июля 1917 года. В 1923 году он был передан Обновленческой церкви, а в 1942 году перешел в ведение Московской патриархии. В 1937 году храм закрывали, однако через год с небольшим — редкий случай — верующие добились возобновления богослужений. Совершались они и во время ленинградской блокады. До второй половины 1960-х годов старостой храма был один из храмоздателей — Фёдор Порфирьевич Воробьёв. В свое время верующими по льду Финского залива были перевезены в храм большие напольные иконы из кронштадтского Андреевского собора после его разорения.

— Отец Димитрий, матушка Евгения, вы прожили в браке 24 года. Что помогает вам хранить любовь?

Матушка Евгения:

— Умение слышать друг друга и при необходимости уступать. Супруг — это друг и партнер, но никак не соперник. Важно единомыслие в вопросах воспитания детей — все разногласия должны решаться за плотно закрытыми дверями. Даже в дружной семье у супругов должно быть личное пространство — очень важно не «задушить» друг друга в любящих объятьях. Нужна взаимная поддержка в стремлении к развитию, умение видеть перспективу глазами другого.

Муж — это первый человек, с которым ты можешь поделиться самым сокровенным. Отсюда открытость и честность друг с другом и никаких «двойных стандартов». При разногласиях нужно хорошо подумать, стоит ли отстаивать свою позицию любой ценой. Щит, шлем и латы — не домашняя одежда. Им не место в доме.

Отец Димитрий:

— На мой взгляд, нельзя переносить в свою семью клише, которые использовались в семье, где ты вырос. Ты не точная копия своих родителей, а твоя жена и подавно. Во-вторых, нужно любить свою супругу такой, какая она есть. Не старайся переделать свою половину под себя. Работать нужно прежде всего над собой. При попытке «исправить» мужа или жену можно нанести браку «травмы, несовместимые с жизнью», или, в лучшем случае, встретить ожесточенное сопротивление и отбросить развитие на годы, а то и вообще отравить людям жизнь. Аргументы вроде «моя мамочка делала так» или «мой папа этого никогда не делал» не работают.

Брак — это закрытое акционерное общество с совместным уставным капиталом, под которым я подразумеваю банк добрых дел. Отсюда мое правило: вкладывай в этот банк, невзирая на твою половину, и не спеши подводить баланс, кто вложил больше. Это длительное «инвестирование», и оно обязательно даст свой результат. Наконец, надо помнить, что дети, наблюдая за вами, понесут всё это в свои семьи. Поэтому на тебе двойная ответственность.

Апостол Павел в Послании к Ефесянам, уподобляя брак образу соединения Христа и Церкви, точно определил функции мужа и жены. Мужу предписана любовь, а жене — послушание. Эту прописную истину знают все. Но что такое любовь Христова? Это самопожертвование, Голгофа, смерть. Это в прямом смысле любовь до гроба. Разве на такую любовь Церковь могла бы ответить непослушанием? Ошибка многих христианских супругов в том, что они очень часто используют подделку. Необходимо помнить о том, что на полулюбовь тебе ответят полу-­послушанием. Ты — бижутерию, тебе — тоже бижутерию. Кроме того, попытка обмана («мы дикарям бусы, а они нам золото» — это и есть обман) создает в семье атмосферу взаимного недоверия. И еще: нужно хорошо изучить болевые точки друг друга и никогда не использовать их. Брак — не борьба…

Впрочем, не надо думать, что мы такими умными сразу стали. Как большинство людей, мы тоже набили немало шишек. Как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

— Какие качества вы пытаетесь воспитать в своих детях?

Матушка Евгения:

— Трудолюбие, доброту, отзывчивость. Для этого нужно самим стремиться обладать этими качествами, потому что только личный пример может вдохновить.

Отец Димитрий:

— Живую веру. Это основа всего. Но вера без дел мертва. Поэтому мало научить детей основам христианского вероучения. Нужно своей жизнью подтвердить эти истины и при этом помнить, что у детей врожденный индикатор честности. Если ты говоришь своему чаду о милосердии и при этом ничего не делаешь — только зря сотрясаешь воздух. Второе важное для меня качество — трудолюбие. Есть хороший пример из древнего патерика, связанный с преподобным Макарием Великим, который, встретив языческого жреца с большой вязанкой хвороста, приветствовал его: «Спасайся, трудолюбец, спасайся», после чего обратил последнего в христианство. Поэтому мы с матушкой уделяем большое внимание образованию детей. Само по себе образование всего лишь инструмент, но оно побуждает ребенка к труду, а значит, может быть спасительным. В этом году наш старший сын окончил бакалавриат на восточном факультете СПбГУ. Это огромная работа, и у нас, родителей, конечно, есть чувство некоторого удовлетворения результатом. Мой сын сделал то, что мне, как сыну священника, в 1980-е годы было совершенно недоступно. Надеемся, что и в будущем дети будут радовать нас.

Поделиться

Другие статьи из рубрики "По душам"