Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Обитатели зеленого острова

«Пока осматривали монастырь, всё время было ощущение, что за нами наблюдают. Но так никого и не встретили. Недалеко от входа стояла машина, кажется, ВАЗ-99…» — такие отзывы можно встретить в интернете от людей, побывавших в Свято-Троицком Зеленецком монастыре. Любой горожанин, приехавший сюда без предварительной договоренности, скорее всего, застанет похожую картину. А православным «туристам», полюбившим организованные выезды на автобусах «по святым местам», здесь и вовсе многое покажется странным.
Журнал: № 3 (март) 2016Страницы: 29-35 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 14 марта 2016

Из тупика

Мы приехали уже затемно. В лунном свете, на трескучем морозе, когда снег хрустел под ногами, кажущийся пустым монастырь выглядел по-особенному живописно. Монахи знали, что мы приедем, и фигура настоятеля, игумена Пахомия (Трегулова), высокого, с благородными чертами лица, встречавшего нас у ворот, только добавляла колорита.

Отец Пахомий управляет монастырем уже 20 лет. В 1996 году, когда он был назначен руководить братией и восстановлением обители, здесь была страшная разруха. Не то что кровель на постройках — окон не было. Не говоря уже об электричестве, водопроводе и канализации, которые появились только в последние годы. Любые попытки прежних настоятелей сдвинуть дело с мертвой точки были малоуспешны — просто потому, что к монастырю не было дороги для подвозки стройматериалов. Новому настоятелю удалось договориться с властями и проложить путь для автомобилей — и обитель начала постепенно, но верно возрождаться.

— Первым делом, что нужно было сделать, — это наладить быт, — говорит игумен. — Условий для жизни не было никаких. Да и сейчас непросто — например, печное отопление. На Рождество стояли сильные морозы, кельи промерзли так, что снаружи казалось теплее, чем внутри.

Игумен Пахомий (Трегулов) руководит обителью уже 20 лет
Игумен Пахомий (Трегулов) руководит обителью уже 20 лет


О где же ты, брат?

То, что братии обычно не видно во дворе монастыря, объясняется просто: во‑первых, их совсем немного, а во‑вторых, каждый с утра до самого отбоя находится на послушании. Труд насельников очень прост и естественен в том смысле, что продиктован самой жизнью здесь, а потому праздных минут у монахов почти нет. Работы много, и разной: от уборки снега до приготовления еды, от сбора яблок осенью до колки двор. Собственно, каждый здесь просто обязан быть мастером на все руки — иначе нельзя. Но у каждого насельника есть, конечно же, особенное послушание.

Иеромонах Иоанн (Сёмин) — благочинный монастыря, он отвечает в первую очередь за богослужения, устав знает наизусть. С первого взгляда на этого монаха угадываешь в его прошлой жизни страницы, связанные с военной службой, — чувствуется строгость и выправка. И правда, Евгений Сёмин родился в семье офицера, пожил в разных уголках Советского Союза, пока не приехал в Ленинград на учебу в Военно-морское училище имени М. В. Фрунзе. Но шли 1980-е годы: богемные тусовки, музыка, игра на гитаре, поиски смысла, подпольные кружки с философскими разговорами, медитативные практики, на полках — Бхагавадгита и сочинения Шри Ауробиндо. А где-то между томов с индийской мистикой — Евангелие и святоотеческая литература. Затем — Крещение, знакомство с братией восстанавливающейся Зеленецкой обители, которая тогда собиралась в Иоанновском монастыре на Карповке, и осознание, что дальнейшая жизнь будет связана только с этим. Родители так и не смогли до конца принять выбор сына.

Инок Алексий (Перегонцев) вырос, в отличие от отца Иоанна, в православной семье с крепкими традициями, его бабушка была монахиней еще до революции. Бывший моряк. Ходил в промысловые рейсы судовым механиком. Потом был разнорабочим. О том, почему стал монахом, говорит уклончиво: «Так обстоятельства сложились, приехал потрудничать, остался, — а потом добавляет: — Дети выросли, с женой развелся». Инок Алексий мастер на все руки, что бы ни поломалось — позовут его.

Послушник Виктор Бочаров — бывший айтишник, системный администратор. Самый молодой насельник, а значит, несет послушание на кухне. С будущим настоятелем, отцом Пахомием, познакомился в начале 1990-х годов, во время службы в армии, после по его совету год жил послушником в Печорах. «Очень народу много, и братии, и туристов», — объясняет он, почему тогда не остался там насовсем.


Есть еще монах Варсонофий (Тимофеев), эконом обители. Должность говорит сама за себя: большинство хозяйственных, финансовых вопросов — на нем. Застать его в монастыре нам не удалось — он как раз уехал по делам в город.

В новгородских летописях датой основания монастыря указан 1564 год. Основатель его — преподобный Мартирий, среди благотворителей упоминается Феодор Сырков, представитель богатой купеческой семьи, известный участием в возведении ряда архитектурных ансамблей в Москве, Новгороде и Тихвине. Первоначально все постройки монастыря были деревянными, каменные храмы и здания появились при новгородском митрополите Корнилии (†1698). Монастырь пережил несколько пожаров. В советское время окончательно был закрыт в 1930-е годы, после чего в его стенах располагались трудовая колония, госпиталь, интернат. Открыт в 1992 году. На территории обители два здания храмов: Троицкий собор (построен в 1684 году) с нижним храмом Иоанна Богослова и Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы (построена в 1565–70 годы, перестроена в 1683 году). 

Зимние заботы

Монастырь стоит на островке твердой почвы (он так и называется — Зеленый остров), со всех сторон окруженной болотом. Эта особенность определяет и здешний климат, влажный, знойный летом и очень морозный зимой. Места вокруг монастыря безлюдные, прилегающая деревня Зеленец не в счет — старожилов можно пересчитать по пальцам одной руки, а в остальном населена она лишь в теплое время года немногочисленными дачниками, рискнувшими облюбовать места в такой глуши. Зато округа богата фауной: в лесу, ввиду почти полного отсутствия охотников, можно встретить медведя. Частые гости монастыря — кабаны, положившие глаз на местный яблоневый сад. Зато бобры — помощники монахов: их развелось столько, что надобность рубить деревья для отопления обители почти отпала — можно приходить и брать уже сваленный ими ствол.

Монастырь стоит на небольшом островке суши, окруженном огромным болотом
Монастырь стоит на небольшом островке суши, окруженном огромным болотом


Топливом для печей заведует иеромонах Иоанн. Так повелось еще со времен, когда он был послушником. Утром, после службы, он берет топор и выходит за ворота — наколоть дров. Распиленные стволы пролежали под навесом в лесу уже около месяца, и сегодня очень удачное время, чтобы поработать топором — на морозе древесина становится хрупкой.

— Ольха — хорошее дерево, — говорит священник, расколов пополам большой чурбан, — совсем не «благородное», в отличие от сосен или елей, растет как кустарник, горит хорошо, дымоход не засоряет. Береза дает  много тепла, но нагару и сажи от нее тоже много.

Иеромонах Иоанн (Сёмин) считает, что колоть дрова на морозе особенно удобно — дерево на холоде становится хрупким
Иеромонах Иоанн (Сёмин) считает, что колоть дрова на морозе особенно удобно — дерево на холоде становится хрупким

В это время оставшаяся в монастыре братия борется с последствиями погодных явлений: совсем скоро обед и нужно готовить трапезу, но замерзла вода в водопроводных трубах. На кухне температура колеблется в районе нуля градусов, о чем красноречиво свидетельствует прикрепленный над раковиной термометр. Прощупывая замерзшие места, брат Виктор отогревает трубы строительным феном, пока брат Алексий чистит картошку и морковку — хотя это и не его послушание, но поспеть к обеду как-то надо.
А в братском корпусе в душевой кабине ждет своего часа водонагреватель. Он засорился осадками болотной воды — другой здесь просто нет. И раз в год водонагреватель нужно чистить.


 

Для настоящих трудников

Когда Рустик Трегулов, недавно крестившийся, размышлял о своем дальнейшем пути в жизни, ключевую роль в его судьбе сыграл протоиерей Николай Гурьянов с острова Залит. «Нет его здесь, в Москву уехал», — ответил кто-то из-за двери кельи старца на вопрос пришедшего молодого человека. И когда тот уже развернулся, чтобы уйти, голос продолжил: «Стой, Рустик. Давно тебя жду!».

— Прямо-таки затащил меня в келью и рассказал, что будет со мной в ближайшее десятилетие, — говорит настоятель. — Сомнений в выбранном пути уже не было.

Послушник в Псково-Печерском монастыре, староста комплекса храмов в Шлиссельбурге, настоятель храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала (всё пришлось поднимать из руин), одновременно — келейник и помощник митрополита Иоанна (Снычева). И уже с большим багажом опыта отец Пахомий был назначен в Зеленецкий монастырь.

Восстанавливая обитель, ему приходилось много узнавать о том, что здесь было в недалеком прошлом. Поочередно в этих стенах располагались: трудовая колония города Волхова, подсобное хозяйство алюминиевого завода и профтехучилище для инвалидов. Во время Великой Отечественной — военный госпиталь, поэтому вокруг очень много захоронений умерших воинов.

С внешней стороны монастырской стены отец Пахомий специально оставил нетронутым место, изрешеченное пулями. По рассказам местных жителей, здесь были расстреляны духовенство и братия монастыря в первые годы гонения на Церковь. После войны, вплоть до 1975 года, здания монастыря занимал (как и на Валааме) сначала дом инвалидов, а потом психоневрологический интернат. После этого монастырь был в запустении и просто разрушался.


Братия рассказывает, что однажды в Зеленец приехала большая семья: бабушка, ее дети и внуки.

— Набожные какие, подумали мы, — говорят монахи. — Но оказалось, что это бывший работник ПНИ. Санитарка, что ли. Привезла внуков показать, где прошла ее молодость. О Боге даже не вспоминала.

Паломников и прихожан здесь мало в принципе — сказывается всё та же удаленность от городов. Монастырь и до революции не отличался многолюдством из-за суровых условий жизни среди болот и уединенности. Однако в дни больших православных праздников и в день памяти преподобного Мартирия паломники полностью заполняли храмы обители, что происходит и в наши дни.


Отдельная история — отношения монастыря с трудниками.

— Раньше их было много, — рассказывает отец Иоанн. — За стеной стояла старая деревянная гостиница, в которой они все жили. Пока не сгорела… Контингент ведь был совершенно определенного склада, в основном неблагополучные в социальном плане люди. Ну а потом они поняли, что у нас тут строго, не забалуешь. И большинство разбрелись по другим монастырям, где им больше внимания и свободного времени. Особенно любят они женские монастыри. Знаете, есть такой тип, «перекати-поле» — в одном монастыре поживут, в другом, так и скитаются. Нет, к нам летом тоже приезжают трудники, но самые настоящие — едут именно помочь, поработать, а не отдохнуть.


Преподобный Мартирий (начало XVI в. — 14 марта 1603)


День памяти 14 марта

Мартирий Зеленецкий (в миру — Мина) родился в Великих Луках в начале XVI века. Рано осиротел, до 17 лет воспитывался у клирика Благовещенской церкви иерея Боголепа. Потом удалился в пустынную местность в 60 километрах от Великих Лук. Затем, совершив паломничество к Смоленской иконе Божией Матери и чудотворцу Авраамию, будущий преподобный отправился в Тихвин, а оттуда удалился на Зеленый остров, где и вырос знаменитый монастырь. Сохранилось предание о воскрешении преподобным умершего царевича Иоанна, отец которого, Симеон Бекбулатович, был по просьбе царя Иоанна Грозного в 1575 году венчан на царство в Успенском соборе Кремля. Игумен Мартирий всегда был почитаем русскими самодержцами, а после посещения 3 февраля 1747 года Зеленецкой обители императрицей Елизаветой Петровной, повелевшей служить ему молебны, был причислен Церковью к лику святых.  


Те, кто ушли…

Между двумя монастырскими храмами — Троицким собором и Благовещенской церковью — две могилы. Здесь лежат иеродиакон Марк и монах Николай. Первый умер совсем молодым, в тридцать три года, от заболевания неизвестной этиологии, как написано в его свидетельстве о смерти. Второй — всю жизнь проработал в Волховском депо, но еще до закрытия монастыря был здесь на послушании и потом пострижен в монашество.

— А когда монастырь вернули, он пришел и сказал, что хочет здесь умереть, — рассказывает настоятель.

Бывали в Зеленецкой обители и другие истории. Братия рассказала, что раз к ним приехал постриженный при городском храме монах, ни разу в монастырях не бывавший. «Буду теперь с вами жить», — сказал он. Сказано — сделано, отвели новоприбывшего в трапезную, тот посмотрел на собратьев, огляделся вокруг, вышел и… пропал. Весь монастырь обошли — не нашли: как оказалось, уехал обратно на ближайшей электричке.

Но это, конечно, из ряда вон выходящий случай — когда человек рисует себе монашескую жизнь в идиллических тонах и, сталкиваясь с реальностью, которая требует намного большей самоотдачи, оказывается к ней не готов.

— Сами вы никогда не жалели, что стали монахом? — спрашиваю я у отца Иоанна. — Вы говорили, что родители были не очень рады вашему выбору.

 — Уныние — обычное для монаха искушение. Мысли в голову всякие лезут. Но такого, чтобы жалел именно о монашеском пути, — не было. 

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"

система комментирования CACKLE
8 декабря, четверг
rss

№ 3 (март) 2016

Обложка

Статьи номера

ПОДРОБНО
/ Острый угол / У девочки Веры теперь есть... семья (Часть 2)
/ Острый угол / У девочки Веры теперь есть... семья (Часть 1)
/ Острый угол / Я уже подрос и всех люблю
/ Острый угол / Синдром Дауна: ложные страхи и удивительные открытия
/ Интервью / Религиозный туризм: от предложения до разработки
/ Via Historica / Март 1916 года. О чем писал "Церковный вестник" ровно 100 лет назад?
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Имена / «Под улыбкою холодной императора Петра…»
/ Имена / Памяти друга
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
Обитатели зеленого острова
Звезда по имени «Евангелиум»
/ По душам / Не бояться смерти - это как?
/ По душам / Две стороны одного таланта
/ Подари журнал / Подари журнал... кому?
ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ
Воскресной школы недостаточно
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
Психологи о страстях и искушениях: уныние — ночь души
Музыка в марте
«Древний ужас» и «русские сезоны»