Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Закорюки на стене

Когда речь заходит об искусстве, популярном в среде подростков, мы смотрим несколько свысока. С позиции прожитых лет, с позиции своей твердости в вере. Наверное, именно поэтому такой резонанс вызывает использование религиозной символики в нетрадиционной форме, будь то аниме-образы, в чем-то повторяющие иконописные приемы, или граффити на библейские сюжеты. Попробуем посмотреть на эту проблему со всех сторон.
Журнал: № 1 (январь) 2012Автор: Анна Гольдина Опубликовано: 30 декабря 2011
Когда речь заходит об искусстве, популярном в среде подростков, мы смотрим несколько свысока. С позиции прожитых лет, с позиции своей твердости в вере. Наверное, именно поэтому такой резонанс вызывает использование религиозной символики в нетрадиционной форме, будь то аниме-образы, в чем-то повторяющие иконописные приемы, или граффити на библейские сюжеты. Стоит ли христианину «опускаться» до современной молодежной культуры? Достойна ли она стать орудием проповеди? Попробуем посмотреть на эту проблему со всех сторон.

Духовное аниме

Попытки в миссионерских целях использовать современное искусство предпринимаются во всем мире. Самым удобным средством воплощения стало аниме — пришедшая из Японии анимация для взрослых («аниме» от англ. animation, русский аналог слова — «мультипликация»). Отличительной чертой этого стиля стали непропорционально большие глаза персонажей, тонкие ломкие фигуры и «кислотные» цвета. В этом жанре делается масса христианской просветительской продукции. Например, многим известен сериал «Суперкнига» (был показан по Первому телеканалу в 1991–1992 годы), в котором дети (брат и сестра) путешествуют на машине времени и становятся свидетелями описанных в Библии событий.

Аниме — целая философская система почти религиозного свойства. Поклонники этого вида мультипликации получили название «отаку» (переводится как «ваш дом»), так называют людей, превратившихся в фанатов своего хобби, редко общающихся с теми, кто находится за пределами их интересов. Состояние «отаку» имеет весьма негативный оттенок, в Японии его сравнивают с наркотической зависимостью, требующей особого вмешательства и профессиональной помощи.

Если же мы говорим просто о любителях японской мультипликации, то ключом для понимания этого увлечения подростков может стать икона — византийский образ с огромными глазами, следящими за вами, в какой бы части храма вы ни находились. Вспомним и предтечу привычной для нас иконописи — фаюмский порт-рет. Там тоже были большие прекрасные очи, исполненные любви и сострадания. Гигантские глаза и у персонажей аниме, основная задача которых (этим обусловлен и их ненатуральный размер) — передать всю гамму человеческих эмоций. Так находится первый контакт, позволяющий нам понять фанатов аниме, а им — войти в сферу образов фресок и мозаик, воспринять их как близких себе.

dfsaf (1).jpg

Есть примеры использования техники аниме в качестве средства и православной миссии. Относиться к этому можно по-разному. Например, на молодежном форуме «Селигер‑2009» была сделана попытка создать православные аниме-образы. В облике мультипликационных персонажей предстали святые равноапостольные княгиня Ольга, Мария Магдалина и Николай Японский, а также блаженная Ксения Петербургская. Тогда это вызвало немало шума, особенно в интернет-среде. Кто-то радовался, что найден такой удачный миссионерский ход, кто-то возмущался «обмирщением» иконописных образов. А любители аниме протестовали против «вторжения» Церкви на их территорию: «Вот как занесло нашу РПЦ в погоне за популярностью у молодежи. Бред, мухи и щи перемешаны… Мы больше европейцы (надеюсь), светские люди, что ж теперь, платочки с росписью в стиле хохломского аниме повяжем?» (http://www.animeforum.ru). Тот давний проект так и остался на уровне разговоров. Он не дал особого результата ни в молодежной среде, ни в смысле обращения автора этих образов. Автор нашумевших аниме-икон Вэлд (использование псевдонимов — отличительная черта этой субкультуры) говорит:

— Инициатива не моя, я лишь рисовала, что просили. Честно говоря, аниме всего лишь изображение всего того, что есть, просто в другом стиле. Я уже давно не общаюсь с теми, кому это рисовала…

Не менее категорично она отметает и все попытки сравнить ее работы с иконами:

— Иконописные каноны и стиль аниме — абсолютно разные вещи и находятся на разных полюсах. Вообще аниме — японская мультипликация, направленная на развлечение аудитории. В ней такое множество стилей, что и в одну кучу собрать нельзя, а иконопись — это уже серьезное занятие, я бы не ставила это в один ряд. Философские воззрения можно изобразить в чем угодно: в фильме, книге, в живописи, в комиксах, наконец, в аниме тоже. Для простых обывателей это обычный японский мультик, и в нем может быть что угодно, начиная с религиозной тематики и заканчивая описанием… да что придумают, то и будет.

Тем не менее, есть те, кто утверждает, что аниме близко к христианству. Например, Максим Шапка, православный любитель аниме из Киева:

— Христианство — не только догматически, но и практически — выступает в мире как религия наибольшей человечности и наибольшей любви. А аниме — почти единственное искусство в мире нынешнем, в основе своей проповедующее человечность и любовь, надежду и оптимизм, даже в таких, казалось бы, депрессивных вещах, как «Гильгамеш» или «Евангелион» (аниме-сериалы, фактически представляющие из себя интерпретацию библейской апокалиптики. — Прим. ред.). Аниме — единственное искусство, пытающееся не рассуждать о Боге, а постичь Его и ищущее непосредственную личную связь Бога и человека.

Икона и комиксы

Говоря об аниме, стоит обратиться к его первоистоку — манге, японским комиксам (слово «манга» в переводе с японского означает «гротески», «странные или веселые картинки»). Один из героев популярной манги — Аватар — маленький мальчик, призванный восстановить равновесие сил природы и принести мир племенам, этим силам поклоняющимся. Обратите внимание, это уже другой культурный пласт, отличный от христианского миропонимания. Манги в большинстве случаев развиваются по строго очерченному сценарию и предполагают внутреннее преображение героев. Самосовершенствование происходит совершенно в иной системе координат, непонятной и во многом неприемлемой для христианства. Духовная составляющая манги базируется на конфуцианстве и буддизме: послушание старшим, обучение через боль, страх и унижение, поиск внутренней силы, позволяющей слиться с абсолютом. Все это мы найдем в уже упомянутом «Аватаре», как, впрочем, и в любой манге. Найти точки соприкосновения и понимания с любителем манги сложнее, хотя пройденный вместе путь будет много интереснее.

Приключения.jpg

Самый простой вариант — это подстроиться под мышление поклонника манги. Этим путем пошли создатели выпущенного к прошедшему в Мадриде Дню молодежи комикса в стиле манга про Папу Бенедикта XVI. «Мы надеемся, что этот комикс станет подспорьем для тех, кто хочет узнать больше о Святом Отце, и будет знаком того, что Церковь хочет активно присутствовать в современной культуре», — сказал издатель Джонатан Лин на презентации проекта.
Любители манги — лишь часть огромной армии любителей комиксов. Этому направлению уже без малого 200 лет. Первоначально комиксы в том виде, в котором мы их знаем (прямоугольные картинки с персонажами, изо рта которых вылетают фразы), возникли не только как некий развлекательный материал для газет и журналов, но и как иллюстрации, призванные помочь при обучении детей. Сплав дидактики и развлечений стал фирменным знаком комиксов. Еще одной особенностью является то, что герои не претерпевают никаких внутренних изменений. Если перед нами Супермен или Капитан Америка, то он будет правильным до зубного скрежета и не испытает ни тени сомнения, расправляясь с врагом. Его внешность тоже не претерпит изменений. В любой ситуации он будет в ярком костюме и с развивающимся плащом. Кажущийся примитивизм как нельзя лучше соответствует современному клиповому сознанию. Впрочем, комикс не так прост, как кажется на первый взгляд.

Посмотрим на клейма икон, повествующие о жизни того или иного святого. Здесь, конечно, нет «облачков», вылетающих изо рта, зато можно встретить всевозможные ленточки, раскрытые книги и свитки с отрывками из Священного Писания. Как ни странно, икона может легко стать понятной и близкой человеку, выросшему на комиксах. Ведь одна из задач церковной живописи — просвещение неграмотных. В нашем случае (в отличие от эпохи Средневековья) не тех, кто не умеет читать, а тех, кто вообще ничего не знает о Церкви.

Простой пример: Спас в Силах. Смот-рим глазами комикса. Супермен с поднятой рукой — Спаситель поднимает руку в благословляющем жесте. Книга тайных знаний — раскрытая книга со словами Евангелия: «придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11, 28). Дальше рассматриваем Деисус. Богоматерь и Иоанн Креститель — такой же жест присутствует в изображениях персонажей, просящих о помощи. Все другие иконы воспринимаются, как понятные персонажи. Это еще не обращение, но уже узнавание, уже первый шаг навстречу.

Можно создавать и христианские комиксы. По этому пути идут протестантские художники, творчество которых являет собой некий сплав «Мурзилки» и советского агитплаката. Хотя есть и православные примеры успешного использования комиксов. Детский епархиальный журнал «Православный сибирячок» наполнен добрыми и красивыми иллюстрациями.

— В наших комиксах мы преследуем цель «оживить» Сибирячка и Брусничку — героев детского журнала, — говорит один из создателей журнала Андрей Добрынин. — В литературной форме такое «оживление» требовало бы труда детского литератора. Но располагаем мы художником Евгением Андреевым. Вот он и трудится, делает нехитрые истории с нашими героями, как правило, поучительные, заставляющие задуматься. Воспевается природа, родной край, добрые отношения между людьми, уважение к старшим. Чем православные комиксы отличаются от протестантских? Уделяется внимание духовному. Протестанты «давят» на мораль и нравственность, для нас же важно внутренне мотивировать человека на добро.

Доброе граффити

Еще одно типичное выражение молодежных веяний в искусстве — это граффити. Без закорюк на стене не обойдется ни один район города. «Мы настоящие вандалы!» — говорит один из руководителей клуба граффитистов. Для большинства из нас любители граффити — это молодые люди из депрессивных районов, оставляющие на стенах странные знаки краской из баллончиков.

IMG_3216.jpg

Тем не менее, искусство росписи стен набирает все большую популярность. Странными картинками и непонятными словами, выполненными своеобразным шрифтом, украшают не только стены кафе, но и делают наружную рекламу. Например, строительная компания КВС запечатлела свой логотип на стене одного из объектов — школы № 57 — именно в виде граффити.

Глядя на нецензурные выражения в подъезде, мы вряд ли задумаемся о том, что стены человечество расписывало еще со времен первобытного строя. Охристые отпечатки человеческих рук на стене пещеры — это попытка оставить свой след в истории, желание осознать, что «ничто на земле не проходит бесследно». Его активно использовали жрецы анимизма и шаманизма. Прочная поверхность стены пещеры воспринималась как нечто вечное, неподвижное и неизменное, подобное тому месту, куда отправляются души предков. Подобным образом воспринимается граффити и сейчас. Это возможность оставить свой след в истории, выделиться из толпы.

Сейчас очень трудно провести грань между художественной росписью стен, граффити и стрит-артом. Это явление еще найдет своих искусствоведов и историков. Но возможно ли использование граффити в проповеди? Ответ на этот вопрос был дан в Екатеринбурге, где летом прошлого года был реализован проект «Доб-рое граффити».

— Название не мое, — рассказывает протоиерей Алексий Яковлев, настоятель Свято-Никольского храма на Синих Камнях, — а одного из наших общинников, человека талантливого и увлекающегося. В акции приняли участие как прихожане храма, так и ребята из соседнего центра социальной реабилитации детей. Расписали стену школьной оранжереи (рисунок под названием «Рай»), длинную стену пятиэтажного дома, в подвальном этаже которого располагается наш храм (гимном любви апостола Павла), короткую стену этого же дома — стилизованной картой Синих Камней и рисунком с мальчиком на колокольне. Также разрисовали забор вокруг одного храма в другом районе Екатеринбурга. Вроде бы все… Это довольно затратное предприятие.

Трудно сказать, привлек ли этот проект кого-нибудь в церковь.

— Пока ничем рисунки не замазаны, — улыбается священник. — Думаю, «Доброе граффити» возникло потому, что многие вещи стрит-арта инфернальны или агрессивны. Сложно ставить целью такого вполне внешнего, хотя и весьма веселого, проекта привлечение новых прихожан. Наверное, кто-то задумался, увидев наши картинки, но доподлинно мы об этом вряд ли узнаем.

Другие статьи из рубрики "Крупный план"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота
rss

№ 1 (январь) 2012

Обложка

Тема номера:Тесные рамки субкультуры

Статьи номера

АКТУАЛЬНО
Умные, ответственные, неравнодушные
интервью с протоиерем Александром Степановым
Православные СМИ — не только московские
ПОДРОБНО
/ От редакции / Тесные рамки субкультуры
/ Острый угол / Евангелие для рэп-поколения
/ Интервью / По имени рок
/ Крупный план / Закорюки на стене
/ Крупный план / Хранить традиции, насколько возможно
/ Via Historica / Хиппи мы или нет?
ПРОПОВЕДЬ
Победить самого себя. Апостол в Крещенский сочельник
Свет к прозрению язычников. Евангелие в Неделю 31‑ю по Пятидесятнице
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Имена / Подлинная история
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / иерей Александр Бартов
/ Аксиос / иерей Димитрий Лушников
/ Ленинградский мартиролог / Священник Александр Секундов
/ Камертон / Общенародное пение в храме: за и против
/ Дошкольное богословие / Шалил ли маленький Иисус или Трудные разговоры о Рождестве
/ Приход / Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского на проспекте Стачек
/ Служение / Потребуется лет пять…
/ Служение / Кто есть кто в «Воде живой»