Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Истории рифмуются с удивительной точностью

В этом году в издательстве «Никея» вышла книга протоиерея Александра Дьяченко «Схолии». Слово «схолии» означает то же, что «заметки на полях» — в античности и средневековье так называли краткие комментарии к рукописи. Книга отца Александра действительно состоит из двух произведений: воспоминаний простой русской женщины Надежды Ивановны Шишовой, случайно попавших в руки рассказчику, и авторских «схолий» — размышлений о прочитанном. Каждая схолия – это небольшой рассказ из современной жизни, который продолжает тему, заданную в воспоминаниях.
Журнал: № 2 (февраль) 2016Автор: Ольга Надпорожская Опубликовано: 15 февраля 2016

В начале книги рассказчик объясняет, как дневники Надежды Ивановны оказались у него. Однажды он, священник, спросил своего прихожанина Глеба, как тот пришел к Богу? Оказалось, началось все с того, что Глеб со своей семьей купил квартиру в подмосковном городке. Разбирая вещи прежней хозяйки, он оставил себе Библию и иконки, а еще две общие тетради с ее воспоминаниями. Решив когда-нибудь прочитать рукопись, он забросил тетради на антресоли и забыл о них. Глеб вспомнил и о Библии, и о тетрадях в предельно тяжелый момент: его загулявшая дочь попала в автокатастрофу, была искалечена и прикована к постели. Он начал читать воспоминания с конца, и первый же прочитанный эпизод оказался удивительно созвучным его собственной ситуации: Надежда Ивановна описывала болезнь и смерть своей девятнадцатилетней дочери…

Проживая самый мучительный отрезок своей жизни, Глеб продолжал читать воспоминания – и у него появлялись силы бороться за жизнь дочери и жить самому. Ведь воспоминания были написаны глубоко верующим человеком: православную веру Надежда Ивановна получила в наследство от деда-подвижника и бабушки, от отца и матери, для которых помнить о Боге было так же естественно, как дышать. К тому дню, когда дочь Глеба поправилась, верующей была вся семья: и он сам, и его жена, и вставшая на ноги девушка. 

Вслед за своим прихожанином начинает читать воспоминания и отец Александр.  «Не может такая история оставаться частным делом одного человека, — размышляет он. — Человечество едино и как единый организм состоит из тех, кто есть, кто был и тех, кто еще придет нам на смену. И если сейчас кому-то из нас отчаянно больно, то почему эта боль не должна касаться тех, кто будет жить здесь, предположим, век спустя? Разве они будут от нас чем-то существенно отличаться? Священник, как и врач, сопровождает человека от момента появления на свет и до дня последнего. Но в отличие от врачей, нас волнует и его посмертное бытие. Ведь тот факт, что кто-то из тех, кто был рядом, уже покинул мир земной, по сути, ничего не меняет. Его бессмертная душа продолжает находиться в сфере моей ответственности».

«Схолии» отца Александра доказывают, что боль, радость и упование на Бога действительно одни и те же во все времена. Люди уходят и приходят, но истории с ними совершаются все те же, иногда даже рифмуются с удивительной точностью. А вот какой у них будет конец, радостный или грустный, предугадать сложно.

Вот, например, вспоминает Надежда Ивановна, как пятилетней девочкой она лежит на печке в рождественскую ночь и ждет, когда к ней придет Христос. Вечером она отнесла праздничное угощение безмужней женщине с тремя детьми и услышала от мамы: «Тебе Господь даст в пять раз больше». Но Христос не идет, и девочка уже начинает засыпать – как вдруг происходит необъяснимое. «Открывается дверь и входит Он… Он высокий, худой. Шапку Он снял, как вошел в дом, и все время держал ее в руке. По плечам рассыпались светло-русые волнистые волосы.. Не говоря ни слова, Он подошел к печке, на которой я лежала, и посмотрел на меня ласковыми, излучающими свет глазами. Потом погладил меня по голове и подал мне сумку… Наутро в селе говорили, что Он был у многих, но никто не знал, кто Он, откуда, как Его имя. Это осталось втайне». Интересно, что Надежда Ивановна ничего не говорит о том, что было в сумке: сам факт явления Незнакомца куда значимее, чем полученные подарки. К этому рассказу отец Александр добавляет свою рождественскую историю: о том, как у них в приходе была елка для детей – и одной девочке, которая хотела рассказать ему стишок, не хватило подарка. «А мне ничего не нужно, батюшка, — сказала она. — Я тебе бесплатно расскажу». «Мы еще долго с ней разговаривали, - завершает рассказ отец Александр. – Воистину: нет слаще общения, чем общение друзей».

А вот Надежда Ивановна рассказывает о своих братьях и сестрах и вспоминает, как однажды сестра упала в колодец, а брат по цепи спустился за ней и посадил ее в бадью. Подбежали люди и вытащили обоих. Отец Александр приписывает к этой истории свою схолию – может быть, самую трагическую в книге. Сыновья его прихожанина, десяти и двенадцати лет, погибают подо льдом: один проваливается, а другой, пытаясь его спасти, гибнет тоже. Когда их находят, то пальцы у старшего оказываются сложенными для крестного знамения. Наверное, отца Александра стоит даже упрекнуть за эту историю: натуралистичный рассказ о гибели детей – это всегда удар ниже пояса, он беспроигрышно сваливает читателя с ног. И, хотя дальше автор осмысливает эту историю с духовной точки зрения, рассказывает о настоящей пасхальной радости, которую позже пережил отец погибших детей, читателя долго не оставляет ужас. 

Вообще в «Схолиях» очень много рассказов о смерти, о стариках и о детях, и это неудивительно: рождение и первые годы жизни, старость и смерть – это время, когда человек как будто овеян дыханием Вечности. Ребенок только-только явился на свет, он чист и в нем так ясно можно увидеть Божие творение. Старый человек готовится переступить таинственный порог, и, в конце концов, делает этот шаг, но, как пишет отец Александр,  «продолжает находиться в сфере ответственности священника». Автор показывает своих героев в эти пограничные моменты – потому что именно тогда их души предельно открыты, и он старается показать нам их глубину, передать свою боль и любовь.

«Когда-то давно, будучи молодым священником, я принимал исповедь у одного человека, — пишет отец Александр. — И чем больше я его слушал, тем больше росло желание взять палку и хорошенько его отходить. Но время жизни течет, стареешь и понимаешь – людей не надо ни ругать, ни наказывать, их надо жалеть. Сегодня я бы просто обнял его и пожалел. Таково предназначение священника – жалеть людей».

Читая книгу отца Александра, начинаешь жалеть вместе с ним… не только и не столько его героев, сколько своих стариков и детей – всех близких, которым так не хватает жалости и любви. А раз оживает душа – значит, книга настоящая, и надпись «духовная проза» на титульном листе – не пустые слова. Правда.    

Об авторе:

Протоиерей Александр Дьяченко — настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Иваново Александровской епархии. Родился в Москве в семье военнослужащего. Детство и юность прошли в Белоруссии, окончил Гродненский сельскохозяйственный институт. Дважды был в армии – служил и рядовым, и офицером. Почти десять лет работал составителем поездов на железной дороге. Священником стал в сорок лет после окончания ПСТГУ. Сегодня отец Александр активно занимается миссионерской и просветительской деятельностью. Ведёт свой блог в Живом журнале, где выкладывает свои рассказы, написанные в стиле жизненных зарисовок. Из этих рассказов составлены сборники – «Плачущий ангел», «Преодоление», «В круге света» и вот теперь – новая книга «Схолии».

«Схолии» — необычная повесть, где самостоятельные истории, рассказы священника о себе, своих прихожанах, друзьях и близких являются своего рода осмыслением, развернутым комментарием к другой линии повествования — реальному дневнику верующей женщины с очень непростой судьбой. Эта книга для тех, кто ценит искреннюю авторскую интонацию, кто ждет от прозы подлинных человеческих историй, тепла, утешения и, главное, любви к людям.

Презентация книги «Схолии. Простые и сложные истории о людях» протоиерея Александра Дьяченко состоится в С.-Петербурге:
16 февраля в 19:00 - центр «Спасский» (Московский пр., д. 5);
17 февраля в 19:00 - магазин «Буквоед на Владимирском» (Владимирский пр., 23).

Другие статьи из рубрики "ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ"

система комментирования CACKLE
8 декабря, четверг
rss

№ 2 (февраль) 2016

Обложка