Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

ЧТО ДЕЛАТЬ С ВНУТРЕННИМ РЕБЕНКОМ?

Детство — это не просто этап в биографии взрослого человека. Это базис, на котором строится вся наша жизнь, определяющий наше поведение и мотивацию. По крайней мере, так говорят психологи. С одним из них, сотрудником факультета психологии МГУ и практикующим специалистом Наталией Ининой, мы побеседовали о том, как сделать этот базис прочным фундаментом.
Раздел: Острый угол
ЧТО ДЕЛАТЬ  С ВНУТРЕННИМ РЕБЕНКОМ?
Журнал: № 1 (январь) 2016Страницы: 10-13 Автор: Евгений Перевалов Опубликовано: 27 января 2016

ПСИХИЧЕСКИ ЗДОРОВ, ЛИЧНОСТНО БОЛЕН

— В своих работах, Наталия Владимировна, вы часто используете термин «внутренний ребенок». Не могли бы вы рассказать, что это значит?

— Можно сказать, что «внутренний ребенок» — это некий сгусток памяти, в котором сохранен, запечатлен образ нашего детства. Кроме светлых и радостных эмоций в нас остаются и горестные, печальные, а иногда и мучительные переживания детских лет, и наша психика вытесняет их в глубины бессознательного, чтобы не тревожить наше сознание болезненными воспоминаниями. Однако вместе с негативными переживаниями в бессознательное вытесняются также и положительные. Именно этот механизм лежит в основе того, что нередко взрослый человек теряет связь со своим детством, с его непосредственностью, искренностью и подлинностью. Происходит потеря целостности, внутренней гармонии, жизнь начинает ощущаться пресной, блеклой, пустой. Именно так переживается потеря связи с внутренним ребенком.

— Почему эта связь теряется? Что такого происходит с человеком в детстве?

— Ребенок — существо крайне ранимое, беззащитное и чувствительное. Любая серьезная ссора родителей, развод, болезнь и другие неприятности, которые могут произойти не только с самим ребенком, но и с близкими ему людьми, будут восприниматься им как крайне болезненные, мучительные. Весь этот негатив детская психика старается блокировать и вытесняет в глубинные пласты, чтобы ребенок мог не выживать, а жить — радоваться, смеяться, играть и так далее. Но это вовсе не значит, что вытесненные переживания исчезают во тьме бессознательного; они копятся, множатся и ждут своего часа, чтобы попытаться вырваться наружу — в сознание. Представим себе маленького ребенка, на которого орет пьяный отец или родители которого каждый вечер громко и агрессивно выясняют отношения на кухне за закрытой дверью. Страх, тревогу или ужас — вот что может испытывать этот несчастный ребенок. И даже если агрессия направлена вовсе не на ребенка, всё равно он будет воспринимать ее на свой счет: детская психика так устроена. Но жить в ощущении постоянной вины и страха очень трудно, и психика малыша пытается «освободиться», блокируя болезненные эмоции. Ребенок будет делать вид, что ничего не происходит. Нередко в ответ на те или иные агрессивные проявления родителей дети «защищаются» невинными играми — мальчики будут рисовать машинки, а девочки — изображать принцесс или играть в куклы. Со стороны будет казаться, будто детей совсем не волнует происходящее, но это иллюзия.

— Детская психика обязательно блокирует именно негатив? Бывает ведь, что дети бьются в истерике, кричат, стучат ногами, плачут.

— Если ссора происходит в первый раз, то ребенок побежит к папе и маме, будет просить их остановиться, будет как-то выражать свои эмоции. Но обычно родители, которые позволяют себе такое поведение, выпихивают ребенка и продолжают выяснять отношения. Если такие ссоры происходят из раза в раз, ребенок просто не в состоянии справиться со своим страхом.

Расскажу историю одной своей пациентки. Ее мама была психически нездорова, лежала в больнице. А папа был запойный алкоголик. Отец напился. Девочка, а ей тогда было всего шесть лет, звонит бабушке: «Что мне делать, папа лежит на балконе, мычит?». И бабушка ей ответила: «Не волнуйся, закрой дверь в свою комнату и спи, я утром приеду». Погрузитесь в реальность души этой маленькой девочки, это же кошмар. Но ведь ей завтра идти в детский сад, играть там со сверстниками, улыбаться, а может быть, даже смеяться. Чтобы ребенок мог более или менее нормально жить, его психика блокирует такие переживания, вытесняя их в область бессознательного. Однако, и это блестяще показал Фрейд, вытесненные переживания стремятся вернуться в сознание, быть вновь осознанными. И для того, чтобы этого не произошло, психика использует так называемые «защитные механизмы», удерживающие вытесненные переживания «под замком». Формирование этой непроницаемой стены между сознанием и бессознательным является первой ступенью к так называемому «расщеплению», то есть к потере целостности. Человеку остается лишь его сознание, а мир бессознательного оказывается для него закрытым. Однако стоит сказать, что в бессознательном живут не только вытесненные негативные переживания, там сокрыты и крайне важные для человека ресурсы — творчество, интуиция, любовь и другие прекрасные способности души.

— Все ли мы больны, или попадаются и здоровые люди?

— Проблема состоит в том, что здоровье человека зависит не только от семьи, но и от среды в целом, от общества, от уровня культуры. Сейчас такое время, которое подталкивает человека к неврозу, расщеплению. Человека призывают быть успешным, конкурентоспособным, красивым, вечно молодым, совершенно не учитывая индивидуальные возможности людей. Наш отечественный классик профессор Борис Братусь точно и остроумно поставил диагноз современному человеку: «психически здоров, личностно болен». Потеря способности быть собой — вот главная проблема современности. Человеку всё больше необходимо «казаться», а не «быть».

НАТАЛИЯ ИНИНА — практикующий психолог, сотрудник факультета психологии МГУ, преподаватель Российского православного университета святого Иоанна Богослова. В 1994 г. окончила ВГИК, в 2005 г. — факультет психологии МГУ. Автор курсов «Психология личности», «Психология религии», «Психология веры», «Психологическое консультирование». Читает лекции по практической психологии на курсах повышения квалификации клириков при МДА. Разрабатывала и вела на телеканале «Спас» авторскую программу «Точка опоры». Автор книги «Испытание детством. Что нам мешает быть счастливыми?».


РАЗОРВАТЬ ПОРОЧНЫЙ КРУГ

— Вернемся к детству. Получается, что психологическая травма неизбежна? Это коснется любого ребенка?

— Говорить о психическом здоровье человека, опираясь только на детство, неверно. Но оно играет огромную роль. Детство в любом случае не может быть тотально безоблачным. Но сложности детства — это не приговор, а вызов человеку. Когда-то Виктор Франкл сказал, что самое главное не то, что происходит с человеком, а то, что он готов и способен с этим сделать. Трудности могут ставить нас на колени, превращать в невротиков и жертв, но они же могут способствовать становлению нашей личности, выковывать наш характер, побуждать нас к преодолению, а значит и к развитию в целом.

— Травмированный в детстве человек, став взрослым, обязательно ли будет в свою очередь травмировать собственных детей? Замкнутый круг? Можно ли его разорвать?

— Это большая проблема, но вовсе не приговор. Конечно, трудное детство может лишить нас стартовых опор, которые так важны для дальнейшего развития. Но, тем не менее, я знаю много замечательных людей, у которых детство было тяжелым, но им удалось преодолеть его негативные последствия. Помню одного замечательного молодого человека лет 30. В детстве его бросила мать-алкоголичка. Он жил то у бабушки, то у других родственников, то в интернате. От матери у него остались настолько болезненные воспоминания!.. Когда она вдруг решила его разыскать и пришла в дом, где он жил, то его родственники не могли его найти целый день, поскольку он от страха забился в шкаф и сидел там до вечера. Долгие годы он преодолевал последствия своего детства. Он страдал от ужасной неуверенности в себе, но это не помешало ему стать добрым, чутким, совестливым человеком. Думаю, что этому очень поспособствовали его близкие родственники, которые его очень любили и жалели. Благодаря им он узнал, что такое любовь. В результате он счастливо женился и стал прекрасным отцом и мужем.

Конечно, такие примеры нетипичны, тем не менее, можно сказать, что опыт страдания, который выпадает нам в детстве, учит нас добру и состраданию по отношению к другим.

— Возможно ли, что, помня этот опыт, человек будет подавлять в себе негативные стремления, стараться исправиться сам? И если да, возможно ли обойтись без срыва?

— Если человек может осознать то, что с ним происходит, если он может честно и открыто посмотреть на самого себя, увидеть подлинную, а не мнимую причину собственных трудностей, то да — он сможет овладеть собой и регулировать свои негативные проявления. Если человек видит в себе это зло и пытается с ним бороться, то всегда есть шансы победить. Но не стоит расслабляться, как только нам начинает казаться, что победа за нами. Судьба частенько подкидывает ситуации, которые показывают, что нам всегда есть куда стремиться, с чем бороться.

Если осознание не происходит, то есть риск, видя зло вокруг, не увидеть его в себе. Человек может вспоминать, как с ним обошлись несправедливо, жестоко, равнодушно, но не разглядит тех ситуаций, где уже он сам поступает подобным образом. И это, может быть, одно из самых плохих последствий тяжелого детства — неспособность остановить зло на самом себе, вскрыв его и обезвредив. Нередко я вижу людей, которые обвиняют во всем окружающих, родителей, детей, но никогда — себя.

— Почему детство является столь важным этапом в жизни человека?

— Посмотрите на трехлетнего ребенка. Этот кроха неуверенно бегает, еще не очень бойко говорит, довольно трудно общается. Проходит всего лишь десять лет — и перед нами тринадцатилетний мальчишка, который всех обгонит, переговорит и имеет кучу друзей. Детство — это огромная сконцентрированная жизнь, в которой с человеком происходят такие перемены, которые никогда больше не повторятся. Детство — это концентрация человеческого опыта становления, переход от потенции к реализации, от желаний к деяниям, от возможностей к осуществлению. И когда человек входит в какой-либо кризис взрослой жизни или сталкивается с серьезными испытаниями, нелишне обратить внимание на детство, ведь в этом опыте может быть скрыт ответ, ключ к разгадке причин происходящего в актуальном времени.

— Складывается впечатление, что позитивные переживания практически не играют роли в формировании личности, а ведь их в детстве немало. Как так может быть?

— Это совсем не так. Положительные воспоминания детства столь же важны и ценны для взрослого человека, просто ценность их состоит в другом. Если негативный опыт побуждает нас к осознанию, к развитию, к работе над собой, то положительные детские переживания оказываются непотопляемым островом надежды и веры. Именно эти переживания создают в душе незыблемую опору, благодаря которой человек может пережить самые серьезные трудности взрослой жизни. Есть одна очень глубокая фраза: «С детством, наполненным любовью, можно выдержать всю жизнь!». И часто именно опыт положительных переживаний дает нам силы бороться с негативом в нашей душе. Ведь работа с вытесненными болезненными переживаниями требует от нас большого мужества и веры в положительный результат.

— Как правильно работать с этими болезненными переживаниями? Какие опасности ждут нас на пути?

— Когда мы вновь сталкиваемся с тяжелыми воспоминаниями детства, нередко возникает обида на родителей, даже злость. «Да как же они могли так со мной поступать?!» — думает человек, вспоминая какие-то тяжелые, порой ужасные обстоятельства своего детства. Но если внимательно всмотреться в это чувство, то в его глубине боль, страдание, одиночество, а не обида, ненависть или претензия. Это очень тонкая тема, трудно бывает отличить одно от другого, распознать глубину страдания и одиночества, которые находятся в ядре переживания. И если неопытный психолог сам не чувствует этой грани, то ему не удастся провести человека через пропасть осуждения и обиды и вывести к принятию и пониманию. Но если мы возьмем за точку отсчета «внутреннего ребенка» или просто ребенка, то поймем, что маленький ребенок не может простить. Прощение — это взрослая категория, простить это значит понять, войти в положение другого человека, увидеть скрытые причины того, что стоит за его действиями. Ребенок не в состоянии этого сделать. Поэтому ребенок, в том числе ребенок в нас, может и злиться, и обижаться, и страдать, и жаловаться, но наша взрослая часть призвана именно к тому, чтобы понять и простить. И тогда, пройдя боль воспоминания, преодолев то одиночество, которое мы чувствовали, будучи маленькими, мы сможем выйти к взрослой человечности, не застревая в бесконечных претензиях к нашим родителям, которые многое делали неверно.


РОДИТЕЛЬСКАЯ СТРАТЕГИЯ

— Мы рассуждаем о влиянии детства на всю последующую жизнь человека. Что, по-вашему, благотворнее влияет на ребенка: возможно более долгое пребывание в лоне семьи или, наоборот, ранняя социализация, детский сад с полутора лет, всевозможные кружки, секции?

— И то, и другое крайность. Ребенок до трех лет должен находиться в зоне безопасности. Но вместе с этим мудрые родители начинают водить его в специальные развивающие группы, потом в детсад до обеда. А то как бывает — наступает пора отдавать ребенка в садик, приводят его туда, а он кричит, плачет. Ребенок — существо беспомощное и ранимое. Наша задача свести к минимуму такого рода травмы, но не ограждать детей от внешней среды полностью. Не нужно водить за ручку до самой школы, иначе ребенок будет просто ни к чему не готов. Должна быть золотая середина, а главное, чем нужно руководствоваться, — любовь к ребенку. Это не значит, что ему надо потакать во всем, нет. Нужно и воспитывать, но делать это терпеливо, спокойно, не раздражаясь.

Ведь мы создаем базис, с которым ребенок останется на всю жизнь. Этот фундаментальный опыт принятия меня, любви ко мне, будет служить островком, который никогда не утонет в океане неожиданностей и потрясений. Социализировать детей нужно, помня, что все люди разные: одни адаптивные, с легким характером, другие — нет. Кто-то с легкостью привыкает к детскому саду, быстро находит друзей, а кто-то, съежившись, рыдает на кровати. Разные дети — разные ситуации.

— Вернемся к проблемам. Что должен делать второй родитель, когда видит, что его супруг ведет себя неподобающе по отношению к детям?

— Ситуация довольно сложная. Представим себе: папа приходит с работы домой. На работе был конфликт с начальством. Он устал, раздражен, только вошел, надеясь на то, что наконец-то отдохнет. А тут к нему подбегает малыш и начинает дергать его за руку и тянет поиграть в игру. Папа хмуро и недовольно отказывается, но малыш не унимается — ведь он так соскучился, и игра такая интересная! И вот, на очередную просьбу ребенка, папа начинает на него орать: «Ты опять не надел тапочки! Почему у тебя такое чумазое лицо?!» Или что-то в этом духе. Знакомая ситуация. Что обычно делает женщина? Или она взрывается и орет на отца при ребенке, обвиняя его в грубости и несдержанности. Или — значительно реже — становится на сторону отца, точнее, пытается сказать ребенку, что у него замечательный папа, просто не надо приставать с играми, когда папа устал. «Ничего себе хороший, — думает бедный ребенок, — А что же тогда он такой злой?!».Начинается когнитивный диссонанс — папа добрый и злой одновременно, какой же он хороший, когда кричит?! Важна правильная оценка поступка, которая поможет ребенку видеть правду, и начать понимать что-то в жизни. Правильнее сказать так: «Знаешь, папа не прав, кричать нельзя, я понимаю, как тебе обидно. Но папа устал, у него был тяжелый день». Но сделать это надо не раздраженно, и не противопоставляя «хорошую» маму «плохому» отцу и, конечно, один на один, а не в присутствии папы. Да и мужу стоит напомнить, что ребенок не виноват в том, что у отца неприятности на работе. Необходимо научиться владеть собой, осознавая ответственность за здоровье психики ребенка.

— Не приведет ли это к столкновению родителей?

— Важно не что я говорю, а как говорю. Если жена любит мужа, готова поддерживать его как супруга, но не соглашаться с его нынешним поведением, то она говорит мужу «да», но его поведению «нет». Иными словами, она спокойно высказывает критику в отношении его поведения, а не его самого, и делает это с любовью. Такую критику невозможно не услышать, и она не будет обидной. Но этому надо учиться. Важно уметь понимать и свои собственные чувства. Если папа постоянно приходит с работы усталый, он должен сказать домочадцам: «Мне нужно полчаса побыть одному, почитать газету». И задача супруги в этом случае — понять его, а не обижаться.

Другие статьи из рубрики "Острый угол"

система комментирования CACKLE