Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

О том, как трудно быть легендой

Перефразируя фразу «поэт в России — больше чем поэт», можно сказать, что «хор в России — это не просто хор». По крайней мере, так было в то время, когда концерты русских хоров вызывали ажиотаж повсюду. Сейчас это время ушло, остались лишь имена. Одно из таких имен — Синодальный хор — принадлежит известному коллективу с богатой историей.
Раздел: Камертон
О том, как трудно быть легендой
Журнал: № 12 (декабрь) 2011Автор: Екатерина Юсупова Опубликовано: 23 декабря 2011

В XIX веке европейские газеты захлебывались от восторга, описывая гастроли Синодального хора в Италии, Германии и других странах. И это при том, что Синодальный хор был не единственным коллективом такого уровня: не меньшее восхищение вызывал хор Придворной певческой капеллы (петербургский «соперник» Синодального хора), а позднее — многочисленные казачьи хоры русских эмигрантов. Не будет большим преувеличением сказать, что хоровое искусство было одним из символов России, также как бельканто — гордостью Италии.

После революции Синодальный хор прекратил существование. Это не было правилом для большинства музыкальных организаций: например, Придворная певческая капелла была переименована в Государственную академическую капеллу и продолжила работу. «Синодалы» же находились в прямом подчинении у Святейшего Cинода и, видимо, слишком сильно ассоциировались с церковной властью.

Казалось, эта страница истории русского искусства закрыта навсегда. Но уже в наше время хор был возрожден.

Синодальный, а не Сикстинский

В 2009 году настоятелем храма «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке был назначен митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), а регентом там в это время служил (и поныне им остается) Алексей Пузаков, знакомый с митрополитом Иларионом еще с юности. При поддержке митрополита Алексей Пузаков стал работать над созданием нового хора, в который влились хоры храма святителя Николая при Третьяковской галерее и храма святителя Николая на Трех Горах в Новом Ваганькове, где также регентовал Алексей. На основе этих трех коллективов был образован большой хор, который по благословению Святейшего Патриарха Кирилла был назван Синодальным.

Появление нового хора со старым названием вызвало неоднозначную реакцию. Это понятно, поскольку право носить имя «синодалов» заслужить не так просто. Чтобы приблизиться к звучанию дореволюционного Синодального хора, нужно проделать большую работу — не только исполнительскую, но и научную, текстологическую. Так на заре движения early music в Европе поступали музыканты-аутентисты и достигли успеха.

Учитывая совсем небольшой «стаж» нового коллектива (а три года репетиций — совсем не срок), еще рано делать выводы. Время покажет, сможет ли новый хор стать преемником Синодального хора или станет просто одним из многих профессиональных хоров России (и тогда музыкантам придется ответить на вопрос: почему хор называется именно Синодальным, а, например, не хором Сикстинской капеллы?).

Что же связывает новый Синодальный хор со старым? Например, репертуар, основу которого составляют московские композиторы, связанные с Синодальным хором: Александр Кастальский, Павел Чесноков, Александр Гречанинов, Виктор Калинников, Петр Чайковский, Сергей Рахманинов, Николай Голованов.

Но это, конечно, не самое главное. Пожалуй, основная сложность на пути возрождения коллектива заключена в том, что старый Синодальный хор, как и Придворная певческая капелла, представлял собой учреждение по типу «два в одном» — одновременно и хор, и музыкальное учебное заведение.

Система эта работала в разные годы по-разному, но в годы своего расцвета (которые пришлись на конец XIX — начало XX века) она функционировала великолепно, что во многом послужило секретом потрясающего успеха хора. Создать такую систему сейчас, конечно, намного сложнее, чем просто организовать хор, и это требует не только усилий отдельных энтузиастов, но и поддержки государства. Но в случае успеха вряд ли кто-то попытался бы оспорить право такого хора называться «Синодальным».

Хор, который превращается в орган

Также нельзя сбрасывать со счетов многовековую историю хора. Сначала это был хор киевских, затем владимирских и московских митрополитов, затем Хор Патриарших певчих дьяков, а в XVIII веке, после упразднения патриаршества, хор стал Синодальным.

Расцвет хора и училища при нем связан с именем Обер-прокурора Святейшего Cинода К. П. Победоносцева. По его инициативе в 1886 году Синодальное училище было преобразовано в среднее восьмиклассное Духовно-певческое учебное заведение, учрежден наблюдательный совет. Регентом хора (по рекомендации П. И. Чайковского) стал талантливый музыкант В. С. Орлов, сумевший за короткий срок превратить коллектив в один из лучших хоров Европы.

Другой инициативой Победоносцева было приглашение на пост директора Синодального училища большого знатока русской музыкальной древности С. В. Смоленского, которому удалось наладить учебный процесс (по уровню музыкальной подготовки ученики школы в то время превосходили выпускников консерватории), а также привлечь в училище целую плеяду талантливых музыкантов, в числе которых композитор А. Д. Кастальский, регент Н. М. Данилин. А вскоре кадры училища начали формироваться из его выпускников: П. Г. и А. Г. Чесноковых, А. В. Никольского, В. С. Калинникова, Н. С. Голованова…

Синодальный хор процветал. После триумфальных гастролей в Европе в 1911 году римские газеты писали: «Все хоры, побывавшие у нас в Риме, каждый в своем роде типичен и прекрасен, но такого, как Синодальный хор, мы не слышали. Лучшего хора нет и быть не может — действительность превысила все наши ожидания».

О хоре много говорили и в России. В ворохе мемуаров, писем, рецензий можно отыскать не только восторженные отзывы, но и конкретные замечания об исполнительском стиле «синодалов». Например, сравнение характера звучания хора с органом, оркестром или струнным квартетом. «Хор, превращенный в оркестр», «хор.., который превращается в орган», или «приближается к струнному квартету» — по всей видимости, каждая партия хора звучала, как исполняемая одним человеком, благодаря высокой степени слия-ния голосов.

Исследователь средневековой русской музыки И. С. Гарднер рассказывает о богослужении с участием Синодального хора на неделю Торжества Православия в Успенском соборе так: «…синодальные певчие надевали свои праздничные кафтаны малинового бархата с золотом, по покрою напоминающие боярские одежды с высокими воротниками, совершенно иного вида, чем обычные в русских церковных хорах, кунтуши польско-украинского образца XVII века <…> И вот, среди этой внезапно наступившей тишины, раздался негромкий, но наполнивший собою весь храм, низкий грудной, но мягкий бас протодьякона Розова: „Премудрость…“ И потом, еще тише, еще ниже, тихим говорком-рокотком: „Достойно есть яко воистину, блажити Тя, Богородицу…“ Словно ветер пронесся по древнему собору, словно шyм вод далеких или шум приближающегося дождя — тихо-тихо начал на обоих клиросах собранный полный Синодальный хор петь входное „Достойно“. Чистые ровные голоса мальчиков — серебряные дисканты, медные альты, порхающие тенора, певучие баритоны и бездонные бархатные октавы слились в один мощный, но тихий, дивный хор, наполняя весь собор».

Необычная «светлая» тембровая окраска голосов — еще одно повторяющееся наблюдение современников. Конечно, существуй сейчас старый Синодальный хор, он пел бы совсем иначе. Характер и способ звучания меняется с годами, иногда до такой степени, что приемлемое в одно время может в другое быть воспринято как безвкусие. А найти баланс между новым и старым, не потеряв главного, очень сложно. Поэтому перед музыкантами современного Синодального хора стоит сложная и благородная задача.  

Другие статьи из рубрики "Камертон"

система комментирования CACKLE
11 декабря, воскресенье
rss

№ 12 (декабрь) 2011

Обложка

Тема номера:Церковь - Тело Христово