Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Как же он рисует?

Полная неподвижность… когда так говорят о человеке, к сердцу подступает холодок: или умер, или превратился в обузу для близких. Манолис Бетинакис много лет был почти недвижим, но это «почти» сделало его одним из самых ярких современных иконописцев. 
Раздел: Имена
Как же он рисует?
Журнал: № 12 (декабрь) 2015Автор: Татьяна КириллинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 11 декабря 2015

Се человек


Совсем недавно в Смольном и Исаакиевском соборах демонстрировались работы Бетинакиса. Выставка не состоялась бы, если бы много лет назад о его творчестве не узнала Наталья Коломиец, начальник отдела внешних связей Государственного Эрмитажа.
Наталья Васильевна познакомилась с художником в 1993 году, когда приехала на Крит.

Путешествуя по острову, она попала в монастырь Топлу, где встретилась и подружилась с настоятелем архимандритом Филофеем (Спанудакисом). Отец Филофей занимался реставрацией монастыря, а в то время решил восстановить исторический облик монастырской трапезной. За эту работу и взялся Манолис Бетинакис (над росписью художник работал семь лет). Впервые Наталья Васильевна увидела его где-то высоко, на строительных лесах, потом — как его выносят из машины и несут в трапезную на руках. Они познакомились; в ту пору Манолис Бетинакис был еще силен физически, он только не мог ходить. Наталья Васильевна побывала в его доме в Ираклионе, построенном по собственному проекту художника, познакомилась с его супругой Еленой и недавно родившимся сыном…

На нынешней выставке в Петербурге было представлено более сорока произведений, среди них — первая самостоятельная работа Манолиса Бетинакиса — икона «Се человек», изображающая Христа перед крестными страданиями, в терновом венце и багрянице. Тем, кто знает биографию Бетинакиса, в голову сразу же приходит мысль: неужели выбор сюжета в какой-то мере предопределил дальнейшую судьбу иконописца?

— Сохранилась фотография, на которой он, девятнадцатилетний, стоит рядом с этой иконой, — показывает Наталья Васильевна тусклую черно-белую фотографию из своего архива. — Обычный парень, в ту пору никто не знал, что у него разовьется такое тяжелое заболевание. Да и сейчас причину никто не знает — скорее всего, какие-то генетические нарушения.

Нерукотворенные образа


 Прошло лет десять, и Наталья Васильевна снова оказалась в монастыре Топлу. И снова увидела Манолиса, приехавшего в монастырь в гости. Она с удивлением заметила, что Манолис не может самостоятельно есть — приставленная к нему медсестра кормила его с ложки. «Как же он рисует? — спрашиваю у своей соседки по столу. „Святым Духом“, — просто сказала она», — вспоминает Наталья Коломиец. Подвижность сохранилась только в пальцах: художнику давали в руку кисть, а саму руку подвешивали в определенном положении — или он цеплялся мизинцем за палку, и у него была возможность передвигать руку вперед и назад. К тому моменту художник уже несколько лет не мог дышать самостоятельно, он всё время находился в кислородной маске, а без нее мог провести не больше полутора часов подряд.

У Натальи Васильевны появилась мысль устроить в Санкт-Петербурге выставку Манолиса Бетинакиса: «Частные галереи? Пыталась договориться, но переговоры как-то не шли. И я подумала — пойду в епархию!» Наталью Коломиец принял тогдашний секретарь епархиального управления игумен Мстислав (Дячина), ныне епископ Тихвинский и Лодейнопольский. Он предложил устроить выставку в Исаакиевском соборе. «Когда я сообщила об этом Манолису и Елене, они сказали: „Не может быть!“».


Критяне, которые не лжецы


На подготовку ушло несколько лет, за которые Манолис успел написать восемь работ.
— Одна из поездок была посвящена отбору икон. Я поразилась, насколько их много в церквях и монастырях по всему Криту. Елена сказала: «Чему ты удивляешься? Маноли же не может, как все, сидеть и курить. Вот он и работает».

Куратором выставки стала Татьяна Вилинбахова — заведующая отделом древнерусской живописи Государственного Русского музея. Татьяна Борисовна написала серьезную исследовательскую статью о творчестве художника: на ее основе был создан и текст для каталога, и все пояснительные материалы к выставке. Именно по ее инициативе основная часть экспозиции была размещена не в Исаакиевском, а в Смольном соборе: в пышных интерьерах Исаакия, справедливо считала она, иконы Манолиса «потеряются».

До последнего момента предполагалось, что Манолис Бетинакис приедет на открытие выставки: был найден самолет «Швейцарских авиалиний» с электрическими розетками в салоне, чтобы можно было подключить кислородный аппарат, заказаны апартаменты в «Астории». Но в последний момент художник попал в больницу. Диагнозы его были таковы, что если бы он полетел, вполне возможно, умер бы прямо в самолете. Господь уберег его от этой поездки — но дал возможность присутствовать на церемонии открытия по скайпу. Манолис Бетинакис произнес речь о том, что значит быть критянином: «Крит, — говорил художник, — это не просто географическая точка, это особый образ жизни».

Через три дня после того как выставка открылась, пришло известие, что художник скончался.

Наталья Коломиец вспоминает, что художник не был оторван от жизни: Елена постоянно звонила мужу, советовалась с ним по всем вопросам. Ни одно решение в семье не принималось без него, он был главой семьи. «Он жил в полную силу, несмотря ни на что, — говорит Наталья Васильевна. — И сила эта была гораздо больше, чем у иных здоровых людей».


Не копирование и не имитация


Манолис Бетинакис никогда не пользовался прорисями — рисунок будущей композиции создавал сам. В технике и последовательности работы он руководствовался трудом иконописца XVII века Дионисия Фурноаграфиота «Ерминия, или Наставление в живописном искусстве». Бетинакис старался возродить аутентичные приемы письма — при работе над фресками в том же монастыре Топлу изучал технику мастеров критской школы (в чем Бетинакису всемерно помогал настоятель монастыря; можно даже сказать, что архимандрит Филофей был подмастерьем художника), о чем свидетельствуют пробные фрески, которые были представлены на выставке. И обычные иконы, на досках, — результат изучения византийской и древнерусской иконописи (последней — конечно, по книгам). В сюжетном плане Манолис Бетинакис тоже ориентировался на критские образцы, обращаясь к темам и сюжетам, любимым на родном острове. Художнику удается соблюсти баланс между выразительностью и скрупулезной выверенностью композиции, каждое высветление или затемнение, жесты рук и складки одежды тщательно продуманы. Цвета сочные, глубокие, не кричащие… Они — плод почти недвижного тела и легкой, яркой души.

В дар Эрмитажу будет передана икона Манолиса Бетинакиса «Снятие с Креста». Хранитель византийских икон Эрмитажа Юрий Пятницкий так отозвался о творчестве иконописца: «Это не копирование, не имитация, а современная религиозная живопись».

Другие статьи из рубрики "Имена"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота
rss

№ 12 (декабрь) 2015

Обложка